Алекс Орлов
Бросок Саламандры

– Делай как знаешь! Я заплачу! – пообещал Кларк.

– О’кей, тогда устроим сюрприз одному местному парню! Он мне на днях фальшивое масло продал! – прокричал таксист и, проскочив по улице еще метров пятьдесят, свернул в какой-то тупик.

– Там же нет дороги! – закричал Райли.

– Есть, только узкая! – возразил водитель и погнал машину прямо к проходу впритирку к небольшой торговой палатке.

За десяток метров до преграды машина наехала на бордюр и, подскочив, встала на два колеса.

– А-а-а!!! – завопил Райли, и Кларк едва не последовал его примеру.

Однако такси благополучно втиснулось в узкий проход и снова опустилось на четыре колеса, а мчавшийся следом «Кубару» завизжал тормозами и со всего ходу протаранил палатку. Кларк, обернувшись, увидел летящие по воздуху емкости с фальшивой смазкой.

Между тем «Кубару» уцелел после столкновения и продолжил преследование такси, которое мчалось к морю.

Слева потянулся бетонный желоб, по которому в море уходила дождевая вода, а справа поднимался заросший травой склон.

– Упорные ребята… – заметил водитель, видя, что преследователи постепенно приближаются. Выгадав удобный момент, он повернул руль, и такси, слегка подпрыгнув, оказалось в бетонном желобе.

Это было идеальное место для быстрой езды, и вскоре такси мчалось на предельной скорости по сухому дну бетонного каньона. Следом за ним, не отставая ни на сантиметр, держался вишневый «Кубару».

В какой-то момент он попытался обойти беглецов по наклонной плоскости, но таксист тут же выскочил на стенку и не дал преследователям выйти на позицию для стрельбы.

– У них мотор мощнее! – сообщил он очевидную для Кларка вещь.

– Какой же выход?

– Еще пятьдесят кредитов, и я сделаю фокус!

– Хорошо, я согласен!

Неожиданно «Кубару» стал отставать.

– У них сломалась машина! – предположил Райли.

– Нет, – возразил таксист, – они знают эти места и понимают, что деться нам некуда, если только наша тачка не амфибия.

– Так в чем твой фокус?! – спросил Кларк, не очень представляя, какой у них остается выход.

– В том, что я на Таврической войне три года летал на «Ме-009»…

На дне дождевого желоба стали появляться зловонные лужи, а вскоре их стало так много, что они соединились в длинную сточную канаву.

Теперь таксист был вынужден вести машину по наклонной стенке желоба. То же самое делали и преследователи на «Кубару». Когда впереди показался сухой участок дна, таксист сказал:

– Ну, вы готовы?

– Готовы, – подтвердил Кларк.

– Нужно вызвать полицию! – гнул свое Райли.

– Тогда поехали! – крикнул водитель и, направив машину вниз, лихо развернулся, а затем на дымящихся покрышках стал разгоняться в обратную сторону, прямо на приближавшийся «Кубару».

Поняв, в чем заключался «фокус», Кларк и Райли заорали что было мочи. Автомобиль-преследователь стремительно надвигался, и казалось, что столкновение неизбежно. Уже в подробностях были видны хромированный оскал радиаторной решетки, узкие щелочки фар и слепой блик затемненного стекла. Именно так в понимании Кларка и Джерри выглядела их смерть.

Однако в последний момент у водителя «Кубару» сдали нервы, и он свернул вниз, направив машину в зловонную лужу.

6

Такси мягко притормозило возле ресторана, и Кларк протянул водителю стокредитовый билет.

– Этого хватит? – спросил он.

– Да, мистер, вполне.

– Джерри, – толкнул приятеля Кларк, – выходи, мы приехали.

– Что? – не понял тот. Он до сих пор не мог прийти в себя.

– Вот ресторан «Барбекю», – указал пальцем Кларк, – а вон лужайка, на которой мы попьем пива…

Райли ничего не ответил, но из машины выбрался без посторонней помощи.

Когда такси уехало, он долго смотрел ему вслед, а Кларк озабоченно вертел головой, опасаясь новых сюрпризов.

– Поехали домой, а, Эдди… – жалобно попросил Райли, и через секунду его вырвало прямо на дорогу.

Подъезжавшая машина вильнула в сторону и объехала образовавшуюся на обочине лужу.

– Ни в коем случае, приятель, – нарочито бодрым тоном произнес Кларк. – Сейчас самое время что-нибудь скушать.

– Не могу я ничего кушать, Эдди. Когда мы ехали, я думал, что умру.

– Значит, нужно было добираться на катере. Отсюда поплывем по воде, это я тебе обещаю.

– Ты знаешь, кажется, мне полегчало, – сообщил вдруг Райли, ощупав свой живот.

– Ну вот. Значит, можно закусить.

Сойдя с дороги, они вышли на лужайку и направились к небольшому возвышению, где стояли спрятанные под широкими зонтами столики.

Посетителей на площадке было немного, и Кларк сам выбрал место, откуда хорошо просматривались дорога, ресторан «Барбекю» и вся лужайка.

– Что закажем?

– Хочу фруктовый салат, – признался Райли.

– Как скажешь, только боюсь, здесь фруктовых салатов не подают. Это все-таки ресторан, а не оздоровительный клуб.

По дороге проехал автомобиль. Кларк проводил его долгим взглядом. Машина скрылась за поворотом, и Кларк перевел взгляд на подошедшего официанта:

– Пива легкого и чего-нибудь горячего – мяса или грибов.

– Есть грибы, панированные пресным хлебом.

– Хорошо, это мне подходит, – кивнул Кларк.

– А мне ситро, – сказал Райли.

– Кислое или сладкое? – уточнил официант.

– И того и другого по бокалу. Крабы есть?

– Только лесные.

– Так уж и говорите – пауки. А то «лесные крабы»… Ладно, пару штук я съем.

Приняв заказ, официант удалился, а к ресторану подъехал низенький микроавтобус, похожий на клопа. Он остановился на стоянке, но из салона никто не вышел.

– Давай все-таки вызовем полицию… – прошептал Райли, нервно поглядывая на фургон.

Наконец дверцы подозрительной машины открылись, и оттуда вылезли мужчина с женщиной и двумя детьми.

Кларк облегченно вздохнул. Ему подумалось, что, наверное, лучше бы они поехали домой. Но только не на автомобиле – на длинном мосту, связывающем остров с берегом, могло произойти все, что угодно, другое дело прогулочный катер, где все пассажиры на виду.

Напряжение последних часов начинало сказываться, память Кларка стала все настойчивее навязывать фрагменты, которые он старался не «просматривать».

Длинный коридор. Гул мощных ударов и сигнал тревоги, вспоровший монотонную скуку. Топот десятков чужих солдатских ботинок и беспощадный огонь в упор и без разбора.

Кларк помнил владевшее им тогда чувство беспомощности и шипованные ботинки захватчиков прямо перед его лицом. А потом голос, такой знакомый, что, казалось, он вот-вот его узнает. Но нет, волна боли забрала все силы, и Кларк потерял сознание…

– Эдди, тебе что, плохо?! – Райли испуганно потряс приятеля за плечо.

– Все в порядке, старик. Просто обдумываю ситуацию.

– А что тут обдумывать? В полицию надо. Неизвестно, что они собирались с нами сделать, эти парни на «Кубару».

– Да, – согласился Кларк, хотя прекрасно понимал, что им угрожало.

– Ваш заказ, джентльмены! – объявил подоспевший официант и начал расставлять бокалы с пивом и горячее.

– Эй, а это что за бутылка? – спросил Кларк. – Мы это не заказывали…

– Это подарок от одной вашей почитательницы, которая находится внутри ресторана! – сообщил официант с радостной улыбкой, ожидая, очевидно, что клиенты подпрыгнут от восторга.

Не говоря ни слова, Кларк схватил бутылку и отшвырнул ее в сторону, понимая, что времени на полноценный замах у него уже нет.

Еще не коснувшись земли, «презент почитательницы» рванул в полете, и спрессованная стена горячего воздуха в мгновение ока снесла хлипкие столики вместе с сидевшими за ними посетителями.

Широкие зонты, словно гигантские медузы, взмыли в небо и, подхваченные морским ветром, полетели к прибрежной полосе, а в самом ресторане осыпались два стекла и сорвалась вниз большая деревянная вывеска.

«Кажется, опять пронесло», – подумал Кларк, поднимаясь с пола и отряхиваясь.

– Помоги мне, Эдди, – простонал Райли из-под придавившего его официанта.

Кларк перевалил бездыханное тело на спину и увидел под ним Джерри, залитого кровью официанта.

Выбежавшие из ресторана персонал и посетители бросились к площадке, чтобы оказать помощь тем, кто уцелел. Первым делом все подбегали к Райли, который, весь окровавленный, возвышался посреди этого разрушения.

– Господа, поверьте, на этот редуктор у меня было заключение эксперта! Поверьте – оно у меня в сейфе! Там есть все гарантии! – кричал невысокий человек в клетчатой жилетке.

– Успокойтесь, мистер, взорвался не конденсат, – сказал Кларк.

– Правда?! – На лице владельца ресторана появилась счастливая улыбка, а из глаз покатились слезы. – Какое счастье! – простонал он, а двое добровольцев, тащивших труп, посмотрели на хозяина как на сумасшедшего.

Со стороны моста послышался заливистый вой полицейских сирен.

7

Лейтенант Питерс закурил вонючую сигару и, посмотрев на Кларка сквозь синеватую струйку дыма, произнес:

– Все, что вы мне тут наговорили, мистер, больше похоже на сказочку для малышей. Но я уже вышел из этого нежного возраста, если вы заметили.

– Я заметил, лейтенант, – сказал Кларк и устало вздохнул.

Перед допросом в отделе криминальных расследований он два долгих часа давал показания в муниципальном отделе полиции.

– Итак, начнем все сначала и по порядку. Теперь я буду говорить, а вы, мистер Кларк, поправьте меня, если я что-то не так понял. Первое, вы с вашим приятелем, э-э… – полицейский заглянул в записи, – Джеральдом Райли поехали на острова, чтобы посмотреть гонки. Так?

– Именно так, лейтенант.

– Хорошо. – Питерс пыхнул сигарой, и его лицо исчезло в табачном дыму. – И неожиданно вас начал преследовать вишневый «Кубару» с форсированным двигателем. Правильно?

– Правильно, лейтенант.

– От погони вас спас водитель такси, имя которого вы не знаете, номер машины которого тоже не помните. Мало того, ваш приятель, э-э… Райли, все время путается в своих показаниях.

– Во время погони он чувствовал себя не слишком хорошо, лейтенант, и почти все время провел, лежа на заднем сиденье.

– Похоже на то, ведь он договорился до того, что ваше такси ехало на двух колесах. – Лейтенант оторвался от записей и поднял глаза на Кларка: – Это так?

– Не все время, а только в том месте, где проехать на четырех колесах было невозможно.

– Мистер Райли сказал, что этот цирк происходил где-то возле городского ливнестока.

– Да, километров за пять до моря.

В дверь постучали. Лейтенант еще раз глубоко затянулся полной грудью и просипел:

– Входите…

Дверь открылась, и показался патрульный.

– Ну что? – коротко спросил лейтенант. Полицейский переступил с ноги на ногу и пожал плечами:

– Кто-то разнес палатку торговца, сэр.

– Свидетели есть?

– Никто ничего не видел, но слышали рев моторов и сильный удар.

– Свободен…

Патрульный вышел, а лейтенант Питерс развел руками, словно сожалея, что не может помочь Кларку в подтверждении его версии:

– Сами видите, мистер Кларк, никакой езды на двух колесах не было. Иначе палатка осталась бы целой.

– На двух колесах проскочил только наш таксист, а преследовавший нас «Кубару» как раз и врезался в палатку, – пояснил Кларк.

– Охотно вам верю, мистер Кларк, но только потому, что вы мне симпатичны. – Лейтенант прикусил сигару, пепел упал на письменный стол. Смахнув его ладонью, Питерс снова заглянул в записи и предложил: – Давайте перейдем к той части ваших приключений, которую могут подтвердить свидетели. Вот несколько человек утверждают, что видели, как вы швырнули какой-то предмет и тот взорвался. – Лейтенант пристально посмотрел на Кларка, наблюдая за его реакцией. – Что это был за предмет, мистер Кларк?

– Я уже говорил, что это была бутылка и я отшвырнул ее в сторону, заподозрив, что это взрывное устройство, – повторил Кларк, понимая, что, пока не расскажет лейтенанту все о событиях последних дней, тот ему не поверит.

Лейтенант Питерс сидел молча и пыхтел сигарой. За стеной слышались яростные ругательства – кого-то допрашивали с особым пристрастием.

– Хорошо… – наконец сказал лейтенант, однако договорить ему не дали.

Дверь открылась, и появился человек с раскрасневшимся лицом и слипшимися от пота волосами. Ворот на его рубашке был расстегнут, а рукава засучены до локтей.

– Питерс, будь другом, замени меня на пятнадцать минут. Нужно промочить горло, а то запарился весь.

– Хорошо, Доди, только перчатки твои, – сказал лейтенант.

– Держи. – Доди бросил на стол Питерса скомканную пару и вышел, а лейтенант Питерс, натянув тонкие перчатки, посмотрел на Кларка: – Посидите пока, подумайте. Я скоро… – И он вышел из кабинета, плотно притворив за собой дверь.

Кларк вздохнул и огляделся. Решетки на окнах, старый сейф и потемневшие стены – все как и положено в заведениях подобного типа.

Собираясь с мыслями, Кларк начал выстраивать схему, по которой ему стоит начать свой рассказ. И хотя Кларку не хотелось посвящать во все полицию, другого выхода не было. Дело принимало совершенно нелепый оборот.

Про свою прошлую службу говорить было необязательно, хотя Кларк подозревал, что лейтенант Питерс уже об этом знал. Иначе почему он обращался с Кларком так подчеркнуто вежливо.

«Если через пару часов меня не выпустят, нужно звонить Марго…» – подумал Кларк.

Из-за стены донеслась грубая брань, а затем крики, перешедшие в сплошной дикий вой.

– Колись, с-сука! Кому говорю, колись! – узнал Кларк голос лейтенанта Питерса.

Затем послышались звуки ударов, которые не прекращались минут пять.

«Интересно, – подумал Эдди, – вытащил он изо рта сигару или нет?»

Тем временем шум прекратился, и кто-то крикнул в коридор:

– Позовите врача!

«Перестарались», – догадался Кларк.

Через минуту шум возобновился. Допрашиваемый выкрикивал что-то невнятное, а Питерс требовал признания.

Наконец, видимо не выдержав, бедняга сознался.

Питерс вернулся в кабинет, держа в руках пиджак и галстук. Перчаток на нем уже не было.

– Не скучали? – весело спросил он.

– Нет, я все обдумал.

– Правда? Это радует.

Лейтенант вытащил из шкафа плечики и аккуратно повесил на них пиджак.

– Не считайте меня таким уж зверем, мистер Кларк. Все равно это должен был кто-то делать, а при нашей сидячей работе физические нагрузки ой как полезны.

– Я понимаю, – кивнул Кларк. В кабинет заглянул Доди.

– Ну что? – спросил он, дохнув запахом сосисок с горчицей.

– Нормально, – ответил Питерс, – он уже все подписал. Сказал, что старуху-ростовщицу убил топором.

– О чем ты, Питерс?! Его взяли в банке!

– Да? – Удивление лейтенанта длилось только мгновение. – Ну, тогда иди перепиши показания. Он сейчас подпишет что угодно.

Доди ушел, а с ним исчез и запах сосисок.

– Ну так что вы обдумали, мистер Кларк? – спросил Питерс, возвращаясь за свой рабочий стол.

– Я решил вам рассказать все с самого начала. Все о событиях последних дней.

– Я польщен. – Лейтенант со значением кивнул и, достав из ящика освежающую салфетку, вытер лицо. – Домой, кстати, позвонили? – добавил он, кивнув на свой телефон.

– Нет, я решил, что без вашего ведома делать этого не стоит.

– Приятно иметь дело с джентльменом, а то, знаете ли, в основном мы видим здесь только отъявленных негодяев. – Питерс сжал кулак и посмотрел на побелевшие костяшки. Затем перевел взгляд на Эдди: – Говорите, мистер Кларк, я слушаю.

– Вчера, возвращаясь домой, я остановился возле афиши галереи «Абрис»… – начал Кларк.

– У галереи «Абрис»?

– Ну да, я там недалеко живу.

– Понятно. Ну и что же дальше?

– Ну, постоял, прочитал вывеску и только собрался идти домой, как мне запорошило глаза кирпичной крошкой.

– Ну да? Это каким же образом?

– Сначала я и сам ничего не понял и поднялся к парадной двери галереи, чтобы возле фонтана промыть глаза.

– Там есть фонтан?

– Да.

– Мы это проверим, – пообещал лейтенант и сделал в записях пометку. – Что было дальше?

– Ничего особенного. Пришел домой, лег спать, а утром мы с Джеральдом Райли собрались поехать на острова посмотреть гонки. Когда я снова проходил мимо афиши, то заметил, что возле того места, где накануне вечером мне запорошило глаза, стоят двое рабочих. Как оказалось, они решали, каким образом вынуть из стены разбитый кирпич и заменить его новым.

– Что-то я не улавливаю главной мысли, мистер Кларк.

– Дело в том, лейтенант, что в кирпиче оказалась дырка от пули…

– То есть вы хотите сказать, что кто-то стрелял вам в голову, но всего лишь запорошил вам глаза?

– Именно так, лейтенант.

– Если там была дырка, то мы это тоже проверим. – Питерс сделал в записях еще одну пометку.

– Можете себе представить, как я себя чувствовал, когда понял, что кто-то пытался меня убить.

– Да, наверное, вам было не по себе, – согласился Питерс – Еще какие-нибудь подробности?

– Поначалу мы с Джеральдом Райли собирались пойти на финал – у нас и билеты были. Но его совершенно неожиданно увела из бара неизвестная красотка.

– То есть вы намекаете, что вас намеренно оставили в одиночестве?

– Я не могу ничего утверждать, лейтенант, я только передаю ход своих рассуждений. Дело в том, что сразу же после того, как мне запорошило глаза, новой подружке Джерри позвонили, и она покинула его, сказав, что ее маме нездоровится.

– То есть прервала любовное свидание, – уточнил лейтенант.

– Да. А когда за нами устроил погоню этот «Кубару», я понял, что за мной действительно охотятся. Поэтому, когда официант сказал нам с Джерри, что вино – это якобы презент от незнакомки, я схватил бутылку и швырнул ее на лужайку, но она взорвалась еще в воздухе…

Решив, что рассказал достаточно, Кларк замолчал.

– Но если бы вы бросили ее себе за спину, жертв было бы меньше, – заметил лейтенант.

– В тот момент трудно было оценить, куда бросать лучше. Я видел только лужайку и поэтому…

– Да нет, мистер Кларк, я вас не обвиняю… И то, что вы все подробно рассказали, – правильно. Насколько я понимаю, теперь вы нуждаетесь в защите. Так?

– Наверное, – неопределенно пожал плечами Кларк. Он и сам не знал толком, нуждается он в защите или нет.

– Поэтому, – продолжал Питерс, – отпустить вас, пока не будут проверены ваши показания, я не могу.

– Но… – хотел было возразить Кларк.

– Но, – перебил его лейтенант, – позвонить домой вы сможете. Побудете под нашей опекой пару дней, в чистой одиночной камере. Многие об этом даже мечтают, уверяю вас. – И, предупреждая дополнительные вопросы, лейтенант Питерс добавил: – А мистера Райли вы тоже пока не увидите – этого требует процедура дознания.

8

Несмотря на устойчивый запах дезинфекции, одиночная камера оказалась на удивление уютной.

Мягкий диван, кабельное телевидение, свежие газеты, минеральная вода на столе – все говорило о том, что в виновность Эдди Кларка как террориста никто не верил.

В небольшой нише за пластиковой ширмой находилась душевая кабинка, чуть дальше туалет. Большое окно, скорее всего, было искусственным, поскольку на нем не было решетки.

Кларк уселся на диван, затем дотянулся до платяного шкафчика и достал подушку.

Накрахмаленная наволочка едва не захрустела, когда Кларк провел по ней ладонью.

Он вспомнил свои первые дни на сборном пункте. Та же неопределенность, то же казенное белье и то же чувство, что ты ничего в этой жизни не значишь.

«Нужно поспать…» – решил Кларк и завалился на подушку.

В незнакомой обстановке сон для него был лучшим лекарством. Если удавалось уснуть на новом месте, пробуждение приносило бодрость и ощущение быстрого привыкания. К тому же через два часа должна была подъехать Марго, Кларк позвонил ей с разрешения лейтенанта Питерса.

Во время телефонного разговора, чтобы не напугать Марго, Кларк начал с длинного вступления, но в результате добился лишь обратного. Маргарет, всполошившись, порывалась примчаться к нему немедленно, захватив с собой полдюжины адвокатов. Правда, лейтенант Питерс отсоветовал это делать, пообещав, что больше никаких допросов не будет.

– После проверки вашего рассказа вы поедете домой, – пообещал он Кларку. – А ваша подруга сможет посетить вас не раньше десяти – во время пересменки. Так что пусть не спешит.

Дыхание Кларка становилось все размереннее. Он постарался отключиться от окружающего мира. Это было нелегко, но у Кларка имелась хорошая подготовка. Вскоре он начал погружаться в целительный сон.

«Как хорошо, как легко и спокойно», – промелькнула последняя вялая мысль, но вдруг, словно заставка приключенческого фильма, снова начался все тот же бред-воспоминание.

Тревога, мигание лампочек и запоздалое сообщение: «Нападение на базу!»

Кларк находился в комнате отдыха, где он, Кухард и Гомес проводили свой чемпионат по шахматам.

Сигнал тревоги прозвучал совершенно неожиданно и показался какой-то глупой шуткой. Тем не менее согласно сотни раз заученному сценарию они помчались к арсеналам.

Уже в переходах базы стало ясно, что нападение настоящее – система воздухообмена не успевала поглощать запахи гари и пороха.

Повсюду звучали выстрелы, а Кларк, Гомес и Кухард все бежали и бежали то в одну, то в другую сторону. Потом Кларк бежал вдвоем с Гомесом, а затем уже один.

Нападающие знали расположение всех объектов базы досконально и выбивали личный состав «Ульрика» как на стендовых состязаниях.

– Нас предали! – умирая, кричали бойцы, и они были правы…

Кларк проснулся рывком, словно его толкнули.

Открыв глаза, он огляделся и сразу вспомнил, где находится. Вмонтированные в стену часы показывали без четверти десять. Скоро должна была приехать Марго, возможно, она уже ждала внизу у проходной.

Кларк представил ее – элегантную и красивую, умело скрывающую свое волнение.

Поднявшись с дивана, он подошел к крохотному умывальнику и поплескал себе в лицо холодной водой. Затем снял с вешалки полотенце и вытерся.

Пригладив перед зеркалом волосы, Кларк поднял брошенный на стул пиджак и, оглядев его, заметил несколько прожженных отверстий – следов от недавнего взрыва.

«Какой дурак устроил на меня охоту?» – зло подумал он. Неведомый враг был опасен вдвойне. Кто он?

– Мистер Кларк! – произнес незнакомый голос, усиленный динамиком громкой связи. – К вам посетители. Желаете принять у себя или спуститесь вниз?

«Надо же, какое обхождение, – усмехнулся Кларк. – Хорошо сказали – у себя».

– Пожалуй, я приму их у себя.

– Хорошо, мистер Кларк, через минуту она будет у вас.

<< 1 2 3 4 5 6 7 >>