<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 22 >>

Яна Алексеева
Ученье – свет…

Прочие бездвижными статуями подпирали стены тронного зала, не вмешиваясь.

О-хо-хонюшки!

Вручив немного опешившему мастеру сумку, Лина мерным шагом двинулась к возвышению. И что теперь делать, о высокая леди? Только сохранять достоинство.

– Я, майл’эйри Линара Эйден, принимаю ваш вызов! – Она коротко поклонилась.

В полной тишине Повелитель чуть приподнял уголки рта, кивая. И ее высочество кровожадно устремилась вперед, вытянув наманикюренные ногти. С намерением задушить? Лина отскочила в сторону, пропуская разогнавшуюся фурию мимо и подставляя ногу. Эльфийка с разгона влетела в кусты, на которых иные колючки были длиннее мизинца. Вся инерция яростной атаки погасла среди барбариса.

Таких слов от принцессы никто не ожидал! Лина не догадывалась, насколько темное наречие богато грязными ругательствами!

Спокойно, а то и безучастно ожидая противницу, девушка пыталась оценить ее возможности. Минутку, а разве их не учат с рождения владеть своим телом и духом как оружием? И сохранять хладнокровие в любых ситуациях? Да будь ее высочество трижды в ярости, не должна она была попасться на примитивной подножке! И сгруппироваться не смогла… А когда та снова устремилась на Лину, уже имея далеко не идеальный вид, Лина заподозрила, что принцесса просто очень юна. И, снова увернувшись, побежала.

Главным преимуществом ведьмочки было длинное белое платье, путающееся в ногах эльфийки. И, наматывая круги по залу, она ни на секунду не забывала об этом. Барбарис опять пострадал, когда, подпрыгивая словно коза, девушка промчалась по лабиринту. Принцесса вопила что-то неразборчивое, Лина берегла дыхание, но долго этот забег продолжаться не мог. В безудержном адреналиновом веселье «жертва» выглянула из-за трона, где настороженно замер Страж Порога и прочая, и скорчила рожу ошеломленной преследовательнице. И хотела рвануть дальше, но, споткнувшись о чью-то ногу (явно Повелитель постарался, шутник), полетела на землю! С победным шипением сверху навалилась тяжело дышащая эльфийка.

А дальше… дальше неожиданно проснулись инстинкты. Древние, как сама жизнь, и, пожалуй, в повседневности только мешающие. Правым локтем – назад! И пока там раздаются придушенные всхлипы, развернуться, хватая левой пятерней за спутанные космы бывшей элегантной прически. И сбросить с себя… тело. Дальше – еще проще. Добавить кулаком в лицо и уложить на травку, придавив коленом и вывернув тонкую руку за спину.

Победно оглядеться. Осознать последствия и прошипеть грязное ругательство, ощущая, как уходит горячка поединка.

Мамочки!

Поляна напоминала поле после прохода пехотного полка. Все пространство до лабиринта было взрыто, а сами кустики изрядно помяты. Судя по ощущениям в некоторых частях тела, забег не прошел даром ни для Лины, ни для барбариса. Тот сдался не без боя, с лихвой отплатив за поломанные ветви. Присутствующие с дружным ужасом вперились в своего властелина, а он… ведьмочка обернулась… смеялся, внешне оставаясь совершенно невозмутимым и даже суровым. Вытянув ноги в высоких мягких сапогах, он откинулся на спинку трона, небрежно заложив одну руку назад. Смеялись глаза, поблескивая золотыми искрами, уголки рта нервно подергивались, а пальцы правой руки выстукивали какой-то бравурный ритм. Даже дракончик на небольшой круглой эмблеме весело отблескивал перламутром.

Лина невольно улыбнулась, извиняясь взглядом. Раздался резкий щелчок пальцев, и обеих поединщиц вздернуло на воздух, а развороченный газон затянул густой синеватый туман, приятно холодя щиколотки. Дроу в полном молчании перетек из положения сидя в стоячее и скользнул к ним. Замерших вдоль стены мастеров уже можно было сдавать в кунсткамеры, до такой степени они перестали походить на живых!

– И что же с вами делать? – с легкой укоризной спросил Повелитель.– Сьена, дочь моя, признаешь ли ты свое поражение?

– Угм! – дернулось в воздухе ее исцарапанное высочество, согласно кивая.

Лина сочла за лучшее промолчать, внимая неожиданным приятным ощущениям. Пряная осенняя свежесть и холодная до боли в зубах родниковая вода, прозрачные золотистые листья, медленно кружащиеся под бледным небом и осторожно ложащиеся на влажную, взрытую землю. Тонкий узор из голых ветвей, обещающий новое рождение… Ожидание лучшего. Лина всегда любила осень…

Поймав чуть удивленный лиловый взгляд, она удивленно сообразила, что проваливается в транс, и сосредоточенно вытолкнула из сознания посторонние, навеянные чуждой силой ощущения.

– Твое наказание, Сьена,– расширение личного круга на две личности и плодотворное вежливое общение с майл’эйри Эйден. А вы что скажете? – неожиданно обратился Повелитель к Лине, заложив руки за спину.

– Инцидент исчерпан,– чуть касаясь травы ногами, произнесла та ритуальную фразу,– удовлетворение получено. Но разве ее высочество не обучали Искусству?!

– Теперь – будут! Все свободны! – резко кивнул дроу, разворачиваясь.

Ментальный захват ослабел, и Лина хлопнулась на вновь идеальный газон и уже оттуда наблюдала, как ее высочество транспортируют в покои. Силком. Она громко возмущалась и сыпала ругательствами на головы двух стражей.

Лина встала, отряхиваясь и жалостливо оглядывая лохмотья штанов. Утешало только то, что принцесса выглядела еще хуже. Голова гудела, словно колокол, в котором от стенки к стенке скакала одна только мысль. Вот повеселились так повеселились! Наткнулась на незамутненный изумлением, ужасом и прочими неподобающими чувствами взгляд мелкого дроу и нагло подмигнула.

ГЛАВА 5

– Скажите, мастер, у вас на дворцовых приемах всегда так весело?

– Нет, скорее страшно,– вздохнул Тьеор, который пережил пару очень неприятных мгновений под взглядом Повелителя, думая о том, что ему не избежать официального порицания.

Они направлялись в апартаменты придворного алхимика, спешно освобожденные предыдущим владельцем под недовольное ворчание дроу о количестве одежды, требующейся недоучившимся человеческим ведьмам. Лина весело огрызалась, чувствуя, что преодолена какая-то странная стена и разговор складывается легкий и непринужденный.

– Да не мелочись ты! – фыркнула она.– Какое жалование положено придворному алхимику?

– Так его же отрабатывать придется! – дернул плечом темный.– Алхимик – это такой специальный дроу, к которому обращаются все кому не лень для решения мелких и недостойных проблем, с которыми к магу и не сунешься! Но я наконец взгляну на дворцовую лабораторию. И не только взгляну…

Посмотрев на мечтательное лицо руководителя, Лина понадеялась только, что оно того стоит.

– Любопытство сгубило не одну кошку,– тихо буркнула она.

Они неторопливо шли длинным, изгибающимся вдоль зала коридором с множеством ответвлений. Полированный гранит совершенно не скользил под сапогами. Время от времени темноту пересекали полосы света, бьющие из узких проемов, выходящих под купол. Наконец свернули в самый последний, темный коридор.

– А все же, скажи, почему так весело?

– Весело… Ну, кто знает, чем все это могло обернуться… Просто Повелитель скучал.– Дроу тяжко вздохнул и замолчал.

– Да? Вы еще и скучать умеете?!

– Представь себе, и не только это. Не язви, ведьма, претензии не ко мне! Представь, если у тебя за тысячу лет жизни не одна эпоха прошла перед глазами и все мыслимые, да и немыслимые удовольствия уже перепробованы…

Лина содрогнулась:

– К счастью, не могу. Но ведь вы, такие верноподданные, не даете скучать вашему властелину?

– По мере сил…

– И как же развлекается Повелитель?

– Кто-то там говорил что-то о кошках? – прошипел раздраженно Тьеор, подходя к нужной двери.

– Да ладно тебе! Не знаешь, так и скажи!

– Он коллекционирует,– бросил мрачно дроу.

– Что? – Сейчас, сейчас откроется тайна!

Лина чуть не приплясывала от восторга и нетерпения.

Злость в красных глазах стала почти осязаемой:

– Заговорщиков.

– Каких заговорщиков?

Дроу шикнул и уже спокойно продолжил:

– Обыкновенных – исполнителей, заказчиков, предателей и идеалистов. И прочих разных желающих заполучить Черный трон.

– Такая неудобная штука, кстати.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 22 >>