Алекс Орлов
Застывший огонь

Глава 16

Пассажирский лайнер компании «Лайз-миллигер» сделал очередной поворот и лег на курс.

«Тридцать восемь часов, и я буду на месте», – подумал лейтенант Мэнсон, погружаясь в легкую дрему. Сиденье в салоне первого класса было очень удобное, в режиме «релакс» на нем расслаблялась каждая косточка.

В соседней каюте отдыхал Горовиц. Агенты специально взяли места в разных купе, чтобы не бросаться в глаза.

«Как хорошо», – еще раз подумал Мэнсон. Чуть-чуть побаливало раненое плечо, но эта боль почти не беспокоила, и лейтенант начал мысленно перебирать пункты своего задания.

«Во-первых, добраться до Пиканезо. Во-вторых, отыскать объект. И в-третьих, уничтожить его».

Объектом, который требовалось уничтожить, была генераторная станция; что она генерировала, Мэнсон не знал. Главным было то, что станция располагалась внутри охраняемого периметра, пробраться на который было не так легко.

Тихо зашелестела откатившаяся дверь купе.

Мэнсон приоткрыл глаза и улыбнулся.

«Да, сервис тут что надо», – подумал он, не без интереса рассматривая стюардессу. Такая вполне могла взять первый приз на любом конкурсе красоты.

Девушка заботливо подоткнула выбившийся плед, и Джеф улыбнулся еще шире.

– О сэр, я вас разбудила? – как будто ужаснулась девушка.

– Нет-нет, мисс, я уже проснулся, – поспешил успокоить ее Джеф и поставил кресло в нормальное положение. Стюардесса нравилась ему все больше. «Ну еще бы! Я заплатил за первый класс полторы тысячи кредитов».

– Я принесла легкий ужин, сэр, – прощебетала девушка, подкатывая к пассажиру легкий столик.

– Хорошо, я, пожалуй, чего-нибудь съем, – кивнул Мэнсон и, покрутив пальцем, ткнул в стоявшее на столике блюдо: – Я возьму творог со свежими сливами, фруктовый салат и… Что это такое?

– Гурьевская каша, – улыбнулась девушка и склонилась над столиком, демонстрируя глубокий вырез на форменной блузке.

– О! – оценил Мэнсон. – Выглядит очень неплохо.

– Да, у нас и внешнему виду придается большое значение, – по-своему истолковала слова Мэнсона стюардесса. – Ну и, конечно, все, что вы видите, совершенно свежее.

– Не сомневаюсь, – кивнул Джеф и вдохнул исходивший от девушки пьянящий запах духов и нежной кожи.

«Интересно, мне всегда нравились стюардессы?» – попытался припомнить лейтенант.

– Приятного аппетита, сэр. Я вернусь через полчаса, чтобы убрать ваш столик.

– Конечно. А моего соседа вы кормить не будете?

– Но ведь он спит, – возразила девушка.

– Сейчас мы его разбудим.

– Нам запрещается навязывать клиентам услуги, сэр. Я не могу его разбудить.

– Ничего страшного. Я разбужу его сам. – Джеф перегнулся через стол и похлопал своего соседа, полного мужчину средних лет, по плечу.

– А? Что? Уже прилетели? – не понял тот спросонок.

– Ничуть не бывало, сосед. Просто принесли ужин.

– Ужин? Отлично! – приободрился пассажир и зафиксировал спинку кресла в нормальном положении. – Это первый ужин или второй, мисс? – спросил он.

– Это легкий ужин, сэр. То есть первый. Что возьмете?

– Все возьму, я голоден, как тапирийский волк.

Стюардесса пожала плечами и поставила перед голодным пассажиром целую дюжину тарелок.

– Стоп-стоп, – остановил толстяк девушку, когда она уже собралась уходить. – Это что, гурьевская каша?

– Да, сэр.

– Тогда оставьте мне еще пару тарелочек. Надеюсь, я могу себе это позволить?

– Конечно, сэр. Ведь это первый класс. – Стюардесса поставила перед пассажиром две дополнительные порции.

– До чего же хороша эта гурьевская каша, – почти пропел толстяк и, поднеся тарелку к носу, с чувством вдохнул аромат.

Мэнсон проводил фигуру стюардессы печальным взглядом и принялся за еду.

– Куда направляемся, приятель? – приветливо спросил толстяк, отставив в сторону первую пустую тарелку.

– На Клекс, – отозвался Мэнсон.

– На Клекс? Но мы доберемся только до Тархуна.

– Да, – кивнул Джеф. – Придется пересаживаться на служебное судно.

– Жуткое неудобство. Такого вам там не подадут, – толстяк кивнул на свои тарелки.

– Да уж, – вздохнул Мэнсон.

– Меня зовут Арнольдо Плутто. – Толстяк протянул Мэнсону свою перемазанную белым соусом руку. – Я торгую трикотажем.

– Очень приятно, мистер Плутто, – подал руку Мэнсон. – Я Смит Беккер, инженер-строитель.

Перепачканную руку он спрятал под стол и вытер салфеткой.

– Что же вы там строите, на этом пыльном булыжнике, Клексе?

– Сеть навигационных станций.

– А-а… Тогда понятно, – кивнул толстяк. – А вы раньше бывали на Клексе?

– Нет, мистер Плутто, не доводилось.

– Отвратительное место. – Торговец трикотажем умолк и захрустел жареными рыбками тагу-тагу. – И это они называют первым классом, – заметил он.

– Вы о чем?

– Я о жареной рыбе. Тагу-тагу жарят на смеси оливкового и верескового масла.

– Правда?

– Будьте уверены. Мне сорок три года, и тридцать пять из них я ем, ем и снова ем. Я могу различить сотни вкусовых оттенков и запахов. И поверьте мне, мог бы работать экспертом в «Старфудс».

– Ничуть не сомневаюсь. Что же вам мешает стать таким экспертом?

– Что мешает? – Мистер Плутто собрал с тарелки остатки гурьевской каши и отправил в рот. – Что мешает? Да, конечно же, деньги. От торговли я имею больше, чем имел бы на месте эксперта, с его-то жалованьем.

– Вы имеете в виду, трикотажные дела сейчас на подъеме?

Мистер Плутто выплюнул сливовые косточки, чуть помолчал и ответил:

– Делами нужно заниматься, тогда они пойдут. А что это будет – трикотаж или резиновые куклы, не важно. Но Клекс – ужасная планета. – Плутто поднял указательный палец.

– Чего же там ужасного?

– Там только камни, сухая трава и стада одичавших коз. И жара. Изнурительная круглосуточная жара. Второй спутник Клекса – Джордан – окутан зеркальными облаками, поэтому ночи такие же светлые, как и дни. Днем вас палит сама Мерседо, а ночью ее отражение. Не поверите – я бывал там несколько раз, и мне не удалось увидеть ни одной зеленой травинки.

Сказав это, мистер Плутто взял стакан с апельсиновым соком и начал пить его так, будто только что вырвался из пекла планеты Клекс.

Дверь открылась, и появилась стюардесса.

– Я могу убирать? – спросила она своим мелодичным голоском.

– Да, мисс, – ответил Мэнсон. Мистер Плутто молча кивнул, давясь дюжиной крупных абрикосов.

Девушка взялась за тарелки, а лейтенант любовался ею, воображая разные смелые картины.

«И откуда берут таких красавиц?» – думал он. Но, взглянув на стюардессу еще раз, обнаружил, что это другая девушка. Почти копия первой, но все же другая.

Мысли о совершенстве природного творения отошли на задний план, Джеф вспомнил об острых скальпелях хирургов, об аппаратах для деформации костей, о скинопластике и многом другом. Он слышал, что люди, работающие в шоу-бизнесе, подписывают контракты, предусматривающие изменение внешности и формы тела. Видимо, и здесь имело место что-то похожее.

«Какая гадость, – промелькнула у Мэнсона брезгливая мысль, но тут же он вспомнил о себе самом. О методе психоморфоза и о том, как выглядел сам агент Смышленый, превращаясь из аудитора Ленни Фрозена в лейтенанта Джефа Мэнсона. – Должно быть, это была еще та картинка. И вообще, последняя ли это мутация?»

От таких мыслей Джефу стало жарко.

Может, изначально он был не лейтенантом Мэнсоном, а кем-то третьим? Что он вообще знает о психоморфозе? Только то, что в него вложили. Да, он, Джеф Мэнсон, уверен, что трехступенчатый психоморфоз невозможен, но так ли это? Не являлась ли эта уверенность одной из лабораторных уловок?

«Кто же я на самом деле?» – спросил себя Мэнсон и не нашел ответа.

– Я заметил, что вы обратили внимание на эту красотку, – заговорил мистер Плутто, поглаживая свой раздувшийся живот.

– Да, эта девушка очень красива.

– Красива-то она красива, только это контрабандный товар.

– В смысле? – не понял Мэнсон.

– Это В-гуманы. Их по-прежнему тайно поставляют из Финх-Недд и с многочисленных подпольных ферм.

– Но от этой девушки исходило тепло, я чувствовал это физически, – возразил Мэнсон. – А В-гуманы, я слышал, холодны как лед.

– О, нет ничего проще, чем сделать из В-гумана тепленького человечка! – Мистер Плутто улыбнулся с видом знатока. – Например, в публичных домах на Любице или Револьте «холодных» девочек накачивают реперной кислотой и глюкозой. Они косеют, становятся румяными и горячими. Это все равно что пирожки разогревать. В таком виде их и подают клиентам. Правда, от такой эксплуатации В-гуманы загибаются через месяц-другой, но кого это интересует? За это время девушка отработает и свою цену, и расходы на пластическую операцию. Одним словом, выгодный бизнес.

– Но я слышал, их еще кормят человеческой печенкой. Если, конечно, это не вранье.

– Нет, это не вранье. Это правда. Только это очень дорогой способ, как правило, его применяют для получения солдат, телохранителей, одноразовых шпионов и диверсантов.

– Да вы знаете об этом едва ли не больше, чем о трикотаже, мистер Плутто.

Торговец тряхнул головой.

– Сказать по правде, первоначальный капитал я сколотил на производстве сидатина, а его получают из живых тканей В-гуманов. Вместе с несколькими компаньонами мы держали небольшую перерабатывающую фабрику. – По лицу толстяка расплылась мечтательная улыбка. – Чудесное было времечко!

– А что случилось потом? Почему вы решили заняться трикотажем?

– Да потому, что на нас вышел один суровый департамент Метрополии. Национальная служба безопасности, может, слышали?

– Слышал.

– Это был кошмар, скажу я вам. Они убивали всех подряд. Они не ставили своей целью захватить нас для суда, нет, все было просто – как с бешеными собаками.

Плутто замолчал, теперь на его лице отражался давно пережитый ужас.

– Мне повезло, я уцелел, вот и решил заниматься только легальным бизнесом. Это не так прибыльно, зато спокойно. – Мистер Плутто внезапно ойкнул и озабоченно ощупал свой живот.

– Что такое?

– Кажется, у меня намечается диарея.

– Что намечается? – не понял Мэнсон.

– Диарея. Попросту – понос. Нужно принять лекарство. Да и вообще сходить на горшок.

Толстяк поднялся со своего места и достал из шкафа дорожную сумку. Несколько минут он копался в ней, пока не нашел то, что искал: баночку с разноцветными капсулами и рулон туалетной бумаги.

Убрав сумку в шкаф, Плутто взял из баночки две таблетки и забросил их в рот.

– Вот так. Теперь ждем, пока подействует, – сообщил он и сел на место.

– Зачем вы возите с собой туалетную бумагу? Здесь же все есть, – удивился Мэнсон.

– Есть, да не такая, – возразил толстяк.

– А чем же здешняя хуже?

– Видите ли, мистер Беккер, человеческая жизнь, увы, слишком коротка и приятных вещей в ней не так много. А уж если я получаю удовольствие от еды, так почему бы не сделать приятным и обратный процесс? Теперь вы меня понимаете?

– О да, мистер Плутто, теперь понимаю.

Глава 17

«Джоана Биструп», – прочитал Фрэнк Горовиц на карточке, которая случайно упала на стол. Хозяйка тут же подхватила ее и убрала в карман, бросив на Фрэнка подозрительный взгляд.

– Давайте знакомиться, мадам, а то ведь нам вместе лететь еще тридцать часов. Без дружеской беседы мы совсем зачахнем, – предложил Фрэнк своей соседке.

– Извольте, – нехотя согласилась она. – Хотя, я полагаю, вы успели прочитать мое имя на карточке.

– Увы, мадам, я не так скор, – развел руками Фрэнк.

– Джоана. Джоана Биструп, – представилась соседка.

– Рэй Кертис. – Горовиц протянул руку и пожал сухую, жилистую ладонь. – Куда летите?

– Туда же, куда и вы, мистер Кертис, на Тархун. Если, конечно, вы не договорились с пилотом об изменении маршрута, – сострила мадам и язвительно улыбнулась.

Однако Фрэнк не принял вызова и пододвинул к соседке вазочку с солеными орешками.

– Угощайтесь, мадам Биструп. Думаю, вы любите орехи.

– Вот еще! С чего вы взяли? Если бы мне хотелось орехов, я бы сделала заказ.

– Нет. Вы не заказали их потому, что боитесь показаться обжорой. Разве не так?

По реакции соседки Фрэнк понял, что попал в десятку.

– Вы так и будете мне хамить все оставшиеся тридцать часов, мистер Кертис?

– Вы меня неправильно поняли, мадам. Просто я хочу наладить с вами контакт, а вы заняли круговую оборону. Вот я ее и расшатываю подобными заявлениями.

– Вы провокатор, мистер Кертис, – сказала мадам, правда, уже без прежней холодности, и взяла из вазочки горсть орехов.

– Занимаетесь музыкой, мадам Биструп?

– Почему вы так решили?

– Среди вашего багажа был скрипичный футляр, и, по-моему, вы положили его в свой шкаф.

– Хотите, чтобы я сыграла вам на скрипке? – спросила мадам.

– Нет. У меня, увы, совершенно нет слуха. Будь вы самим Джильберто де ла Коссо, и то я не смог бы этого оценить, – развел руками Фрэнк.

– Вам знакомо имя де ла Коссо? Это удивительно.

– Что же тут удивительного, мадам?

– У вас физиономия типичного грабителя, мистер Кертис.

– По-вашему, «типичные грабители» путешествуют первым классом?

– А почему нет? – Мадам Биструп решительно придвинула к себе вазочку с орехами. – Вы совершили удачное ограбление и теперь катаетесь с места на место, выискивая новые жертвы. Но ничего, скоро будет полицейская проверка, и остаток пути до Тархуна я проделаю в полном одиночестве.

Глава 18

Соседка не обманула Фрэнка. Спустя четыре часа пассажирский шаттл слегка качнуло, что говорило о контакте с ним постороннего судна.

Фрэнк внутренне напрягся, хотя знал, что у него и Мэнсона документы в полном порядке.

– Я вижу, вы нервничаете, мистер Кертис, – заметила соседка, раскладывая на столе скучнейший пасьянс.

– Это естественно, я ведь не знал, что будет полицейская проверка.

– А почему вас это так пугает?

– Не знаю, мадам. Я с детства боялся полицейских. Мне казалось, что они видели во мне какую-то несуществующую вину.

– Так уж и не существующую?

Фрэнк изобразил на лице легкую обиду и замолчал. Где-то внутри шаттла двигались люди в форме, Фрэнк ожидал, что вот-вот раздастся стук в дверь, а мадам Биструп шелестела картами и, казалось, была полностью поглощена своим пасьянсом.

В коридоре послышался щелчок, Фрэнк непроизвольно подался вперед, однако ничего не произошло и стука в дверь не последовало.

«Скорей бы они пришли», – подумал он. Ожидание тяготило его все сильнее, а мадам продолжала раскладывать свой пасьянс. Испытывая некоторые затруднения, она шевелила губами, а когда находила место для очередной карты, слегка улыбалась, и улыбка делала ее похожей на живого человека.

«Лишь бы не сделали обыска. Лишь бы не сделали обыска», – крутилось в голове Фрэнка. Он боялся, что полиция обнаружит его пистолет.

В дверь постучали. Этот легкий и вежливый стук прозвучал в ушах Фрэнка как выстрел. Внутри его все оборвалось, но он нашел в себе силы сказать:

– Пожалуйста, входите.

Дверь отъехала в сторону, и в купе шагнул полицейский с капитанскими погонами. За его спиной маячили еще трое.

– Прошу прощения, господа, проверка документов.

Мадам Биструп бросила на Фрэнка победоносный взгляд и сдвинула свои карты в сторону. Затем достала из шкафа скрипичный футляр и положила на стол. И только после этого подала свои документы.

Теперь Фрэнк разглядел ту карточку, что роняла мадам Биструп, – это было разрешение на ношение автоматического оружия. Увидев этот документ, офицер вопросительно глянул на его владелицу. Мадам Биструп открыла футляр и отбросила замшевый напыльник.

– О! – непроизвольно вырвалось у Фрэнка, полицейский бросил на него короткий взгляд.

В футляре, в специальной фигурной форме, лежал «цуппер-ариан», новейший пистолет-пулемет. Горовиц знал, что такая штука дырявит титанитовые бронежилеты, как картон, и наличие этого оружия у мадам Биструп говорило о многом.

Когда документы соседки Фрэнка были проверены, дошла очередь и до него самого.

Фрэнк протянул свой паспорт и свидетельство о благонадежности. Полицейский взял бумаги и внимательно посмотрел на пассажира. Фрэнк выдержал тяжелый взгляд офицера, хотя это далось ему нелегко.

Полицейский просмотрел паспорт и перешел к свидетельству. Он долго его изучал, скреб ногтем и проверял на свет. А Фрэнк стоял как застывшая статуя, глядя то на плечо офицера, то на бесстрастные лица его подчиненных, ожидавших в коридоре.

Мадам Биструп с нескрываемым интересом наблюдала за действиями проверяющего и не садилась на свое место. Процесс затягивался, на ее лице появилась широкая злорадная улыбка.

Наконец офицер вернул Фрэнку документы и козырнул:

– Счастливого пути, господа.

– Постойте, офицер, – неожиданно сказала мадам Биструп, – я уверена, что этот человек не в порядке. Обыщите его вещи.

– С чего вы взяли, мэм? – удивился полицейский.

– Я настаиваю, офицер, чтобы вы осмотрели его вещи. Если потом что-нибудь случится, я сообщу, что сигнализировала вам, но вы отказались принять меры.

Полицейский смерил мадам неприязненным взглядом и повернулся к Фрэнку.

– Извините, сэр. Давайте осмотрим ваш чемодан и закроем этот вопрос.

– Нет проблем, – улыбнулся Фрэнк и, достав из шкафа тяжелый чемодан, так грохнул его на стол, что все карты мадам Биструп слетели на пол.

– Извините, Джоана, когда офицер уйдет, я все соберу, – заверил он соседку.

«Только бы не нашли пистолет», – билось у него в голове.

Фрэнк откинул крышку так резко, что она слегка ударила мадам Биструп, снова улыбнулся, как бы извиняясь, и посмотрел на офицера, показывая на чемодан:

– Прошу вас.

Полицейский подошел ближе и начал осмотр. Он аккуратно приподнимал стопки белья, свернутую одежду, бритву и радиоприемник, утвердительно кивал и клал на место.

– Благодарю за сотрудничество, мистер Кертис. Извините, – закончив осмотр чемодана, сказал полицейский.

Он вышел в коридор, и Фрэнк последовал за ним.

– Что вы ей такого сделали, сэр? – спросил полицейский вполголоса.

– Четыре часа назад я подвергся грязным домогательствам с ее стороны. Это было отвратительно.

– О! – только и сказал офицер и, обернувшись, внимательно посмотрел на мадам Биструп.

– А вы, будь вы на моем месте, поддались бы?

– Пожалуй, нет, – покачал головой полицейский и, сопровождаемый своими бойцами, пошел к следующему купе. Фрэнк проводил их взглядом и вернулся в свою каюту, где мадам Биструп как ни в чем не бывало продолжала свой прерванный пасьянс.

Фрэнк сел в кресло и выразительно уставился на свою соседку.

– И нечего так на меня смотреть, мистер Кертис. Вы действительно выглядите очень подозрительно, – заранее обороняясь, заявила мадам.

– А зачем вы возите с собой эту пушку? Вы что, наемный убийца с лицензией?

– Нет, я курьер.

– Вы курьер?

– Да, я курьер. Курьер фирмы «Галлауз».

– Камешки возите?

– Разное. – Мадам кинула очередную карту и посмотрела на Фрэнка. – Я служу уже двадцать четыре года и за это время повидала много чего. Семь нападений, пять ранений. Два из них тяжелые. Один раз полгода лежала в реанимации. Поэтому в каждой тени мне видится враг.

– Я вас понимаю, мадам.

– Ничего вы не понимаете. Кстати, что за гадость вы сказали офицеру, что он посмотрел на меня, как на свинью в смокинге?

– Я сказал, что вы ко мне приставали, – честно признался Фрэнк.

– Это низко, – с чувством произнесла мадам Биструп.

– А говорить, что я контрабандист, это не низко? – парировал Фрэнк.

– Вы не контрабандист. Вы еще похуже, мистер Кертис. – Мадам Биструп нагнулась над столом и прошептала: – Думаете, что если вы окрутили этого мальчишку-полицейского, то я вам поверила? Держу пари, у вас с собой есть пистолет.

– Пари? Даже так?

– Да. Если я найду ваш пистолет, я его вам верну. Но вы будете должны мне пятьдесят кредитов.

– А если у меня нет никакого пистолета?

– Тогда вы заработаете пятьдесят монет просто так.

– Только, пожалуйста, не пододвигайте к себе свой опасный футляр, мадам Биструп, – делано запротестовал Фрэнк.

– Мне так спокойнее, мистер Кертис. Если я знаю, что в любой момент могу превратить любого поганца в вишневый пудинг, меня это греет.

– По-моему, вы сумасшедшая, – сказал Фрэнк.

– Может быть, – легко согласилась мадам и положила на стол деньги. – Вот мои пятьдесят кредитов, мистер Кертис. Вы принимаете пари? Или признаетесь, что везете с собой оружие?

– Ну раз так, – Фрэнк развел руками, – извольте.

Он достал из кармана деньги и положил их на стол рядом со ставкой мадам Биструп.

– Очень хорошо. – Мадам встряхнула скрипичный футляр, и оружие оказалось в ее руке.

– Это обязательно – направлять на меня автомат? – спросил Фрэнк.

– Будьте добры, мистер Кертис, перейдите к двери.

– А вдруг пистолет у меня при себе, в кармане?

– Нет, – улыбнулась мадам. – Я бы это заметила. Скорее всего, он в шкафу.

Мысли путались в голове Фрэнка. Он не знал, что предпринять, поскольку находился слишком далеко от мадам. А она чувствовала себя в безопасности и, расслабившись, опустила оружие, однако допрыгнуть до нее Фрэнк все равно не успел бы.

– Так, здесь нет, – комментировала свои поиски мадам Биструп, стараясь не упускать Фрэнка из виду. – Тогда посмотрим вот здесь.

«Может, выскочить в коридор? Но что толку? Эта тварь поднимет шум, и тогда…»

– Так-так, – заулыбалась мадам, извлекая из-за задней стенки шкафа пистолет Фрэнка.

Фрэнк еще не успел принять никакого решения, когда входная дверь слегка отъехала в сторону и в образовавшуюся щель, точно змея, проскользнула рука с пистолетом.

Послышалось несколько приглушенных выстрелов, и мадам Биструп отлетела в угол купе. Дверь отодвинулась, и вошел Мэнсон.

– Кто она такая? – спросил он, осторожно приблизившись к телу.

– Курьер фирмы «Галлауз», перевозит бриллианты, – выдавил из себя Фрэнк.

– Помоги мне.

Вдвоем они подняли тело мадам и положили в шкаф для багажа. Несколько пятен крови на полу Мэнсон вытер салфетками и, скомкав их, бросил в тот же шкаф.

– Что теперь? – спросил Горовиц, пряча пистолет в карман.

– Нужно забрать ее бриллианты, – сказал Мэнсон.

– Зачем нам бриллианты?

– Они нам ни к чему, но тот, кто найдет труп, должен быть уверен, что курьера убили только из-за ценного груза.

– Понятно. – Горовиц убрал трофейный «цуппер» обратно в скрипичный футляр.

– Эта штука может нам здорово пригодиться, – заметил Мэнсон, садясь в осиротевшее кресло мадам.

В этот момент шаттл снова качнуло.

– Полицейские убрались, – прокомментировал Горовиц и вернулся в свое кресло. – Не очень-то приятно лететь в компании с мертвецом.

– Вот уж не думал, что ты такой чувствительный, – сказал Мэнсон.

– Дело не в этом, Джеф. Просто я с ней вроде как подружился.

– Извини, что помешал вашей дружбе, Фрэнк, – без тени иронии произнес лейтенант Мэнсон. Он поднялся. – Давай-ка найдем бриллианты.

– Думаю, они на ней.

– То есть?

– На теле. Я уверен, что на ней пояс.

– Что же, тогда придется немного испачкаться, – заключил лейтенант.

Раздев труп курьера, они нашли залитый кровью пояс, который весил не менее полутора килограммов.

– Теперь я понимаю, почему она была так подозрительна, – взвешивая в руке окровавленный кошель, сказал Горовиц.

<< 1 2 3 4 5 6 7 >>