Отпетые любовники
Владимир Григорьевич Колычев

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 18 >>

– Нет, ты ревнуешь! – Он засмеялся и зачем-то ткнул в нее пальцем.

– Не дождешься.

Инга не должна была поворачиваться к нему спиной, но сделала это. И рукой на него махнула – как в прямом, так и в переносном смысле.

– Эй, ты куда? – возмущенно протянул Илья и грубо схватил ее за руку.

– Пусти! – Она дернулась, пытаясь высвободиться, но Илья еще крепче вцепился в ее предплечье.

– Эй, что с тобой? Что за дела?

– Пусти! Мне больно!

Пять минут назад она чуть в обморок от восторга не упала, когда увидела Илью, выскочила из салона красоты, бросилась к нему, чуть со ступенек не упала. И вдруг весь восторг куда-то улетучился. Сейчас она хотела только одного – чтобы Илья убрался.

– Да я отпущу! Только сначала ты мне объясни, что за дела? У тебя кто-то есть?

Инга кривилась от боли, но Илья этого как будто не замечал. Бешеные глаза, невменяемое выражение лица, злость в голосе.

– Мне больно!

Этот крик должен был привести его в чувство, но нет, он и не думал отпускать Ингу.

– Ты что делаешь? – Кто-то вдруг схватил Илью за плечо, рванул на себя.

Это был Игорь. Два дня он ходил за Ингой по пятам, потом вдруг пропал, и сейчас вот снова объявился. Она даже обрадовалась, увидев его.

– Не понял!.. – Илья отпустил Ингу, резко развернулся к Игорю.

– Спокойно, парень, не бузи! – Игорь смотрел на него без страха, но и агрессии в нем не было.

Казалось, он хотел только одного, чтобы Илья успокоился. Но тот не унимался.

– Ты кто такой? – взревел он.

– Ингу не трогай, больно ей.

– А ты знаешь, когда ей больно, а когда нет? – Илья ударил быстро, по прямой, без замаха.

Он метил в лицо, но рука распрямилась в пустоте. Игорь уклонился в сторону, подался назад, поймал эту руку. Последовал хитрый, внешне неторопливый прием, и его противник вдруг оказался на земле, высоко вскинул ноги.

Игорь спокойно отошел назад. Илья в бешенстве вскочил, снова атаковал, но и в этот раз оказался в той же позиции. Игорь не бил Илью, не выкручивал ему руки, он просто ронял его на землю, используя силу удара.

Илья в очередной раз поднялся, размахнулся и снова оказался на земле. На этот раз Игорь не позволил ему подняться, взял его руку на излом.

– Слушай, парень, ты охотник или как? – насмешливо спросил он.

Инга тоже засмеялась, но в кулачок, чтобы не обидеть Илью. Все-таки он заметил этот смешок и с ненавистью глянул на нее.

Глава 2

Ирония судьбы, не иначе. Кто бы мог подумать, что Эмма уехала из Бочарова в Москву для того, чтобы через три года сюда вернуться. Впрочем, жаловаться ей грех. Приехала она женой богатого человека, и не к родителям, а в свой дом в элитном поселке. Только полезной площади триста квадратов, пруд с водопадом, горничная, приходящий садовник, все дела. Красный «мерс», прикид из лучших домов Италии и Франции. Даже шуба, и та брендовая. А ведь когда-то она ходила в дешевых китайских подделках, в зашитых колготках и убогих тяжеловесных сапогах. Вот по этим улицам и шагала!..

Эмма сидела в ресторане и через витринное стекло смотрела на прохожих. Когда-то и она сама была такой же серостью, зато сейчас у нее все о’кей и сбоку бантик. Только вот скучно что-то. Макар уехал на симпозиум, а женщина теперь должна два дня торчать дома.

Подружек своих московских, что ли, позвать? А если они вопросы начнут задавать? Мол, что за дела, Эмма, почему ты не на Рублевке прописалась, а в каком-то Бочарове? Попробуй им объясни, что Бочаров – это тоже круто. До Москвы рукой подать, и места здесь престижные. Одна Семьяновка чего стоит. Там старые деревенские дома выведены под корень, сплошь элитные особняки для избранных.

Конечно, Рублевка – это круче, но и здесь неплохо. Бочаров – красивый городок, благоустроенный, дороги отличные, стояночные карманы на каждом шагу. Ресторан цивильный, кормят вкусно. Но как же тут скучно!

А в Москву нельзя! Макар запрещает. Дома, сказал, сидеть надо. Эмма к родителям на часок съездила, и назад. По пути в ресторан заглянула. Бокал коньяка заказала к ужину. Повторила пару раз. Все, пора закруглятся. Велел муж дома сидеть, значит, так и надо делать.

А может, ну его в пень со своими запретами? Почему бы не заглянуть в «Первый Рим». В свою прежнюю отстойную бытность Эмма заглядывала туда. Однажды она наглоталась там какого-то дерьма и проснулась рядом с каким-то хачем. Но все равно было прикольно. Может, сходить туда?

Она курила и рассеянно смотрела в окно, как будто надеялась разглядеть там ответ, но увидела свою школьную подружку. Инга шла в компании с каким-то непонятным парнем. Она в офисном костюме, он в стремной джинсовой жилетке, в каких гастарбайтеры метут улицы. Мало того, что прикид у него убогий, он и сам не фонтан. Не красавец, мягко говоря.

На его фоне Инга смотрелась как королева. И прическа у нее супер, и макияж в тему, и даже прикид ничего себе, хотя реальными брендами там и не пахнет. Видно, в офисе где-то работает, может, секретаршей у какого-нибудь мелкотравчатого босса. Уж она-то точно не в состоянии похвастаться особыми успехами.

А ведь когда-то Эмма сама смотрелась на фоне этой девчонки серой мышкой. Красота у Инги не вызывающая, мягкая, нежная, спокойная. Эмма рядом с ней казалась гадким утенком. Зато сейчас она превратилась в прекрасного лебедя, а Инга осталась той же милой, нежной, но уточкой.

Эмма сорвалась с места, выскочила из ресторана, цокая тонкими каблуками. Инга скользнула по ней безучастным взглядом. Не узнала. Но Эмма на это и рассчитывала. Сейчас она уже не та, что прежде. Похудела здорово, грудь подправила, губки слегка подкачала, наводила красоту в лучших московских салонах.

– Эй, красотка! Ты что, зазналась? – с высоты своего положения спросила Эмма.

Стильная, ухоженная от и до, утонченная. Роскошные длинные волосы цвета воронова крыла, короткое черное платье и летние сапожки от-кутюр.

Инга должна была затаить дыхание, глядя на нее, но она всего лишь мило улыбнулась и спросила:

– Эмма?!

– Не узнаешь?

– Узнаю. С трудом.

– А я тут со скуки маюсь, – весело сказала Эмма, кивком показав на окно, за которым втихую накачивалась коньяком. – Не составишь компанию? – спросила она и тут же пожалела об этом.

Ведь за стол придется сажать не только Ингу, но и ее парня. Если тот, конечно, не догадается исчезнуть. А он явно не относится к числу платежеспособных экземпляров. Но это была лишь легкая досада. Будь Эмма трезвой, страшная жаба села бы ей на грудь.

– Не знаю… – Инга озадаченно глянула на парня.

Тот кивнул, соглашаясь. Ну да, на халяву и уксус сладкий, а Эмма пила дорогой коньяк. В самом простом варианте «Людовик Тринадцатый» стоил штуку баксов, и это в магазине. А ресторан утраивал цену. Она сама не особо разгонялась, а если Инга с парнем в три горла начнут пить, то!.. Нет, сегодня денег хватит, но завтра утром жаба придет, за горло схватит.

– Слушай, а может, ко мне? Я тут недалеко живу! – Эмма вспомнила, что у нее дома есть несколько бутылок «Людовика», две в хрустальной таре, а остальные – в стеклянной.

Можно взять пару флаконов попроще. Или перейти на «Хеннесси», который будет подешевле. Есть и еще более простой вариант, армянский. Да, действительно, можно перенести праздник души в дом! Даже нужно! Макар велел дома сидеть!..

Заодно подружка посмотрит, как живут белые люди!

– Не знаю, – снова замялась Инга.
<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 18 >>