Алекс Орлов
Застывший огонь

Глава 4

Когда Ленни Фрозен подошел к афишной тумбе, Франка была уже там. В расклешенном светлом платье она показалась Ленни ослепительной красавицей. Он даже оробел, боясь, что Франка, увидев его в нелепом полосатом костюме, попросту рассмеется.

Однако она не рассмеялась и, оглядев Ленни сверху донизу, сказала:

– Да ты просто франт!

– Вот, это тебе, – со смущенной улыбкой Ленни протянул Франке огромный букет, обошедшийся ему в двести кредитов.

– Ой, спасибо! – воскликнула девушка, беря цветы, и крепко пожала Ленни руку.

– Куда пойдем?

– Да куда хочешь, – отозвалась Франка.

– Давай сходим в «Пробку», – предложил Ленни.

– А что это такое?

– Что-то вроде бара, где собираются всякие интересные люди.

– А что они там делают? Едят?

– Да. Едят, пьют, читают стихи, слушают психоматическую музыку.

– Ну пошли, – кивнула Франка и взяла Ленни под руку.

Бесконечно счастливый Ленни Фрозен повел девушку в «Пробку».

Франка почти на целую голову возвышалась над своим кавалером, вид странной пары привлекал внимание прохожих. Они с улыбкой оборачивались, но Ленни ничего не замечал и чувствовал себя на седьмом небе.

Реклама разливалась разноцветными огнями, блестящие бока лимузинов отражали фонари, прохожих и Ленни Фрозена, которого было едва видно из-за огромного букета.

Возле бара «Пробка» стоял седой швейцар в ливрее, стилизованной под изорванный рабочий комбинезон, но расшитой, как и положено, золотыми галунами. Увидев, что Ленни и Франка заворачивают к бару, швейцар поклонился и произнес заученную фразу:

– Все для сверчков – толковая дринкуха и кайфовый саунд.

– Что он сказал? – не поняла Франка.

– Это он так здоровается, – улыбнулся Ленни. – Не обращай внимания, все это вроде спектакля.

Пара прошла внутрь, и подоспевший официант тут же проводил гостей за лучший столик возле искусственного камина.

– Чем будем сычуг конопатить? – спросил официант.

Франка переложила свой букет в другую руку и вопросительно посмотрела на Ленни.

– С нами можете говорить нормально, мы гости, – пояснил Ленни.

– О, какое счастье, сэр, хоть иногда видеть здесь нормального человека, – облегченно вздохнул официант. – Если бы вы знали, как иногда хочется поджечь этот бардак. Так что вам принести?

– А что у вас есть?

– У нас много чего есть, сэр, но не все это съедобно.

– А что съедобно?

– Кофе, соленые сухарики, рисовые палочки, коктейль «Людовик XIV» и травяное пиво «Коу». Все остальное – только приправа для наркотиков.

– Хорошо. Принесите мне пиво, а девушке…

– Тоже пиво. С сухариками, – сказала Франка.

– С удовольствием, мисс. – Официант с поклоном удалился.

– Самое главное здесь – представление, – сказал Ленни. – Через полчаса начнут собираться завсегдатаи, и тогда ты поймешь, зачем мы здесь.

Официант вернулся через три минуты, неся заказ, а потом снова убежал и притащил огромную вазу в виде амфоры.

– Это для вашего букета, мисс. – Он с улыбкой взял у Франки букет и поставил его в вазу рядом со столиком. – Ну вот, теперь у вас свой фикус, э-э, я хотел сказать, букет.

Появились новые клиенты, и официант поспешил к ним навстречу.

– Ты часто здесь бываешь? – спросила Франка, пробуя пиво.

– Нет. Сейчас пришел во второй раз.

– А с кем ходил до этого?

– Ни с кем. То есть без девушки. Меня приглашал Джимми. Он, как и я, увлекается шахматами.

– А я в шахматах ничего не понимаю, – призналась Франка. – Даже конем ходить не умею.

– Я тоже, – улыбнулся Ленни.

– Правда? А как же увлечение?

– Я не играю в шахматы, я их коллекционирую.

– О, как интересно! – удивленно воскликнула Франка и взяла из вазочки соленый сухарик.

– Ну а ты чем увлекаешься? – спросил Ленни.

– Я? Ничем.

– Но после работы ты что делаешь?

– Что и все. Смотрю телевизор, ем, иногда хожу на свидания.

– У тебя есть парень?

– Постоянного парня у меня нет.

– А почему?

– У нас на работе ребята простые. Они сразу зовут к себе на квартиру да еще намекают, чтобы выпивки купила. О шахматах, понятное дело, не говорят ни слова.

– А что смотришь по телевизору?

– Сериалы про любовь.

– Какие?

– А все равно какие, – Франка пожала плечами.

Количество посетителей в баре постепенно увеличивалось, и вскоре на сцену взобрался худой человек с жидкой бородкой и длинными, перевязанными тесьмой волосами.

– Он будет петь? – спросила Франка.

– Я не знаю, – признался Ленни. – Сейчас посмотрим.

Длинноволосый встал спиной к залу и замер. Около пяти минут он стоял не шевелясь, затем повернулся и объявил:

– «На злобу ночи». – И снова надолго замолчал.

– Так будет он петь или что? – не выдержала Франка, нетерпеливо хрустя сухариками.

В этот момент длинноволосый начал декламировать:

 
Ночь, ночь, ночь,
Дерьмо, дерьмо, много дерьма,
Плевать мне, плевать,
Но я в дерьме. А вы?
Ночь, ночь, ночь.
 

Длинноволосый сошел со сцены, провожаемый аплодисментами.

– Что это было, Ленни? – удивленно спросила Франка.

– Стихи.

– Стихи про дерьмо?

– Каждый художник имеет право самовыражаться.

– За такие выражения могут и в участок забрать. Мой сменщик Карл Руннельфельд обозвал одну старуху «кошелкой с дерьмом», так за ним пришли полицейские. Он как миленький выложил три сотни штрафа и с тех пор больше не выражается.

– Это другое, Франка. Одно дело – искусство и совсем другое – брань.

Тем временем на сцену вышел очередной исполнитель. В руках он держал суковатую палку, в которую были вбиты два больших гвоздя с натянутой между ними струной.

– Ну и гитара у него, – покачала головой Франка. – Слушай, Ленни, давай еще закажем пива.

– А может, попробуем коктейль «Людовик XIV»?

– Хорошо, но только пусть и сухариков еще принесут.

– Ты, я вижу, голодная?

– Ага, – кивнула Франка, – после смены только и успела, что помыться да причесаться.

– Тогда пойдем в ресторан, я знаю одно место, где…

– Да ладно тебе, Ленни, деньги только тратить, – махнула рукой девушка. – У тебя дома есть чего пожевать?

– У меня дома? Да.

– Ну вот, сейчас досмотрим концерт этих чудиков и пойдем к тебе.

– Хорошо, – согласился Ленни, не совсем понимая, что Франка имеет в виду.

А на сцене продолжался номер «гитариста». Исполнитель дергал за единственную струну и громко выкрикивал:

– Кайф от музыки! Кайф от музыки!

– Да не особенно-то и большой кайф, – оценила выступление Франка.

– Совершенно с вами согласен, мисс, – сказал официант, который принес дополнительный заказ.

– Как же вы здесь работаете? Привыкли? – спросила девушка.

– К этому невозможно привыкнуть, мисс, – трагическим голосом произнес официант и, поклонившись, ушел.

– А тебе нравится, Ленни? – поинтересовалась Франка.

– Пожалуй, чересчур длинновато.

Наконец музыкальный номер закончился, и под жидкие аплодисменты «гитарист» покинул сцену.

– Ладно, поехали к тебе, Ленни, – сказала Франка, допивая свой коктейль. – Заодно покажешь мне свои шашки.

– Шахматы, – поправил ее Ленни.

– И шахматы тоже, – согласилась девушка.

Ленни подозвал официанта и расплатился.

– А цветы? – спохватился Ленни, когда они с Франкой были уже возле выхода.

– Пусть останутся там, в большой вазе, – сказала девушка. – Как настоящий фикус.

Швейцар помог Ленни поймать такси и вежливо придержал дверцу, пока Франка садилась в машину.

– В Старый город, – сказал Ленни, и таксист кивнул, бросив на клиента короткий профессиональный взгляд.

Машина быстро покатилась по вечерним улицам, притормаживая на перекрестках и сигналя пешеходам. Ленни Фрозен сидел рядом с Франкой, ее голова покоилась на его плече. Ленни было так хорошо, что он едва не расплакался, а когда такси остановилось возле дома, ему стало даже немножечко жаль.

– На каком этаже ты живешь? – спросила Франка, оглядывая здание.

– На восьмом. А что?

– Да ничего. Просто так.

Они зашли в темный двор, и тут девушка остановила Ленни и жарко его поцеловала.

– О Франка, – только и сумел сказать Ленни, когда отдышался. От поцелуя у него сильно закружилась голова. Ленни и не подозревал, что целоваться так приятно. Он встречался с женщинами, но это, за исключением одной пьяной студентки, были встречи за деньги. И ни о каких поцелуях не могло быть и речи. А тут…

– Крошка, поцелуй и меня тоже! – прозвучал чей-то грубый голос.

Ленни обернулся и в свете тусклого фонаря увидел Джада Килхера, хулигана-переростка, который частенько вымогал у Ленни деньги. Рядом с Джадом стояли два его дружка: гигант Пит Хотберг и Декс Санчес по кличке Шило.

– Привет, толстячок. Рад, что ты не теряешь время даром, – улыбнулся Джад Килхер, демонстрируя зубы из нержавеющей стали.

– Привет, Джад, – с наигранной бодростью произнес Ленни. – Извини, друг, мы спешим.

– Тю-тю-тю. – Джад шагнул навстречу и загородил дорогу. – Ты не хочешь познакомить нас со своей подружкой, Ленни? Не очень-то это хорошо по отношению к старым друзьям.

Пит и Декс Санчес радостно загоготали.

– Что тебе нужно, Джад? Денег? Изволь, я дам тебе, у меня есть. – Ленни трясущимися руками полез в карман. – Вот возьми, здесь больше трехсот кредитов, только оставь нас в покое.

Джад взял деньги и, положив их в карман, сказал:

– Надеюсь, ты понимаешь, Ленни, что я беру только взаймы и обязательно тебе отдам. Веришь?

– Верю, Джад. Конечно, верю, – с готовностью закивал головой Ленни. – А теперь пропусти нас, пожалуйста, домой.

– Проходи, Ленни, тебя я не держу, а твоя красавица пусть задержится. Ненадолго, уверяю тебя. – Джад Килхер снова улыбнулся, демонстрируя блестящий металл вставной челюсти. – Мы быстро.

Пит и Декс Санчес снова засмеялись. Затем Санчес дал Ленни пинка, а Пит Хотберг схватил своими клешнями Франку.

– Пусти, подонок! – закричала девушка и ухитрилась заехать Питу локтем по лицу.

– Ах ты, сука! – взревел тот и начал срывать с Франки платье.

Ленни вскочил на ноги и бросился на Пита с кулаками, однако Джад подставил ему подножку, и Ленни упал, больно ушибив колено.

– Обожаю, когда сопротивляются, – радовался Пит. – Кто первый, Джад?

– Я, кто же еще? – отозвался Джад и начал расстегивать ремень.

Ленни на четвереньках рванулся к Питу Хотбергу и впился зубами в его ногу.

– Куда смотришь, Шило! – завопил Пит, но Франку не выпустил.

Санчес ударил Ленни ногой в лицо, и тот отлетел на пару метров.

– Отдохни, приятель, – проговорил Санчес и, повернувшись к рычавшей, точно пантера, Франке, запустил ей руку под платье. – Хороша девка! Я второй!

– А я что же, последний? – обиделся Пит.

– Нет, ты всего лишь третий, а последним будет Ленни! – сказал Джад, и все трое рассмеялись. – Ленни! О, да тебе все мало? Шило, добавь ему.

Санчес вышел навстречу поднявшемуся Ленни.

– Ты смотри, Джад, он со мной драться собрался! А вот это видел? – В руке Санчеса блеснул нож.

Ленни стоял неподвижно, глядя прямо перед собой. Санчес сделал резкий выпад и, припав к Ленни, как к стене, замер. Через секунду он качнулся назад и упал на спину, демонстрируя рукоять ножа, торчавшего из его груди.

– Вот дерьмо, – выдохнул Джад, глядя на распахнутые глаза Санчеса. – Убей его, Пит!

– Моментально, – отозвался Хотберг и с силой отшвырнул в сторону Франку. Девушка ударилась о дерево и повалилась без чувств. – Моментально, Джад, – повторил Хотберг и двинулся на Ленни, ожидая, что тот начнет отступать. Однако противник сам сократил дистанцию, и в грудь Пита, как в барабан, ударила серия тяжелых ударов.

Хотберг запоздало махнул кулаком, и его рука попала в жесткий захват. Взвыв от боли, он упал на колени, затем последовал хруст позвонков, и огромное тело завалилось на бок.

– Эй, Ленни! Мы же друзья, Ленни, – бормотал Джад Килхер, отступая все дальше, к стене дома.

Но Ленни, казалось, не слышал его, сокращая дистанцию для следующей атаки. Джад хотел было убежать, но взгляд Ленни парализовал его, заставив трястись от страха и ужаса в предчувствии неминуемой смерти.

– Ле… Ленни, – только и успел пролепетать Джад Килхер, когда стальные пальцы сомкнулись на его горле. И наступила тишина.

Франка поднялась с земли и, прислонившись к столбу, дотронулась до своего лба. Там была здоровенная шишка. Девушка поморщилась и только сейчас заметила своего знакомого.

– Что произошло, Ленни? – спросила она.

Ленни дернулся и, повернувшись, увидел Франку. В его глазах не отразилось никаких чувств, и он двинулся к девушке. Казалось, он собирается уничтожить и ее тоже.

– Ленни, ты что?! – почувствовав неладное, вскрикнула Франка.

Ленни остановился, его лицо приняло наконец осмысленное выражение.

– Франка, что здесь случилось?

Со стороны улицы послышался вой полицейских сирен. По всей видимости, кто-то из жильцов вызвал патруль. Не долго думая, Франка схватила Ленни за рукав и потащила вдоль дома.

– Где твой подъезд?

– Следующий, – показал Ленни, едва не падая.

Франка втащила его в лифт и, спросив этаж и квартиру, нажала кнопку.

В лифте Ленни стало совсем плохо, и, когда двери открылись, он вывалился из него мешком.

Ощупав его карманы, Франка выудила ключи и, открыв квартиру, втащила хозяина внутрь. Там она с трудом забросила тело на тахту и только после этого оглядела свое платье.

Это было уже не платье, а несколько едва связанных между собой лоскутьев.

Ленни застонал, Франка озабоченно потрогала его лоб. С Ленни что-то было не так, однако о том, чтобы вызвать карету «Скорой помощи», не могло быть и речи. Там внизу, во дворе, Франка была в этом уверена, находилась целая армия полицейских.

Сбросив остатки нарядного туалета, Франка нашла в ванной купальный халат Ленни. Халат оказался коротковат, но это было все, что удалось найти в берлоге закоренелого холостяка. Никаких «дежурных» женских пеньюаров Франка не нашла, и это ей понравилось.

Девушка раздела Ленни до трусов и укрыла его одеялом. Тот как будто бредил и обильно потел, однако температура была невысокой, и Франка решила подождать до утра.

Вспомнив, что все еще голодна, она сходила на кухню и сделала себе бутерброд. Потом помыла посуду, которая копилась в мойке, наверное, не меньше месяца.

После всех этих трудов девушке захотелось спать, и она, раздевшись, скользнула к Ленни под одеяло.

Глава 5

Утром Ленни сквозь сон почувствовал, что дрожит от холода. Не просыпаясь окончательно, он пошарил вокруг себя рукой, стараясь нащупать одеяло. Одеяла не было.

Пришлось открыть глаза. Яркий свет заглянувшего в окно солнца заставил Ленни зажмуриться. Прикрывая глаза рукой, он покосился на будильник – часы показывали половину восьмого, и это означало, что он проспал.

Хлопнув себя по лбу и моментально спрыгнув с кровати, Ленни не обнаружил шлепанцев. Махнув на этот пустяк рукой, он зарысил в ванную и тут обнаружил, что на его тахте кто-то спит.

Он подошел ближе и вспомнил – Франка! Вчера он встречался с Франкой, и, судя по ситуации, у них все получилось. Заспанная физиономия Ленни расплылась в самодовольной улыбке, но, сколько он ни напрягался, ни одного сладостного момента из прошедшей ночи вспомнить так и не сумел.

«Наверняка я был хорош, – решил Ленни. – Вон как заездил подружку, до сих пор спит».

Ленни сходил в ванную, принял душ, не найдя халата, замотался в полотенце и вышел на кухню. Первое, что ему бросилось с глаза, была пустая и чистая мойка. Ленни мысленно поблагодарил Франку и включил электрочайник.

– Привет, – услышал он и оглянулся. В его банном халате, смущенно улыбаясь, перед Ленни стояла Франка. Ее глаза были слегка припухшими от сна, но это не портило девушку и делало ее похожей на ребенка.

– Сейчас будет чай, – не зная, что говорят в таких случаях, сообщил Ленни.

– Хорошо, тогда я схожу в ванную, – сказала Франка.

Ленни, глядя, как она мягко переступает длинными ногами, восторженно вздохнул: «Вот это да! Жаль, что я ничего не помню».

Чайник закипел, и Ленни, достав чашки, начал накрывать на стол. Очень кстати нашлась банка смородинового джема и даже пачка песочного печенья. Когда Франка вернулась из ванной, все было готово, а сам Ленни красовался в новой пижаме.

Мокрая челка спадала девушке на лоб, делая ее еще симпатичнее.

– Ты чего так смотришь? – смутилась гостья.

– Ты такая красивая, Франка, – признался Ленни, а про себя подумал: «Может быть, она согласится еще разок? Так сказать, в здравом уме».

Неожиданно раздался стук в дверь.

– Ты кого-нибудь ждешь? – спросила Франка с какой-то испуганной улыбкой.

– Нет. Никого не жду, – покачал головой Ленни и пошел открывать.

– О, какая встреча! – радостно воскликнул лейтенант Стакпол, когда Ленни открыл дверь.

– Здравствуйте, – пробормотал ошарашенно Ленни, увидев знакомых полицейских. – Что вам угодно?

– Вот уж никак не ожидал увидеть именно вас, мистер Фрозен! – продолжал ликовать лейтенант. – Впустите нас, пожалуйста, мы обещаем вести себя хорошо. Правда, Майк?

– Конечно, сэр, – согласился сержант Браннер, напряженно глядя на Ленни.

– Но… я не один, – виновато проговорил Ленни.

– Мы в курсе, мистер Фрозен, – заверил лейтенант. – Высокая блондинка с короткой стрижкой, правильно?

– Правильно, – кивнул Ленни и отошел в сторону. – Ну проходите.

Полицейские вошли. Сержант Браннер тщательно вытер ноги о коврик. Он вообще держался очень уважительно.

– Мисс, – увидев на кухне Франку, сказал лейтенант.

– Прошу вас в мой, с позволения сказать, кабинет, – сказал Ленни и провел полицейских в крохотный закуток, где у него стоял компьютер и где он работал, когда брал отчеты на дом.

Разместившись на двух расшатанных стульях, полицейские сняли свои шляпы и воззрились на Ленни.

– Слушаю вас, господа, – стараясь быть вежливым, сказал Ленни и уселся на стопку справочной литературы, сваленную возле стены.

– Мы опрашиваем всех жильцов вашего дома, мистер Фрозен, – начал лейтенант. – И этот опрос не имеет никакого отношения к несчастью, произошедшему с Тэдом Лифшицем.

Ничего не понимая, Ленни кивнул.

– Вы помните вчерашний вечер, мистер Фрозен?

– Да, помню, – не совсем уверенно произнес Ленни.

– Вы не могли бы нам рассказать, что произошло с вами, когда вы возвращались с вашей, э, подругой?

– Да, лейтенант, могу, – кивнул Ленни. – Сначала мы были в «Пробке», так называется бар на Восточной улице, а потом поехали ко мне домой. То есть сюда. – Ленни показал на деревянный пол. – Когда мы зашли во двор… – Тут Ленни задумался. Воспоминания о вчерашнем вечере давались с трудом. – Да. Когда мы вошли во двор, к нам привязался Джад Килхер со своими дружками…

– И что потом?

– Что потом? – Ленни почесал затылок. – Потом Джад забрал у меня деньги.

– Вы не могли бы припомнить, мистер Фрозен, сколько вы ему дали? – спросил лейтенант.

– Чуть больше трех сотен.

– Ага, понятно. – Стакпол заглянул в свои записи и кивнул. – А что же было потом?

– Признаться, они мне еще наподдали. Я не такой атлет, чтобы сопротивляться, но в конце концов они нас отпустили.

– А позже? Придя домой, вы ничего не слышали?

– Нет. Не слышали, сэр. Мои окна выходят на улицу, а не во двор.

– Понятно, – задумчиво протянул лейтенант. Полицейские поднялись. – Что ж, мистер Фрозен, благодарю за помощь.

– Пожалуйста, лейтенант. Всегда рад помочь. – Ленни поднялся на ноги и пошел провожать гостей. Уже открывая дверь, он, обращаясь к лейтенанту Стакполу, спросил: – А что случилось? Эти мерзавцы ограбили еще кого-то?

– Об этом нам ничего не известно. Ограбили или нет, мы не знаем, но все трое убиты.

– Убиты?!! – поразился Ленни.

Полицейские уже исчезли в лифтовой кабине, а он еще долго стоял перед открытой дверью.

– Вот видишь, Майк, этот придурок ни при чем, – сказал лейтенант, пока кабина спускалась вниз.

– Да, сэр, – кивнул Браннер.

– Подумать только – Питу Хотбергу свернули шею! Хотел бы я посмотреть на того амбала, который это сделал. Помнится, в Синг-Холле, где Пит отбывал последний срок, ребята Тони Брекфаста хотели «опустить» Пита. Я видел фотографии, Майк. Люди с разбитыми черепами – это отвратительное зрелище. А тут кто-то сломал Питу несколько ребер и свернул шею. Понятно, что этот гребаный бухгалтер здесь ни при чем.

– Да, сэр, – не слишком уверенно согласился сержант.

Глава 6

Ленни вернулся на кухню и, проходя мимо Франки, отметил ее очаровательную грудь. Девушка запахнула полы халата, но сбоку все было отлично видно.

Фрозен уселся напротив Франки и отхлебнул остывший чай.

– Кто это был? – спросила девушка.

– Полиция, – небрежно бросил Ленни. «Как ей это предложить? Сказать «давай повторим» или лучше «я хочу тебя»? – напряженно раздумывал он.

– Полиция? Чего они от тебя хотели? – спросила Франка, откусив половинку печенья.

– Ты не представляешь, Франка. Кто-то убил этих подонков, которые меня ограбили и поставили тебе на лоб синяк.

Франка не выказала удивления и, уставившись в стол, произнесла:

– Хорошо, что они не допрашивали и меня тоже.

– Почему?

– Потому, что тогда наши показания не совпали бы, – пояснила Франка.

– Ну и что? – усмехнулся развеселившийся Ленни. «Я скажу ей: «Дорогая, я жажду тебя, жажду», – решил он.

– Как что? Тогда бы они поняли. – Девушка недоуменно уставилась на кавалера.

– Что поняли, Франка? – спросил Ленни, и от предчувствия чего-то неприятного у него больно заскребло под ложечкой.

Девушка положила на стол недоеденное печенье и внимательно посмотрела на Ленни.

– Ты что, действительно ничего не помнишь? – спросила она.

– А что я должен помнить? – ужасаясь неизвестности, переспросил Ленни.

– Все, что я знаю, Лен, так это то, что того ублюдка с ножом убил ты.

– Я?!

– Извини, Лен, но это так.

– А… а остальных… тоже? – с трудом выговаривая слова, спросил Ленни.

– Про остальных я не знаю, но, кроме нас с тобой, там никого не было. Когда тот, здоровый, шмякнул меня об дерево, я потеряла сознание, а потом, когда пришла в себя, все они лежали на земле, а ты стоял возле последнего.

– Возле Джада?

– Да. Возле Джада. Когда я тебя окликнула, ты пошел ко мне, и я так испугалась…

– Чего испугалась?

– Тебя.

– Меня? Почему? – не понял Ленни.

– Мне показалось, Лен, что ты и меня убьешь.

– Да ты в своем уме, Франка?!

– Не обижайся, Ленни, но, скорее всего, этих подонков убил ты. И правильно сделал.

– Подожди-подожди! – Ленни закрыл лицо руками. – Выходит, я мог убить и Тэда Лифшица?

– Кто такой Тэд Лифшиц?

– Мой бывший сослуживец. Его убили два дня назад. Убили и украли его голову.

– Голову?

– Да, голову. Тэда убили, а голову отрезали и унесли с собой.

– Кошмар, – прошептала Франка и снова принялась за печенье.

Ленни сидел погруженный в свои тяжелые мысли, а Франка методично уничтожала сладости. Когда с угощением было покончено, девушка посмотрела на Ленни и сказала:

– Ленни, я сегодня работаю в ночную смену, поэтому мне скоро нужно уходить.

– А? Да-да, Франка, я провожу тебя.

– Да нет, – досадливо поморщилась девушка, – я хочу сказать, что, если ты хочешь еще чего-нибудь успеть, то нужно поторопиться.

Ленни не сразу понял, что Франка имела в виду, а когда до него наконец дошло, он вскочил с табуретки и отрапортовал:

– Дорогая, я жажду тебя, жажду!

– Ну ты прямо как Шон Битти!

– Что еще за Шон Битти? – насторожился Ленни.

– Герой-любовник из сериала «Мой второй папа».

Спустя какое-то время довольный собой Ленни Фрозен лежал на тахте и изучал потолок комнаты. Рядом тихо посапывала Франка.

Ленни окинул девушку хозяйским взглядом и вспомнил: «Не забыть разбудить Франку через сорок минут». Он снова уставил взгляд в потолок, направление его мыслей изменилось: «Так кто же убил Тэда Лифшица? И вообще – где его голова?»

<< 1 2 3 4 5 6 7 >>