<< 1 ... 8 9 10 11 12 13 14 15 16 >>

Не лезьте в душу к пацану
Владимир Григорьевич Колычев


– Вот и я так считаю… Усыгин мне свою половину в банке отдал, а потом из этого банка пустое место сделал. Я ту пустышку и подобрал. Там все работает, можно бюджетные средства обслуживать. Со зданием бы проблему решить, хотелось бы в собственность оформить…

– Хорошо, и с этим поможем. И банк твой поднимем… Сам будешь банком заниматься?

– Нет. Там для этого человек есть. У него финансовый институт за плечами, опыт работы в Госбанке. А у меня для этого образования не хватает… Думаю повышать свой уровень.

– Как?

– Институт я не потяну, но можно на курсы бухгалтеров записаться… А может, и с институтом получится. Я же когда-то учился в физкультурном. Ничего, получалось…

– Если очень захотеть, то все получится – и с институтом, и со всем остальным. Главное, чтобы у тебя с Виталиком все получилось, и он в дурную историю не вляпался, да под пулю не попал. А с бизнесом я тебе помогу… И если вдруг с этим Усыгиным проблемы возникнут, мне позвони. Он же пытался давить на тебя через высоких людей? – с иронией улыбнулся Ганихин.

– Было такое.

– Если надо будет, я поговорю с этими людьми. Конфликты нам не нужны. Или я не прав?

– Не нужны, – уловив ход мысли собеседника, кивнул Семен. – Серьезное дело любит тишину.

– Правильные слова, – покровительственно проговорил Евгений Сергеевич. – Лишь бы они с делом не расходились…

– Непростая задача. Время нынче шумное. На тебя наорали, ты наорал. Гром гремит, земля трясется…

– Я тебя понимаю. И если вдруг ты где-то нашумишь, никому обо мне ни слова. И напрямую никогда не звони. Все через Виталика.

– И я вас понимаю, Евгений Сергеевич. Если мы свои люди, то я вас никогда не подведу. И не предам.

Ганихин улыбнулся плотно сомкнутыми губами. Он не хотел, чтобы Семен считал его своим человеком. Себя он считал небом, а его – землей. Но при этом понимал, что для своих грязных делишек ему надо будет время от времени спускаться на грешную землю. А делишки эти есть. И еще будут. При всей своей респектабельности и благовидности Евгений Сергеевич не принадлежал к числу альтруистов, что служат своему Отечеству бескорыстно. Нет больше социализма, нет классовых идей, моральных кодексов – есть только Золотой Телец, на которого молятся служители дикого капитализма. Потому и братва чувствует себя вольготно, что все верховные деятели заняты сейчас тем же – брать все, что плохо лежит, и делать на этом деньги. Только масштабы там совсем другие…

Глава 6

Семен любовно погладил приклад автомата. Как будто грудь любимой женщины приласкал.

– Вещь!

– Не то слово! – расплылся в улыбке Харитон.

Он и квартиру под арсенал снял, и оружие через люберецких пацанов раздобыл. Шестнадцать автоматов, тридцать восемь пистолетов «ТТ», четыре снайперские винтовки, два ящика гранат «Ф-1», цинки с патронами. Что называется, мечта осуществилась. Страшная мечта, для страшного времени.

– Чтобы ни одна живая душа не знала!

– Понятно, – нахмурился Харитон. – Дело серьезное; если менты накроют, шуму будет…

– В том-то и дело, что шум поднимут. И тебя закроют… Или ты думаешь, что я всю вину на себя возьму?

Семен сам стрелял из пулемета, сам и вину за это на себя взял. Но признался он в содеянном только потому, что не хотел пацанов своих сдавать. Если бы тогда, три с лишним года назад, менты стали бы под него копать, многих бы за самопальную водку закрыли. Но Семен во всем признался, и менты успокоились… Надо будет, он и сейчас возьмет общую вину на себя. Но за стволы, если вдруг что, ответит Харитон. Потому что ему это дело поручено.

– Да нет, я сам… Но лучше без этого.

– Вот и сделай так, чтобы никто ничего не узнал. Ключ у тебя пусть хранится и у Ветряка. А Ветряк на телефоне должен жить, чтобы всегда на связи. Если вдруг что, стволы подвезет…

– Машина ему нужна, если такое дело…

– Будет машина, – кивнул Семен. – Все будет… Надо бы пацанов в лес вывезти, чтобы постреляли… Ты же в армии не служил, и Кузов не служил. И вам надо потренироваться, и остальным…

– Когда?

– Ну, не сегодня, это точно… Поздно уже, домой пора.

Сегодня утром Семен был в банке, куда поступили первые бюджетные деньги. Он имел более чем смутное представление о том, что с ними делать, но Лапкин постарался ему объяснить. Ситуация немного прояснилась, но ликбез еще не закончился, поэтому завтра он снова отправится в Москву.

На обратном пути он заскочил на завод, в главном здании которого можно было открыть ресторан или швейный цех. Но, скорее всего, там будет магазин бытовой техники. Причем братва в это дело не вложит ни копейки. Ревень нашел бизнесмена, который возьмет у него свободные площади в аренду. У него, а не у заводского начальства. Грубо говоря, Ревень отдаст за эти помещения копейку, а возьмет две. Это ли не прибыль? К тому же торговый салон можно взять под свою крышу. И это деньги… Курочка по зернышку, а Семен по копейке – так и миллионы наклюет…

Потом была изнурительная тренировка, спарринги, теперь вот стволы, без которых сейчас никак… День уже давно закончился, а он все на ногах. Пора бы и на покой…

У Семена свой банк с большими перспективами на будущее, а он снимал квартиру. Но жаловаться грех. Во-первых, он живет с самой прекрасной женщиной на свете. А во-вторых, есть у него своя квартира, причем в Москве. Правда, там сейчас живут его родители и сестра, но это неважно…

Желток подвез его к дому, легко вытолкнул свое могучее тело из машины, вытащил из багажника дробовик и зашел в подъезд. Мало ли какая там беда притаилась. Хорошо, дом трехэтажный – высоко ему подниматься не пришлось.

Желток вышел из подъезда, и только тогда Семен выбрался из машины. Можно было бы ствол у Харитона взять, но пока ему ничего особо не угрожает. Коля Фугас потух, как спичка. Трусливый Алекс на убийство не способен. А других врагов у него в Москве еще нет. Так что ствол ему пока не нужен. А на всякий случай есть мощный кулак и заточка в рукаве.

– Все нормально? – спросил Семен у водителя.

– Да вроде, – пожал плечами парень.

– А чего так неуверенно?

– Да там дверь в квартиру была открыта. Мужик там какой-то…

– В какую квартиру дверь?

– На третьем этаже, как раз над тобой, Сэм… Я голову сунул, смотрю мужик на кухне, в окно смотрит… Весь из себя такой, одеколоном пахнет. Как будто намылился куда. Я к нему, он ствол увидел, зашугался…

– А ты хотел, чтобы он на тебя с кулаками бросился?

– Да нет. Просто он мне не понравился. Темно в квартире, а он в окно смотрит. И дверь почему-то открыта. Может, он тебя ждал? Или ждет…

– Тогда бы он видел, что ты в подъезд с ружьем зашел, и закрылся…

– Да? Тогда почему он не выходит? Он же куда-то собрался… Может, пойти глянуть?

Желток разволновался так, что передернул затвор дробовика. Семен инстинктивно поймал вылетевший патрон.

– Ты что делаешь?

– Да это я так… Надо бы сходить, посмотреть.

– Ну, пошли. А то не успокоишься…

Они поднялись на третий этаж, Желток отдал Семену ружье, а сам тронул за ручку двери подозрительной, как ему казалось, квартиры.
<< 1 ... 8 9 10 11 12 13 14 15 16 >>