<< 1 ... 30 31 32 33 34

Владимир Васильевич Суходеев
Сталин. Энциклопедия


Говоря о Гоголе и его «Мертвых душах», И.В.Сталин отмечал: «Мировоззрение Гоголя было бесспорно реакционное. Он был мистиком. Он отнюдь не считал, что крепостное право должно пасть. Неверно представление, что Гоголь хотел бороться против крепостного права. Об этом говорит его переписка, полная реакционных взглядов. А между тем, помимо его воли, гоголевские «Мертвые души» своей художественной правдой оказали огромное воздействие на целые поколения революционной интеллигенции сороковых, пятидесятых, шестидесятых годов».

Обращаясь к советским писателям, И.В. Сталин подчеркивал: «Нам нужны наши Гоголи и Щедрины для критики наших недостатков».

ГОЛИКОВ Филипп Иванович (1900–1980), советский военачальник. Маршал Советского Союза (1961).

Участник Гражданской войны. В Красной Армии с 1918 г. Окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе (1933). Участвовал в освобождении Западной Украины (1939).

С июля 1940 г. заместитель начальника Генерального штаба – начальник Главного разведывательного управления РККА. В докладе И.В. Сталину 20 марта 1941 г. генерал Ф.И. Голиков, изложив возможные варианты действий фашистской Германии в ближайшие месяцы, сделал следующий вывод: «1. На основании всех приведенных выше высказываний и возможных вариантов действий весной этого года считаю, что наиболее возможным сроком начала действий против СССР будет являться момент после победы над Англией или после заключения с ней почетного для Германии мира. 2. Слухи и документы, говорящие о неизбежности весной этого года войны против СССР, необходимо расценивать как дезинформацию, исходящую от английской и даже, может быть, германской разведки». Голиков старался, чтобы выводы Главного разведывательного управления подтверждали мнение И.В. Сталина, что, возможно, до 1942 удастся избежать войны с Германией.

Во время Великой Отечественной войны войска под командованием генерал-лейтенанта Ф.И. Голикова участвовали в Смоленской операции, Московской, Ленинградской битвах и других сражениях… Ф.И. Голиков командовал войсками Брянского и Воронежского фронтов. С 1943 г. – начальник Главного управления кадров Наркомата обороны СССР.

ГОЛЛЬ (Gaulle) Шарль де (1890–1970), председатель Временного правительства Франции в 1944–1946. В 1940 основал в Лондоне патриотическое движение «Свободная Франция» (с 1942 «Сражающаяся Франция»), примкнувшее к антигитлеровской коалиции. В 1958–1969 президент Франции.

2 декабря 1944 во главе французской делегации де Голль прибыл в Москву и в тот же день бьш принят И.В. Сталиным. Обычно де Голль давал Черчиллю и Рузвельту говорить как можно дольше, а сам высказывался очень скупо, в заранее рассчитанный момент, когда слова приобретают особый вес и значительность. Но в данном случае оказалось, что Сталин в еще большей степени обладает искусством непроницаемого молчания. Протокольные записи бесед свидетельствуют, что де Голль на этот раз говорил значительно больше своего собеседника.

«В течение приблизительно 15 часов, что длились в общей сложности мои переговоры со Сталиным, – писал де Голль, – я понял суть его политики, грандиозной и скрытной. Коммунист, одетый в маршальский мундир… он пытался сбить меня с толку. Но так сильны были обуревавшие его чувства, что они нередко прорывались наружу, не без какого-то мрачного очарования».

Уверенность де Голля в том, что он понял суть политики Сталина, не кажется, однако, столь уж бесспорной. Во всяком случае, он понял ее довольно своеобразно. Но он безусловно верно почувствовал и оценил, насколько твердо Сталин защищал государственные интересы Советского Союза.

На переговорах в Москве де Голль прежде всего поставил вопрос о заключении франко-советского договора.

Мысли де Голля о пагубных последствиях для Франции отсутствия союза с СССР, о том, что обе страны имеют общие интересы в Европе, встретили полное понимание Сталина. Собственно, даже проекты текстов договоров, которыми обменялись стороны, оказались очень похожими. В результате сам по себе вопрос о союзном договоре сразу был согласован. Однако в разгар переговоров Черчилль неожиданно направил телеграмму Сталину с предложением заключить трехсторонний договор о союзе между СССР, Англией и Францией. Де Голль сразу разгадал маневр своего британского друга, опасавшегося чрезмерной независимости Франции, и категорически отклонил предложение Черчилля. Сталин, который сначала не возражал против этого предложения, согласился с де Голлем.

Самую горячую заинтересованность французы проявили в вопросе о Германии: их стремления навсегда сделать невозможной германскую агрессию совпадали с намерениями советской стороны. Но обнаружились различия в методах. Советский Союз считал необходимым осуществить полную демилитаризацию Германии и до конца искоренить фашизм и милитаризм. Де Голль же настаивал главным образом на отделении от Германии Рура, Рейнской и Саарской областей, на передаче Франции левого берега Рейна и на превращении единого германского государства в федеральную систему отдельных небольших государств. Сталин, не вдаваясь в дискуссию по существу, заявил, что эти вопросы невозможно решить без участия США и Англии, и де Голлю пришлось с этим согласиться.

Сталин предложил де Голлю признать Польский комитет национального освобождения, созданный патриотами в самой освобожденной Польше. И тем самым способствовать созданию дружественной Советскому Союзу Польши. Поскольку советская сторона пошла навстречу Франции в вопросе о договоре, естественно было бы ожидать взаимного жеста доброй воли. Однако де Голль заявил, что он не может признать Люблинский комитет. В результате подписание уже согласованного франко-советского договора оказалось под угрозой срыва.

Наступило 9 декабря. На другой день французы должны были уезжать, а переговоры застряли на мертвой точке. В тот вечер И.В. Сталин устроил обед в честь де Голля. Этому обеду де Голль в своих мемуарах уделил большое место, рассказал о 30 тостах, которые провозгласил Сталин. Но упрямо не хотел идти на признание Польского комитета, как пишет советский историк Н.Н. Молчанов.

В полночь де Голль простился со Сталиным и вместе с Бидо уехал во французское посольство. В Кремле остались Морис Дежан и Роже Гарро. Они продолжали переговоры. Де Голль ждал в посольстве. Наконец, в два часа ночи явился Дежан и сообщил, что наметился компромисс: русские будут удовлетворены простым обменом представителями между Парижем и Люблином. В четыре часа утра де Голль вернулся в Кремль, и договор о союзе и взаимной помощи был торжественно подписан. Сталин предложил отпраздновать это, и мгновенно столы вновь были накрыты. Сталин поднял бокал за Францию. Де Голль писал в мемуарах, что Сталин сказал ему тогда: «Вы хорошо держались. В добрый час! Люблю иметь дело с человеком, который знает, чего хочет, даже если его взгляды не совпадают с моими». Де Голль спросил:

«Приедете ли вы повидать нас в Париже?» Сталин ответил: «Как это сделать? Ведь я уже стар. Скоро я умру».

ГОЛОВАНОВ Александр Евгеньевич (1904–1975), советский военачальник. Главный маршал авиации (1944).

В Советской Армии с 1919. Участвовал в Гражданской войне, боевых действиях на реке Халхин-Гол (1939), в Советско-финляндской войне (1939–1940).

В начале Отечественной войны командир 81-й дальнебомбардировочной авиадивизии, подчиненной лично Верховному Главнокомандующему И.В. Сталину. Дивизия под командованием А.Е. Голованова и при его личном участии бомбила Берлин, Кенигсберг, Плоешти, Данциг и другие вражеские объекты. С 1942 командующий авиацией дальнего действия (АДД). С 1944 командовал 18-й воздушной армией, в которую была переформирована АДД. Соединения армии наносили удары по глубокому тылу противника, поддерживали наземные войска в ходе Восточно-Прусской, Венской, Берлинской наступательных операций, выполняли задания по оказанию помощи патриотам Югославии и других стран.

А.Е. Голованов оставил интересные воспоминания, воспроизводящие многие важные события Великой Отечественной войны Советского Союза, дал глубокую характеристику Верховному Главнокомандующему маршалу И.В. Сталину: «Он стоял во главе тяжелейшей войны»; «Прямое и непосредственное общение с И.В. Сталиным дало мне возможность длительное время наблюдать за его деятельностью, его стилем работы, наблюдать за тем, как он общается с людьми, за его стремлением, как это ни покажется странным, вникать даже в мелочи, в детали того вопроса, который его интересует»; «Работать с И.В. Сталиным, прямо надо сказать, было и не просто, и не легко»; «Способность говорить с людьми, образно выражаясь, безо всяких обиняков, говоря прямо в глаза то, что он хочет сказать, то, что он думает о человеке, не могло вызвать у последнего чувство обиды или унижения. Это было особой, отличительной чертой Сталина»; «Удельный вес Сталина в ходе Великой Отечественной войны был предельно высок как среди руководящих лиц Красной Армии, так и среди всех солдат и офицеров Вооруженных Сил Советской Армии. Это несомненный факт, противопоставить которому никто ничего не может».

Однажды (было это в начале декабря 1943) неожиданно для Голованова вслух произнес И.В. Сталин:

– Я знаю, что, когда меня не станет, на мою голову выльют не один ушат грязи, на мою могилу нанесут кучу мусора. Но я уверен, что ветер истории все это развеет!

ГОЛОВАНОВ Николай Семенович (1891–1953), советский дирижер, пианист и композитор.

Народный артист СССР (1948). За постановку в Большом театре СССР опер М.П. Мусоргского, Н.А. Римского-Корсакова и А. П. Бородина четырежды был удостоен Сталинской премии (1946,1949,1950,1951). Дирижером Большого театра Н.С. Голованов был с 1919. С 1936 он ушел из театра и стал возглавлять другие музыкальные коллективы. С его уходом на сцене Большого театра перестали ставиться оперы русских композиторов, особенно М.П. Мусоргского, Н.А. Римского-Корсакова и А.П. Бородина.

И. В. Сталин считал, что в репертуаре Большого театра СССР непременно должна быть русская оперная классика. Без опер Чайковского, Мусоргского, Римского-Корсакова, Бородина и других русских композиторов не может быть главного оперного театра страны.

И.В. Сталин стал уговаривать Н.С. Голованова: Николай Семенович, становитесь за дирижерский пульт оркестра Большого театра и продолжайте ставить русскую оперную классику.

Н.С. Голованов: Товарищ Сталин, я дал клятву матери не возвращаться в Большой театр.

И.В. Сталин: Без вас не идут «Борис Годунов», «Князь Игорь», другие русские оперы.

Н.С. Голованов: Иосиф Виссарионович, я уже стар, болен. Мне не под силу эту ношу брать на свои плечи.

И.В. Сталин: Николай Семенович, я тоже стар, тоже болею, но продолжаю работать. Поработайте и вы. Наладьте там дело, а тогда видно будет, может, одновременно пойдем на пенсию.

Н.С. Голованов прислушался к совету И.В. Сталина. В 1948 великий дирижер вернулся в Большой театр. В репертуаре Большого театра СССР вновь почетное место заняла русская оперная классика. В 1948 была поставлена опера «Борис Годунов» М.П. Мусоргского, в 1949 – опера «Садко» Н.А. Римского-Корсакова, в 1950 – опера «Хованщина» М.П. Мусоргского.

ГОЛОВАТЫЙ Ферапонт Петрович (1890–1951), колхозник-пчеловод, один из инициаторов всенародного движения по сбору средств в Фонд Красной Армии в годы Великой Отечественной войны. С 1945 председатель колхоза «Стахановец» Новопокровского района Саратовской области. Герой Социалистического Труда (1947).

Ф.И.Головатый проводил на фронт двух сыновей. Две дочери работали в колхозе. В декабре 1942 внес 100 тысяч рублей на постройку истребителя. 19 декабря 1942 получил благодарность И.В. Сталина: Колхоз «Стахановец» Новопокровского района Саратовской области. Колхознику Ферапонту Петровичу Головатому. Спасибо Вам, Ферапонт Петрович, за Вашу заботу о Красной Армии и ее воздушных силах. Красная Армия не забудет, что Вы отдали все свои сбережения на постройку боевого самолета. Примите мой привет.

В мае 1944 Ф.П. Головатый написал письмо И.В.Сталину, в котором просил принять заработанные на трудодни 100 тысяч рублей на приобретение истребителя самой последней конструкции к лично вручить это майору Еремину. 24 мая он получил ответ И.В.Сталина:

«Примите мой привет и благодарность Красной Армии, Ферапонт Петрович, за вашу заботу о воздушных силах Красной Армии. Ваше желание будет исполнено»

На самолетах, построенных на средства Ф.П. Головатого, сражался гвардии майор Б.Н. Еремин.

ГОЛОВКО Арсений Григорьевич (1906–1962), адмирал флота (1944). В Военно-Морском Флоте с 1925.

Уже до войны И. В. Сталин внимательно присматривался к молодым талантливым военным руководителям. Так, в июле 1940 г. он вызвал в Кремль наркома Военно-Морского Флота Н.Г. Кузнецова и командующего Амурской военной флотилией А.Г. Головко. Сталин предложил наркому флота рассказать о командующем флотилией. Затем сказал:

– Предложено назначить вас командующим Северным флотом. Театр важный, очень сложный, открытый, по-настоящему океанский театр, не в пример Балтике или Черному морю. И не надо забывать, что во время различных войн в западных и южных европейских водах связь между западными государствами и Россией была более обеспеченной по северному направлению, нежели через балтийские порты…

Сталин подошел поближе, спросил, глядя прямо в глаза:

– Так что же, значит, товарищ Головко берется за это дело?

– Буду стараться, – отозвался Головко. – Но не знаю, как у меня выйдет…


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 11 форматов)
<< 1 ... 30 31 32 33 34