1 2 3 4 5 ... 7 >>

Темная душа
Владимир Артамонов

Темная душа
Владимир Артамонов

В мрачном фентезийном мире на стыке древней магии, пороха и меча мечутся неупокоенные неживые, которым суждено вновь и вновь восставать из мертвых, пытаясь отыскать смысл в своих проклятых судьбах. Беспринципный и целеустремленный Кай не остановится ни перед чем, чтобы докопаться до ужасной правды о своем прошлом.Мрачное фентези приключение вдохновленное легендарной серией компьютерных игр.Содержит нецензурную брань.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. НАСТОЯЩЕЕ

Пролог

Прохладный бриз, обдувавший виллу со стороны моря, приятно холодил кожу. Оркестр неспешно наигрывал расслабляющий мотивчик, служивший прекрасным фоном для этого легкого летнего вечера. Вилла стояла прямо на обрывистом берегу, снаружи больше походила на неприступный замок. Высокие стены, сложенные из грубого булыжника, смотровые башни по углам. Все говорило о том, что владелец явно переживает за свою жизнь. Внутри же все было гораздо приятней, сам дом был даже в какой-то мере изящен, вокруг раскинулся сад с красиво ухоженными цветами и мраморными изваяниями. Гости неспешно бродили по саду и вилле, тихонько переговариваясь и наслаждаясь вином. Все кроме одного. С виду он мало чем отличался от остальных. Худощавый, высокий. Его черные, цвета угля, волосы, были собраны в короткий хвостик на затылке. Было сложно определить, сколько ему лет. Морщины вроде бы еще не тронули его аристократическое лицо, но в то же время взгляд его был устал, характерен скорее для стариков, уже изрядно поживших, взгляд холодный, и крайне неприятный. Его звали Кай, и ему стоило больших трудов попасть сюда. Наконец-то многие годы поисков дали хоть что-то. Слабый след, но на фоне бесцельно проведенных лет даже этот след казался ему почти откровением. И сколько он не старался побороть эмоции, понимая, что излишняя нервозность может только помешать делу, они лишь овладевали им снова и снова. Он неспешно шел по алее. Он оглядывался по сторонам. Сад был заполнен парочками, они хохотали, флиртовали и искали возможность уединиться. Кай невольно подумал, как же хорошо быть одним из них. Он смотрел на них таких беззаботных, молодых и живых. Он наверное тоже когда-то был таким же, но не помнил.

Кай присел на лавочку в небольшой беседке скрытой за живой изгородью. Удивительно, но никто из флиртующих парочек еще сюда не добрался. Вынув из потайного кармана серебряный медальон, он еще раз внимательно осмотрел его. На блестящем металле был с потрясающей точностью выгравирован портрет красавицы. Длинные волосы обрамляли точеное лицо, пронзительный взгляд, казалось, смотрел прямо в душу. Кай в который уже раз подивился мастерству того, кто смог с такой потрясающей точностью передать черты живого человека через холодный металл. Он перевернул медальон чтобы прочитать выгравированную надпись «Эмили Корвайн, герцогиня Эст-Горская». Тяжело вздохнув, Кай спрятал амулет в карман. Луна ярко освещала все вокруг, придавая происходящему по-настоящему сказочный и в то же время немного зловещий оттенок. Просто идеальная ночь чтобы пролить чью-то кровь. Кай осторожно вытащил из потайной складки плаща кинжал. Охранники не нашли его. Когда ты промышляешь убийством, нужно быть мастером своего дела и уметь прятать инструменты. Осторожно отковырнув каблук сапога, он достал маленький черный мешочек. Кризалит, ткань которая блокирует магию, именно благодаря ей охранники не распознали присутствие у Кая магического предмета, хотя и осматривали его простеньким детектором. Аккуратно развернув мешочек, он извлек небольшое латунное кольцо с синим камнем. Оно не раз помогало ему в самых трудных ситуациях. Камень светил ярко. Заряда магической энергии хватит на два использования. Мешочек из кризалита отправился обратно в тайник под каблуком. Кольцо заняло законное место на среднем пальце левой руки. Кинжал был спрятан за голенищем. Под воротником расположилось два тонких коротких метательных ножа. Против брони бесполезны, но Кай умел метать их ровно туда, где брони не было. И дымовая шашка в рукаве. Минимальный набор для успешного убийства. Кай посидел еще немного, собираясь с мыслями. Его целью был Барон Брабадур. Это его вилла. И он скоро выйдет к гостям. В этот момент Кай и нанесет удар. Правда, барон отличался отнюдь не худым телосложением. Говорили, что его жиром можно промазать целый линейный корабль. Это немного беспокоило Кая. Он смог пронести с собой лишь небольшой кинжал, оставив меч в тайнике. Впрочем, Кай был профессионалом. Доводилось ему убивать и людей и чудовищ пострашнее барона Брабадура. Сразу как начнется заварушка, придется сбросить маску. Она была великовата. Просто предыдущему владельцу она была как раз. А Каю очень нужно было попасть на этот вечер. Поэтому предыдущий владелец этой маски, как и камзола, Броден Фон Вронт, покоился нынче в выгребной яме со свернутой шеей. Он был единственным постоянным гостем пирушек барона, который походил на Кая по комплекции, поэтому пришлось убить именно его.

Брабадур был главным местным аристократом, владел огромной скотобойней, и среди всех жителей здешних земель имел репутацию настоящего чудовища. Говорили, что на его бойне регулярно пропадают люди, что именно с его подачи все местное население душат непомерными налогами, в то время как кормят объедками. Хорошее же мясо везут исключительно в столицу по непомерно завышенным ценам. Говорили еще что на бароновых пирах гости кушают человечину и совокупляются с демонами. И хоть в отличие от большинства рассказывающих эти истории Кай имел дело с реальными демонами, у него не было никаких иллюзий насчет барона. Сам он никогда не был человеком высокодуховным и особо положительным, но таких как Брадабур он все равно недолюбливал.

К Каю обратился один местный знахарь. Крокворт, так того звали, обещал информацию, если барона не станет. В последние годы Кай уже отчаялся, поиски зашли в тупик, и новая надежда буквально вознесла его было угасающий дух на новые высоты. Крокворт внушал доверие. В принципе за интересующую его информацию Кай готов был вырезать все баронское сословие региона. Лишь бы хоть еще на один шаг приблизиться к разгадке тайны. Тайны своего происхождения и жизни.

На центральной аллее сада началось оживление. Гости стекались туда, ожидая скорый выход хозяина вечера. Кай аккуратно втиснулся в небольшую группку переговаривающихся гостей. Он быстро оценил остановку. Прямо около выхода с виллы вынесли и расставили массивные кресла. Их было двенадцать. Туда рассаживались гости в белых масках. Такая же была на лице Кая. Ведь Броден Фон Вронт был довольно богатым торгашом, и особым гостем на баронских пиршествах. Значит, одно из этих кресел предназначалось для Кая. Главное не ошибиться, вдруг они именные и гости рассаживаются в определенном порядке. Заняв чужое кресло, Кай бы выдал себя. Свободными оставалось всего два соседних кресла. Кай медленно продвигался в их сторону. Он насчитал трех охранников с мушкетами на крыше виллы. Четверых с палашами по бокам импровизированной сцены. Еще охрана могла появиться при выходе барона. Наконец сомнения Кая в выборе кресла разрешились. Одно из мест занял высоченный здоровяк, на котором из одежды была лишь изысканная белая маска. Его безволосое тело блестело в свете луны и факелов. Когда он проходил, толпа почтительно расступалась. Все знали жреца Вечного Солнца. Варкас могучий, или как звали за глаза его местные крестьяне – Конь-Варкас за определенные анатомические особенности. Культ Вечного Солнца процветал повсеместно. Жрецы его погрязли в роскоши и разврате, и никто не смел им противиться. В руках Варкас держал цепь, на другом конце которой в ошейнике трепыхалась молодая девушка, совсем нагая, ее тело покрывали лишь следы плетки. Варкас дернул цепь. Девушка плюхнулась около его кресла, подползла и обняла его за ногу. Он брезгливо отпихнул ее. Она тихонько поскулила, и как послушная собачка устроилась рядом.

Кай уселся в своем кресле. Иллюзий он не питал. Жреца скорей всего тоже придется убить, человек с такой мускулатурой наверняка умеет драться, и попытается защитить барона. Да и просто, почему бы не убить. Жрец наверняка был тем еще уродом. Кай обвел взглядом других гостей, в основном старики, тучные, дряхлые. Хотя в дальнем кресле сидела единственная женщина. Ей уже явно перевалило за четвертый десяток и она изо всех сил старалась сохранить увядающую красоту. Из того что узнал Кай местная владелица борделя, виртуозно обращается с кнутом. И в самом деле, на поясе женщины висел свернутый кнут. Ее изысканное платье, длиной до пола, вряд ли помогло бы ей в бою. К тому же она была далеко от Кая. Возможно, ее не придется убивать. Впрочем, если придется то он сделает это без каких-либо проблем. Кай не испытывал никаких моральных проблем с убийством женщин. Пока план выглядел просто. Ножи в ближайшую охрану, кольцо на Варкаса, барону кинжалом в глаз, дымовую шашку, и с обрыва в море. Хотя план скорее всего скорректируется. Но он был достаточно опытным убийцей чтобы верить в свои силы, и позволял себе порой некоторую самоуверенность.

Под трубный гул ворота распахнулись. Тяжело шагая, барон явил себя публике. Был он поистине огромен. Весом, наверное, как корова, а то и две. Он вышел, широко улыбаясь с уголков его жирных губ текло вино.

– Хо-хо – Зычно прогудел барон – Добро пожаловать! Добро пожаловать на мой праздник жизни!

Толпа одобрительно загудела.

Кай прицеливался. Барон вышел один. Его туша была одета лишь в набедренную повязку. Но Кая было не обмануть. Толстенная цепь, обвивавшая подобие шеи защищала от магии. Огромное кольцо с ярко-красным камнем наверняка могло спалить любого неосторожного. На правой руке барона красовались татуировки. Определенно магические. Бить в шею бесполезно. Ее попросту не было, а короткий кинжал Кая не пробил бы этот слой жира, сердце отпадало по той же причине. Значит в глаз. Единственная часть барона, которая не была защищена жировой броней.

– А теперь приступим к трапезе! – Зычно проревел барон.

Из дверей виллы показался огромный силуэт. Еще больше барона. Выглядел он зловеще. Брабадур чуть отошел назад и в центр внимания вышел гигант, облаченный в колпак палача. В одной руке он нес гигантское мачете. Вслед за ним выкатили подобие телеги, к ней были привязаны люди. Кай сразу понял, что это разделочный стол. Люди смотрели вокруг полными ужаса глазами. Барон хохотал. Палач вскинул мачете. Толпа буквально взревела. Все гости сидящие на креслах подались вперед в предвкушении кровавого пиршества. Мачете свистнуло в воздухе. Молодой парень привязанный к самому краю стола взвыл. Барон схватил его руку и пустился в пляс мимо гостей. Он отрывал мясо с отрубленной руки зубами, жадно причмокивая. Кай приготовился к удару. Как только барон оказался близко он вскочил и словно кошка бросился вперед, его маска одним движением брошенная в сторону разбилась точно о лицо Жреца. Он ловко прыгнул, оттолкнувшись от колена Брадабура, левой рукой схватил его за бороду. Лезвие кинжала блеснуло в лунном свете и с хрустом вонзилось в глаз барона. Огромная туша взвыла и повалилась на пол, жирная рука попыталась схватить Кая, но он, сделав сальто назад, приземлился на колено и тут же рванул вправо, там где он только что был земля взорвалась фонтанчиками от пуль, выпущенных с крыши. Всего два выстрела, значит, один еще не отстрелялся. Это плохо. На перезарядку первых двух уйдет минута. Надо торопиться. Перед убийцей возникла фигура палача. Кай ловким кувырком ушел под лезвие мачете и наотмашь рубанул под колено. Его противник оказался неожиданно проворным и почти успел убрать ногу, отделавшись лишь шрамом, а не перерезанными связками. Убийца хотел было развернуться для новой атаки, как левое плечо взорвалось болью. Третья пуля нашла свою цель, хоть и царапина, но это вывело Кая из равновесия. Тяжелый удар сапогом в спину повалил его на землю. Кай быстрым переворотом ушел в сторону. Мачете глубоко вошло в землю, там, где он только что был. Справа блеснуло лезвие палаша, Кай снова кувырком ушел под удар, развернулся и вонзил кинжал стражнику в бок, подхватив палаш из ослабевшей руки он парировал удар второго стража, выведя того из равновесия. Одним мощным ударом он отсек незадачливому фехтовальщику голову. Дилетанты. Ревущая туша барона, и как только этот сукин сын выжил, отползала. Два оставшихся стража помогали ему подняться. Слева заходил Варка, его рабыня шипела, готовясь броситься в атаку. Вместо рук у нее моментально отросли острые лезвия, длиной не меньше трех локтей. Полиморф. Справа владелица борделя разворачивала кнут, Спереди палач как раз вскинул мачете, приготовившись к стремительному натиску. Кай замер. Свистнул кнут. Он отбил его палашом, видимо немало удивив женщину, потом кинулся вперед, подбирая второй палаш. Грянули выстрелы. Рабыня Варкаса попыталась атаковать, но он заблокировал ее выпад и хорошим пинком отправил обратно, вовремя крутанулся, избежав смертельного удара мачете, лезвие которого вновь вошло в землю. Кай со всей силы ударил палача коленом в лоб, тот ошеломлённый отклонился назад, так что убийца буквально взбежал на него и воткнул палаш правой рукой прямо в горло. Гигант захрипел и повалился на землю, захлебываясь кровью. Следующий удар кнутом был точнее предыдущего, клинок вылетел из левой руки Кая. В этот миг умирающий палач схватил его правую руку своими ручищами и стал тянуть на себя. «Какая чертова слаженность» – успел подумать убийца прежде чем развернуться и активировать кольцо. Ударная волна отбросила рабыню Варкаса. Та уже собиралась вонзить свои смертоносные лезвия прямо ему в спину. Волна была столь мощной что повалила и самого жреца. Кай быстро вернулся в исходное положение и что есть силы начал долбить ногами почти издохшего палача. И как раз вовремя освободился из омертвевшей хватки, когда прозвучали выстрелы. Две пули прошли мимо, лишь одна поцарапала бедро. Кай побежал вперед туда, куда тащили барона. Раз мог бежать, ранение не страшное. Он на секунду остановился и бросил оба ножа. Двое стрелков покачнулись и упали. Третий в ужасе побежал. В этот момент кнут обвился вокруг его шеи. На нем были мелкие шипы, которые болезненно врезались в кожу. Кай схватил кнут руками и стал тянуть на себя. Сзади послышался визг. Полиморф снова рвалась в атаку. Кай продолжил тащить кнут правой рукой, а левую выставил в сторону и ударил кольцом. Рабыня ловко увернулась, поднырнув под ударную волну. Ее лезвия перекрестились прямо под его кистью и резко разошлись в стороны. Жгучая боль пронзила тело. Левая кисть с уже бесполезным кольцом упала на пол. Полиморф довольная подставила свое лицо под струю крови хлеставшую из обрубка. Пораженный болью Кай потерял равновесие и повалился на землю. Мгновенная паника от осознания произошедшего едва не сломила его. Нет, он еще не проиграл. Лежа на земле он с силой дернул кнут правой рукой. Как раз вовремя ведь его владелица ослабила хватку, чувствуя победу. Теперь кнут оказался в руке Кая. Он мгновенно попытался подняться и бежать вперед. Но тяжелый удар ногой в живот снова повалил его на землю. Варкас, наступал, размахивая своими гигантскими ногами. Он прижал Кая к земле и начал душить, поставив ногу на горло. Жрец улыбался. Кай улыбнулся в ответ, извернулся и схватил жреца за член оставшейся рукой. Схватил крепко и дернул что было сил. А сил у Кая, несмотря на худощавый вид было немало. Варкас взвыл и упал на колени сжимая окровавленную промежность. Кай поднялся и мощным ударом вогнал оторванный кусок плоти Варкасу в глотку. Жрец повалился наземь, хрипя и хватаясь трясущимися руками за лицо. Его рабыня орала полным ужаса голосом и бросилась на Кая, тот поднырнул под нее, мгновенно развернулся и ударом ноги в спину повалил ее на землю. Полиморф попыталась встать, но новый удар, на сей раз в голову окончательно дезориентировал ее. После следующего удара ее тело лишь тихонько тряслось. Еще один пинок, и от головы осталась лишь бесформенная куча плоти. Наверное не стоило тратить столько времени на добивание но Каю было жаль руку. Он посмотрел, барона нигде не было видно. Как и владелицы кнута. Не было видно вообще никого. Все гости в панике разбежались еще в начале заварушки. Кай поднял палаш правой рукой и двинулся вперед, когда лезвие рапиры пробило спину и вышло из груди. Убийца захрипел, пытаясь схватить лезвие оставшейся рукой. Рапира покинула его тело, он сделал еще пару шагов и упал на спину. Жизнь покидала его. Последнее что он видел, была владелица борделя, которая забирала свой кнут, она посмотрела на него с призрением:

– Знаешь, Варкас был хорошим клиентом, правда после него частенько останки девочек приходилось выкидывать в канаву, но он очень хорошо платил, хотя за тебя барон даст очень много денег. Поэтому я не в обиде.

Кай злобно посмотрел на нее:

– Как тебя зовут? – Процедил он сквозь зубы.

– Элайза – Кокетливо пропела она – Королева шлюх, владычица удовольствий…

Она бы еще долго перечисляла свои похабные титулы, но Кай резко прервал ее, вложив все силы в последние слова:

– Элайза! Ты даже не знаешь, какого врага только что нажила.

С этими словами он умер. В который раз

Глава 1. Пробуждение.

Самым ужасным всегда было пробуждение. Нет не то пробуждение когда просыпаешься утром, пусть даже и с жуткого похмелья или после тяжелой битвы, а того пробуждения когда ты открываешь глаза в своем каменном гробу. Там холодно, тесно, все в пыли, тело горит, в голове кавардак, боль, отчаяние. Кай что есть силы кричал, и долбил ногой в каменную крышку. Казалось, прошла вечность, прежде чем крышка заскрипела и отъехала в сторону. Свет ударил в глаза. Вместе с ним пришла новая боль. Кай с трудом поднялся. Могильщик, огромное существо отдаленно похожее на человека, который умер лет триста назад безразлично двинулся дальше. Это его работа ходить, и открывать гробы вновь прибывшим. Пустые глазницы всегда равнодушны. На шее болтается колокольчик. Из огромного горба торчат лопаты. Поначалу Каю даже было интересно, что это за существо, откуда оно, и почему несет такое бремя. Но ответов на это не было. Ответов не было похоже вообще ни на что. И именно это было самым ужасным в жизни нежити.

Ты умер. А потом проснулся в гробу. В тесном каменном гробу. Ты кричишь, стучишь в крышку, и наконец приходит могильщик, отпирает тебя и уходит дальше. И все. Кай не помнил ничего. Ни кто он, ни откуда, а главное что с ним, и почему он не может нормально умереть. Когда он первый раз очнулся здесь, он не знал вообще ничего. Потом узнал имя. Кай Корвайн. Оно было высечено на каменной крышке его гроба, и это без сомнений было его имя. А еще на нем был неплохой костюм, выдававший аристократа достаточно богатого происхождения. Черный, цвета вороного крыла, он был как достаточно презентабельным, так и несомненно удобным для путешествий и для боя. Еще при нем был меч. Не очень длинный, но без сомнения изящный и смертоносный. А еще на левой руке было латунное кольцо с синим камнем. Оно создавало ударную волну в определённом направлении, и серебряный медальон с портретом прекрасной девушки. Этот же набор вещей был при нем и сейчас, когда он пробудился здесь в седьмой раз. Кай был нежитью уже почти век. Он объездил множество стран, но так почти ничего и не узнал о себе. Ни намека, ни на род Корвайнов, ни на таинственную девушку с медальона, ни что такое Эст-Горск. Пока, наконец, в королевстве Эдон не встретил Крокворта, который по его утверждению знавал про такой род, который впрочем по его мнению вымер так как был проклят. И обещал больше подробностей за скромную услугу в избавлении от местного тирана. И это задание Кай с треском провалил. И теперь все по новой. Прорыв через рыцарей. Путешествие в Эдон, главное чтобы барон не сильно разбушевался после неудачного покушения и с Кроквортом ничего не случилось.

Все кто подвержен проклятию нежити просыпаются здесь после смерти, и все не помнят кто они, и почему здесь. В этом и смысл «жизни» нежити. Говорят что если узнать кто ты и почему проклят, можно снять проклятие и наконец обрести покой. Поэтому почти вся нежить просыпающаяся здесь стремится в большой мир. На поиски. А здесь земля нежити. Огромная яма уходящая вниз. И по спирали идет дорога. Вдоль дороги навалены гробы, все именные, все ждут, когда хозяин вернется. Спираль идет вниз бесконечно далеко. Такое чувство, что земля нежити бесконечна. Никто никогда не ходил в самый низ, просто потому что можно идти несколько дней и ничего вокруг не изменится. Вокруг никого не было. Вся нежить гонимая своим проклятием стремилась в большой мир. Впрочем, большой мир был явно не рад нежити. Люди ненавидели тех, кто не умирал. Одни боялись, другие завидовали. К земле нежити вел узкий скальный проход. Там обустроили крепость рыцари Благово Молота. Люди, решившие что нежить нельзя выпускать из их проклятой земли. И также сдерживавшие глупцов мечтающих проникнуть в земли нежити с целью обрести секрет бессмертия или просто пограбить. Прорваться через рыцарей было трудно. Настоящие фанатики в тяжелой броне, они готовы насмерть были стоять за свои странные убеждения, будто бы защищают земли от нашествия мертвецов, мечтающих все захватить. Никто и подумать не мог, что больше всего мертвецы хотят покоя. Хоть и выглядели они совсем как люди и простые человеческие желания были им не чужды, в их жилах также бежала кровь, им так же было нужно есть, спать и справлять большие и малые нужды, но называли их именно нежитью.

Прямо на краю уходящей в бесконечность дороги с гробами расположилось нагромождение скудных деревянных построек. Здесь было что-то вроде перевалочного пункта. Большинство проснувшихся собирались в группы здесь, недалеко от крепости, чтобы вместе прорываться через рыцарей в большой мир. Биться с ними в одиночку было самоубийством, и хотя можно было пытаться сколько угодно раз, боль и отчаяние каждого нового пробуждения ломали многих. А больше всего страшило нежить стать пустым. Это были те, кто совсем отчаялся в своих поисках. И теперь они бродили бесцельно по спиральной дороге. Опустошенные и искореженные. Иногда они падали на колени и начинали кричать. Остатки разума еще теплились в глубинах их безразличных глаз. Но воля была уже сломлена и проклятие и мучения их вечны. Остальная нежить старалась держаться подальше от опустошенных, видя в них зловещее напоминание о том, какая судьба ждет тех, кто не справится.

Кай разминал затекшее тело. Особенно болела левая кисть. Грудь кололо при каждом вдохе, рапира видимо перед смертью пробила легкое, и хоть сейчас все было в порядке посмертные фантомные боли, еще некоторое время беспокоили всех проснувшихся. Однажды Каю отрубили голову. Прошло несколько дней после пробуждения прежде чем он окончательно обрел твердую ориентацию в пространстве.

Размявшись Кай двинулся вверх. Когда идешь по спирали вверх то попадаешь к выходу из землей нежити очень быстро. Даже если до этого несколько дней шел вниз. Впереди он увидел несколько костров. Многие собирались у костров под открытым небом, вместо того чтобы ютиться в тесных хибарах. Вот и сейчас под лиловым закатным небом тихонько горело несколько огней. Вокруг них сидели почти неподвижные фигуры. Подойдя ближе он приметил одинокую девушку сидящую у самого дальнего костра, укутавшись в плащ. Испод черной хламиды, которая служила ей укрытием выбивалась лишь пепельно белая прядь волос. Когда он приблизился, незнакомка подняла взгляд. И улыбнулась.

– Кай! – Раздался приветливый женский голос

– Кота – Кай улыбнулся в ответ – Сколько лет.

Кота была наверное его единственным другом. Они познакомились лет семьдесят назад. Оба странствовали вместе ища свое проклятие. Кому как не двум неприкаянным душам было подружиться. Впрочем дружба эта тоже была не совсем дружбой. Пути их в конечном итоге разошлись. И вот спустя столько лет они встретились снова. Она была красива. Невысокая с белыми короткими волосами и задорной улыбкой. Она была откуда-то с севера. Туда вновь и направлялась. Говорит, что узнала о таинственном ордене Валькирий, боевых дев, которые дрались, защищая самих Старых Богов. Ордена того нет уже много тысячелетий, но есть основания полагать что ее судьба тесно связана с этим орденом. А его путь лежит на запад в Эдон. Поэтому после прорыва в большой мир их пути вновь разойдутся, и неизвестно встретятся ли они еще когда-нибудь. Они проговорили почти всю ночь. И перед самым рассветом занялись сексом, как любили когда-то семьдесят лет назад, когда странствовали вместе.

Утренний холодок застал их в объятьях. Она проснулась и крепче прижалась к нему. Он не спал. Он спустил руку к ее лобку. Гладко выбритая кожа приятно скользила под его грубыми пальцами. У нее там были татуировки с замысловатыми узорами. Он помнил их спустя столько лет. Пальцы легко проникли внутрь. Она чуть выгнулась и Кай свободной рукой взял ее за горло, слегка сдавливая. Она еще сильнее прижалась к нему, нащупала его член и дрожащей рукой направила туда, где любила его больше всего. Через несколько минут их тела пронзили оргазменные судороги.

***

Так прошло несколько месяцев, они готовились к прорыву, собирали отряд, снаряжение, и питались в изобилии растущими здесь грибами. На удивление вкусными и питательными.

***

Рассветная дымка еще застилала долину. Сквозь утренний туман едва просматривались стены рыцарского бастиона. Нежить готовилась к штурму. Рыцари всегда были готовы. Кай еще раз оглядел своих попутчиков. Граф Онтей. Седовласый с роскошными усами он походил на аристократа со старых картин. Соответствующий был и его костюм. Куртка с пышными рукавами, обтягивающие штаны и начищенная кираса. На поясе графа красовалась рапира с изумительно отделанной гардой. Кай и граф виделись пару раз, но не были близко знакомы. Онтей славился талантом стратега и умением фехтовать, хотя Кай с трудом представлял что граф со своей рапирой собрался противопоставить полностью бронированным рыцарем с башенными щитами.

Дикий Ноцриг, гора мышц, стоял возвышаясь надо всеми на добрых две головы. Его тело было преимущественно укутано шкурами, видимо не нашлось мастера, который смог бы изготовить доспех на подобного великана. На плече Ноцрига покоился его меч – Рубитель. Грубо выточенное из куска железа лезвие было длиной больше чем рост Кая, и весило наверное как бревно. Ноцриг же управлялся Рубителем одной рукой. Кай с Котой уже решили что будут держаться ближе к нему. Главное самим не попасть под размашистые удары. Еще внимание Кая привлек незнакомец полностью укутанный в черное. Сложно было даже различить, какого тот был пола. Но незнакомец был несомненно опасен. На спине у него было два зловещего вида скимитара, которые судя по легкому свечению и замысловатому узору, могли похвастаться магическими свойствами. За все время подготовки незнакомец не проронил ни слова, а земли нежити не то место, где к тебе будут лезть в душу с расспросами. Благородный Годрик в полном рыцарском доспехе сидел на камне, натачивая свой палаш. Мощный гербовый щит с немалым количеством засечек, свидетельствующих о том, что он не раз спасал хозяину жизнь, покоился за спиной. Остальные члены их команды выглядели по большей части как оборванцы и обычные наемники. Одетые в разное хламье, в основном собранное здесь же, вооруженные ржавыми железками и дубинками, они заметно нервничали. Наверное, для многих это первые дни пребывания в землях нежити. Кай прекрасно понял это чувство. Когда ты только вылез из гроба, могильщик который своим видам, как говорил один давний знакомый Кая, многим даст просраться. Полное смятение мыслей и чувств. Осознание себя как нежити, понимание, что ты еще не завершил что-то в жизни. Хотя время для всех для них было относительно. Никто толком не знал, ни когда подвергся проклятию, ни почему. Иногда после последней смерти проходили года, перед пробуждением, иногда месяцы, а иногда всего лишь часы. Сейчас Каю повезло, судя по тому, что он выяснил, прошло всего несколько дней с момента его неудачного покушения на барона.

Многие неопытные пытались выбраться в одиночку и становились легкой добычей рыцарей. Кай помнил и это. Тогда он правда унес собой двоих бронированных ублюдков.

Вообще Кая иногда подмывало разузнать больше об этом ордене Благих Молотов. На большой земле про них почти ничего не знали. Однако сколько было у них кровавых битв с нежитью, сколько рыцарей в них погибло, но нежить все равно встречала ожесточенное сопротивление каждый раз. Кай задавался вопросом, откуда же они берут новобранцев. Впрочем, это было скорее любопытство, не имеющее отношения непосредственно к делу.

Спереди послышалось легкое стрекотание. Это Джанга, их разведчик посылала сигнал, что все готово. Они осторожно двинулись вперед. Ноцриг и Годрик пошли в сторону ворот, незнакомец со скимитарами двинулся следом за ними. Также в ударную группу увязалось еще несколько бойцов. Кай, Кота и остальные присоединились к Джанге, которая подготовила прочную веревку на стене. Они должны быстро проникнуть на стену и открыть ворота. Джанга передвигалась стремительно и почти на четвереньках, чем сбивала с толку любого противника. Черная как ночь она была уроженкой далекого юга, из таинственных джунглей Агона. Джанга почти не носила одежды, чем неоднократно смущала многих мужчин. Старый Онтей снова застыл, уставившись на ее черные соски в каждом из которых блестело по кольцу, пока Кай легонько не толкнул его плечом. Кота лишь едва слышно фыркнула. Джанга, не обращая на это никакого внимания, ловко запрыгнула прямо на стену и быстро полезла вверх словно паук. Кай ухватился за веревку и что было сил полез вверх. Джанга уже была на стене. Невдалеке послышался грохот. Ноцриг долбил Рубателем по укрепленным воротам. Изнутри крепости раздавались крики команд и размеренное пение молитв. Клирики укрепляли броню рыцарей, их оружие и тела своими молитвами. Кай вскочил на стену и оглядел внутренний дворик. Отряд из двух десятков тяжело бронированных рыцарей занял оборону у ворот. В их руках поблескивали магическими искорками молоты. Посреди крепости возвышался бастион, арбалетчики занимали места. Кай неплохо знал эту крепость, хоть ее каждый раз улучшали и переделывали, основа не изменилась. Если обойти бастион слева, то можно добраться до сливного канала и покинуть крепость. Потом придется полазать пару дней по скалам, но это безопасней чем прорываться через еще одни ворота, и потом спасаться по узенькой дорожке, полной патрулей и постов. С этого момента по сути каждый был сам за себя. Кай подал руку и втянул на стену Коту. Она вытащила из-за спины небольшой круглый щит и короткое копье. Копье Коты было настоящим произведением искусства. Длинное и широкое лезвие позволяло не только колоть, но и рубить, поперченная планка помогала блокировать удары, и рукоять копья непостижимым образом меняла размер при нажатии на потайной механизм, делая его то длиной с рыцарскую пику, то коротким как меч.

Они переглянулись и спрыгнули вниз. Судя по треску, Ноцриг вынес ворота. Кай взглянул туда, чтобы заметить, как огромная фигура вваливается в образовавшийся проем и мощным из-за спины рубящим ударом раскидывает оборону противника. Несколько рыцарей буквально отлетели от удара. Первая линия обороны расступилась. Град стрел обрушился на гиганта. Тот взвыл и рванул вперед, плечом сшибив еще двоих бронированных, он снова махнул Рубителем справа налево, потом слева направо, и завершил могучим рубящим ударом из-за спины сверху вниз. Тот несчастный, что оказался под этим ударом оказался буквально вбит в землю. Рыцари стали окружать Ноцрига, но подкрепление подоспело вовремя. Годрик прикрыл товарища щитом и бросился в атаку. Едва видимая тень, которую выдавало лишь мерцание скимитаров, врезалась во фланг противнику сея смерть с немыслимой скоростью. Кай замер завороженный техникой. Тень крутилась волчком, пока смертоносные лезвия находили уязвимые места противника. Кружилась с невероятной скоростью, то справа, то слева, со всех направлений, там, где один скимитар ударялся в щит, другой уже находил уязвимое место в обороне противника. Наблюдение Кая прервал упавший сверху труп арбалетчика. Он поднял взгляд и увидел, как Джанга расправляется со вторым стрелком на крыше бастиона. Он махнул Коте, и они рванули в сторону знакомого канала. Путь им преградили двое, рыцари в полной броне закрылись щитами и двинулись вперед с готовыми для замаха молотами. Кай и Кота бросились вперед, прямо перед столкновением неожиданно поменяв направление, Кота кувырком ушла вправо, Кай напротив прыгнул влево, пролетев прямо над ней. Два молота с шумом врезались в друг друга, сцепившись. Кай вогнал меч, своему противнику сзади, прямо в шею, там где уже закончилась кираса, но еще не начался шлем. Кота рубанула под коленом, рыцарь припал на раненую ногу, получил ее щитом в затылок, врезался лбом в кромку своего щита и оглушенный грохнулся на землю, чтобы через секунду получить удар милосердия в открытое горло. Их взгляды на секунду встретились, улыбка тронула уголок ее губ, и они побежали дальше. Выломав решетку, спрыгнули в знакомый канал. Здесь было узко, сыро и пахло зловонно. Им было не привыкать.

***

Тем временем прорыв, начавшийся было сокрушительным во всех смыслах успехом, стал потихоньку захлебываться. Все пребывающие рыцари приспособились к предсказуемой тактике Ноцрига, они кружили вокруг него с поднятыми щитами, изредка получая мощные удары, но все же закрывались. Сам гигант тем временем выдыхался. Из его тела торчало уже не меньше дюжины арбалетных болтов и кровью сочились несколько порезов особо ловких, кто смог подобраться близко. Ноцриг ревел и заносил Рубителя для нового могучего удара, когда болт вонзился ему в горло. Он закашлялся и оступился назад. Несколько рыцарей воспользовались этим, вонзив свои мечи ему в брюхо. Ноцриг выронил Рубителя но тут же схватил тех двоих за головы, рыцари затрепыхались в железной хватке. Другие рубили спину Ноцрига мечами, так он и умер с двумя раздавленными головами в руках. Тело его, как и всякой вновь погибшей нежити вспыхнуло огнем. Запылал и Рубитель, чтобы возродиться в землях нежити через некоторое время. Рядом с хозяином. Годрик бросил прощальный грустный взгляд на павшего товарища, готовясь к подобной участи. Старый рыцарь тоже получил пару ранений, и хоть еще уверенно держался на ногах, понимал, что обречен. Остальные тоже либо уже горели, либо были близки к этому. Лишь ловкая Джанга уже была на том конце стены, готовясь к побегу, как вдруг и ее и Годрика внимание привлекло странное зрелище. Рядом с гигантом Ноцригом возникла та самая тень. В руке ее появился талисман, похожий на серебряный череп, который тень бросила в горящего Ноцрига, все вокруг засияло. Даже рыцари отступили на шаг назад. Ноцриг взвыл полным боли и отчаяния криком, и талисман будто поглотил его. Исчез и Рубитель. Не осталось даже обычного для мертвой нежити пепла. Талисман упал на землю, от него шел легкий дымок.

Тень мгновенным движением ловко подобрала талисман. Рыцари пошли в атаку. Ни один удар не попал в цель. Годрик воспользовался замешательством своего противника и разделался с ним. То, что он увидел, ему очень не понравилось. Пока Благие Молоты сгрудились вокруг тени, пытаясь безуспешно достать столь ловкого оппонента, Годрик побежал в сторону канала, про который ему рассказывал Кай. Изначально рыцарь не собирался туда, поскольку его доспех не влезет в узкий проход, они с Ноцригом планировали окончательно разбить Молотов и занять эту крепость. Теперь предстояло с позором бежать, на что рыцарская честь Годрика выдавала слабые протесты. Хотя многочисленные смерти научили его, некогда рыцаря до мозга костей, думать более рационально. Он на ходу отстегивал кирасу. Доспех было жаль, но еще раз просыпаться в гробу было куда хуже. В конце концов, умрет еще раз, и доспех вернется. Годрик заметил какого-то парнишку, который кажется, изначально был с ними. Тот сидел с очумевшими глазами и держал в руках какую-то самодельную заточку, которую пытался выковырять из головы бронированного тела, к тому же придавившего ногу паренька. Годрик помог юноше и потащил за собой. Тот покорно двинулся за ним, видимо все еще в шоке. Годрик обернулся. Рыцари падали на землю один за другим, с отсеченными конечностями, захлебываясь в крови. Одному удалось схватить тень и дернуть на себя. Укрывавшая фигуру хламида явила, наконец образ тени. Это была без сомнения девушка в самом изящном доспехе, который Годрик когда- либо видел. Блестящий холодным серебром он великолепно повторял все анатомические детали ее совершенной фигуры. Если такой доспех надевают в битву, он без сомнения заряжен сильной защитной магией. Голову же незнакомки скрывал похожий на корону шлем. Последним штрихом была закрывающая лицо вуаль, будто сотканная из самой тьмы. И из-под этой вуали Годрик явственно почувствовал взгляд холодных полных злобы глаз. Взгляд, который буквально пронзил его.

Они понеслись еще быстрее. Годрик без труда нашел выломанную решетку, бросился в канал сам. На тот момент он уже успел скинуть кирасу, поножи и рукавицы, бросил и щит. Остались лишь латные сапоги и меч. Годрик что есть сил, полз вперед. Бронированные сапоги мерзко скребли о камень. Мешался длинный палаш, но его Годрик никак не мог бросить. Обернулся насколько позволяла окружающая теснота, парень вроде отошел от шока и полз следом. Запах экскрементов мешал дышать но Годрик продолжал ползти, пока наконец не увидел свет. Сзади послышалось характерное бульканье. Парня рвало. Годрик про себя ухмыльнулся, до чего дошли, вместо славной битвы удирают по дерьму, блюют по дороге, но продолжают ползти. Он вывалился из небольшой дыры, и чуть было, не поплатился за это, сорвавшись со скалы. Он с трудом удержался за край. Нащупал ногой выступ, кое-как расположился на нем. Поднялся, пытаясь отдышаться. Из канала показалась голова парня, тот ошарашено осмотрелся в поисках опоры, что есть силы блеванул в обрыв. Годрик подхватил его и помог выбраться на парапет. Позади себя. Они стояли вжавшись спинами в скалу и тяжело дышали. Из канала послышался странный шум. Годрик взглянул туда, хоть сердце его и сжималось от страха перед тем, что он там увидит. Крыса противно пискнула и рванула обратно. Годрик вскрикнул и чуть не сорвался. Парень помог ему удержаться. Рыцарь слегка кивнул ему, что означало «Мы квиты». Парень кивнул в ответ, и они, не спеша переставляя ноги, двинулись прочь от канала, от Благих Молотов и проклятых земель, которые были похоже их единственным домом.

Перед глазами их величественная панорама большого мира по- настоящему захватывала дух. Земли нежити было видно из многих уголков мира, гигантская одинокая гора, на вершине которой в землю уходила бесконечная спиральная дорога с гробами, высилась прямо посреди равнины. Внизу раскинулись земли процветающего королевства Гарата, поля, леса и замки которого выглядели вполне мирно и пасторально. Дальше на восток за Гаратом лежали бесплодные земли Гунгары, и великие Белые горы, пересечь которые давалось немногим смельчакам. На юг было множество маленьких королевств, включая Эдон, постоянно враждовавших между собой, атакуемых пиратами из Моря Слез, за которым совсем далеко на юге лежали джунгли Агона. На запад уходили равнины плодородия, земли королевств Карары и Турина, за ними раскинулась Великая степь, населенная дикарями. Карарцы каждую весну и осень переходили великие реки и отправлялись в степи за рабами. Примитивные дикари не могли оказать достойного отпора бронированным рыцарям, восседавшим на своих вивернах. Рабов потом распродавали по всему известному миру, поскольку несмотря на весь научный прогресс рабство было неотъемлемой частью общества, во многих королевствах были распространены аристократические сборища подобные тому что устраивал барон Брадабур, полные крови и криков боли. Так как свои крестьяне были еще нужны для изнурительных работ в поле, для этих целей закупались дикари, которые когда-то бегали голышом по Великой степи и ели подножный корм. Сколько не пытались их обучить хоть чему-то, неизменно ничего не получалось. Дикари не могли освоить никаких даже самых простых орудий труда. В конце концов, ректор Вильям, глава крупнейшего университета в Окфурте, столице Гарата, издал при поддержке ордена Вечного Солнца, трактат, где основываясь исключительно на научных фактах доказал что дикари суть не люди, хоть внешне от людей и не отличаются, а значит их можно, без боязни согрешить перед Вечным Солнцем, бить, пытать, убивать и делать все что только вздумается хозяину со своими животными. И хоть были и противники подобного обращения, даже и среди аристократии, их быстро заткнули. На слуху было лишь название «Два света», тайное общество которое боролось с подобным положением дел. На их счету было несколько громких убийств особо знаменитых рабовладельцев в Караре . Например, жреца Вечного Солнца Кутиса, владельца целого отряда загонщиков, каждый сезон привозящих из степи не менее пятисот голов, отделавшего всю мебель в доме человеческой кожей, нашли с раскаленным клеймом в глотке, и шкурой, растянутой на столе, Кай Корвайн всегда в точности выполнял пожелания заказчика, тем более тогда он получил очень хорошие деньги, на которые потом жил не один год.

А что за Великой степью не знал никто. Но поговаривали, что лучше и не знать. На север же после Темного леса были горы. Названия у них не было, так их и называли просто Северными. Путь туда лежал опасный и трудный. Вершины гор уходили в облака, и никто не знал, где они кончаются. Якобы как только залезешь на самую высокую гору, то увидишь за ней гору еще выше и так далее. Даже Норсы, немногочисленные, суровые люди севера, живущие в самом начале гор, не ходили туда, считая, что на самой высокой горе стоит гигантский храм и там спят Старые боги. Говорили, что если их разбудить, то они погубят весь известный мир. Это и был по сути весь известный мир. И в центре его стояла проклятая гора с землями нежити в своем сердце. Неизвестно был ли в этом какой смысл, или просто усмешка судьбы. Ведь тайну проклятия нежити так никто и не разгадал. Ввиду запретности даже разговоров об этом культом Вечного Солнца, проклятие нежити обрастало немыслимы слухами и домыслами, самым безобидным из которых было то, что нежить похищает младенцев.

Узкий парапет, по которому Годрик в латных сапогах едва переставлял ноги, наконец стал расширяться во что-то похожее на тропинку, стало возможным идти нормальным шагом, не вдавливая спину в камни. Годрик устал, замерз и чувствовал себя погано. Доспеха не было. Щит, не одну сотню лет, прослуживший ему был потерян. И хоть Годрик уже достаточно настранствовался и побывал в самых разных передрягах, впервые он потерял почти все снаряжение. Еще пару десятков шагов спустя, тропинка расширилась настолько, что можно было уже идти вдвоем. Годрик тяжело осел, прислонившись спиной к скале. Парень последовал его примеру. Годрик посмотрел на него и протянул руку:
1 2 3 4 5 ... 7 >>