Остров авторитетов
Владимир Григорьевич Колычев

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 16 >>

– Так ты не знаешь, что с ней?

– Ты что, обдолбился?

– Не знаешь, нет?.. – Игорь нервно забарабанил по столу.

Похоже, Карина действительно ничего не знала про Юлю. Да и не тот она человек, чтобы опускаться до подлости. К тому же похищение организовать очень непросто. И опасно. Со всех сторон опасно. Да и зачем ей это, если она не выставляет никаких требований?

– Может, объяснишь, что происходит? Что с Юлей? – продолжала недоумевать Карина.

– Похитили ее… Вчера ты была у Якоря, а сегодня ее похитили. Якорь сказал тебе, что Сантоса больше нет. Баш на баш, да? Нет Сантоса, нет и Юли…

– Юлю похитили, и ты обвиняешь в этом меня? – Карина выразительно покрутила пальцем у виска. – Я отомстила тебе за Сантоса? Тогда почему я не отомстила Якорю? Или я, по-твоему, не знаю, с кем живет Сантос? Знаю. С Ликой он живет. И Лику я хорошо знаю…

Игорь кивнул. Действительно, Карина могла знать Лику. Она в свое время дружила с сестрой Свища. И самого Свища хорошо знала. И с его бандитами водилась. Она знала почти всех братков из его бригады. Всех, кто лежал сейчас вдоль бандитской «аллеи славы» на тиходольском кладбище. Жестокая война с Мироном свела в могилу чуть ли не всю бригаду, которую держал под собой Свищ. Сантосу пришлось набирать новых людей, чтобы удержать свой район, отбитый у «октябрьской» братвы. Из новых Карина вряд ли кого-то знала. Но, может, кто-то из этих новых и сказал ей, где находится Сантос и как его можно освободить. А может, сама Лика и сказала, хотя вряд ли можно всерьез рассматривать такой вариант. Лика ненавидела Сантоса и могла желать ему только смерти. Впрочем, женская душа потемки…

– Откуда ты узнала, где Сантос? – спросил Игорь. – Кто тебе сказал, что Якорь держит его на игле?

– А он держит его на игле? – внимательно всматриваясь в него, сощурилась Карина.

– А ты как думаешь?

– Я почему-то так и думаю… Сантос держал Лику на игле, измывался над ней. А теперь измываются над Сантосом. Он забрал у Лики все, что оставил ей Свищ. И у него это забрали. Там и дома, и деньги на заграничных счетах…

– Кто тебе об этом сказал?

– Никто. Просто я знаю, как Сантос поступал с Ликой. И Якорь подтвердил мои догадки. Сначала он сказал, что Сантос у него на цепи, потом сказал, что его больше нет… Но я-то знаю, что Сантос жив. И на игле сидит… Вернее, сидел… Уже не сидит. Наркота – это деньги, а Якорь жадный, очень жадный. Зачем тратиться на Сантоса, пусть подыхает. Ну, Якорь так думает… Но Сантос еще живой!

– Кто тебе это сказал?

– Я знаю, – немигающе глядя на Игоря, ответила Карина. – Я все знаю. Но не знаю, как его спасти…

– А надо?

– А он жив? – метнула она в него острый как кинжал взгляд.

– Ну, ты же сказала… А Якорь мне говорил, что Сантоса больше нет.

– И ты, конечно, поверил. Потому что тебе все равно. А я люблю Сантоса, и сердце мне подсказывает…

– Что оно тебе подсказывает? Ты же как-то собираешься вытаскивать Сантоса?

– Да, собиралась. Я приходила к тебе, а Якорь сказал, что ты уехал. Бросил все и уехал вместе со своей Юлей. Я ему поверила… Я знаю, это все не твое, это чужое. Ты мог уехать…

– Мог, но не уехал… – Игорь посмотрел на часы. – Утро уже. Мы бы сейчас уезжали… Кто похитил Юлю?

Карина покачала головой. Только сочувствие во взгляде, и ни капли злорадства. Не похищала она Юлю и не знает, кто это сделал. Так что зря Игорь ее пытал.

Ветер на дворе буйствует, слышно, как жестянка стучит. Через маленькое слуховое окошко слышно. Труба под потолком едва теплая, стены студеные, в углу наледь. Холодно в подвале, сыро, сквозняки выгоняют из тела последние остатки жизни.

Сантос умирал. Без еды умирал, без питья, и о наркотиках он мог только мечтать. Какие-то слабонервные попались ему палачи, не смогли его взять и пристрелить. Ждут, когда он сам подохнет. А ему совсем чуть-чуть осталось. Чувство голода притупилось, наркотическая жажда «крышу» не срывает, только вот пить очень хочется. Но если у дверей сейчас вдруг поставят ковш с водой, у Сантоса просто не будет сил добраться до него. Это же положение тела сменить нужно, встать хотя бы на четвереньки, напрячь двигательные, а потом еще и глотательные мышцы. Ни сил нет двигаться, ни желания. Лежать бы и лежать, пока смерть не разлучит с жизнью. Совсем немного осталось…

Так вроде бы хорошо все было в его жизни. В школе худо-бедно учился, боксом занимался, с девчонками гулял, потом армия – нормальное время для реального пацана. А после армии закрутило-понесло. Бандитствовал он под началом Свища, но недолго музыка играла. «Закрыли» его на два года за незаконный ствол, девчонка ушла к другому… Освободился он, с Кариной сошелся, у нее все на мази – бизнес, квартира, машина, связи. Нет бы на пару бизнес крутить, мирной жизнью наслаждаться, так нет, он снова шашку выхватил и давай махать. Столько крови пролил – страшно вспомнить. Неудивительно, что башню сорвало. Лику в грязь втоптал, Вику реально опустил, Карину жестоко обидел.

Карина его и прокляла. Сказала, если он вернется к Вике, то проклянет. Так и случилось. С тех пор все наперекосяк и пошло. Но в то же время он сам во всем виноват. Не стал бы беспредельничать, не оказался бы здесь, в этом грязном подвале. Не «опустили» бы его как последнего… Так он здесь намучился, что и в ад не страшно отправляться. Там ведь не так страшно, как здесь… Скорей бы…

Сантос услышал, как открылась дверь. Горькая улыбка едва тронула пересохшие губы. Ну вот, и пришла за ним смерть.

Подошла к нему, остановилась, тронула за плечо:

– Сантос, ты живой?

Знакомый голос… Нет, это не смерть. Это кто-то из братвы. Из тех, кто когда-то ходил под ним.

Воровские вырезали практически весь старый состав «заводской» братвы, Сантосу пришлось набирать новых бойцов, подстраивать под себя. Непросто это было. Боевые качества – без них никуда, но это не самое главное. Важнее всего преданность, и Сантос устраивал проверки на вшивость – выявлял потенциальных предателей, приговаривал их к расстрелу и пускал на круг. В предателей стреляли все. И новичок Урий стрелял в Лешу Копыто, который не выдержал проверку пыткой.

Сантос помнил, как Урий жал на крючок, сколько ужаса при этом было в его глазах. Но сейчас-то ему ничего не стоит выстрелить в него самого… Ну, и стрелял бы, зачем тревожить? Раз, и Сантос уже на небесах…

– Давай, поднимайся!

Сантос открыл глаза, через силу повернул голову, чтобы посмотреть на возмутителя спокойствия. Да, это действительно был Урий. Спрашивается, какого черта ему нужно поднимать его с пола?

– Стреляй уже, – пробормотал он.

– Чего? – Урий, похоже, не разобрал его слов.

Сантос немощно махнул рукой и закрыл глаза.

– Никакой он, – обращаясь к кому-то, сказал Урий. – Понесли.

Кто-то взял Сантоса за руки, Урий – за ноги, оторвали его от пола, вынесли из подвала на мороз и усадили в машину, в которой на полную мощность работала печка.

Жара в машине, а в подвале холод, но там Сантоса не сотрясал озноб, а здесь вдруг заколотило.

Незнакомец сел за руль, а Урий – на заднее сиденье, к Сантосу.

– Будешь? – достав из кармана фляжку со спиртом, предложил он.

– Какой будешь? – возмутился водитель. – У него пузо пустое, сожжет там все.

– Ну да, нельзя ему… – кивнул Урий. И сам сделал несколько глотков.

– Ему бы ширнуться, – вздохнул водитель, трогая машину с места.

Сантос встрепенулся. Сейчас бы загнаться героином, и трава не расти. Самый кайф – загнуться от передоза… Только сам себе он дозу не запарит и укол не сделает. Сил нет. Но если ему помогут, он будет счастлив.

– Так нет ничего… – пожал плечами Урий. – Да и нельзя, еще склеится от передоза, он же совсем дохлый. Сантос, ты слышишь меня?

Сантос кивнул.
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 16 >>