Алекс Орлов
Охотники за головами

Доктор видел столкновения огромных армий, бронированных чудовищ, ползущих по земле и извергающих страшный огонь. Тысячи космических судов, словно стаи саранчи, сносящие с лица земли все живое и оставляющие после себя лишь спекшуюся, покрытую шрамами поверхность.

«Безумец… Я – безумец…»

Фонтен усилием воли заставил себя оторваться от созерцания неясных контуров обитателя капсулы. И хотя в боксе было всего два градуса по Кельвину – два маленьких шага, отделяющих от абсолютного ледяного покоя, Фонтену стало жарко. Жарко после тех картин, что он увидел.

– Уходим, сэр? – спросил старший инженер.

– Да, Браун, уходим…

9

Оказавшись в своем кабинете на привычном месте, Луи Фонтен с некоторой неловкостью вспоминал захлестнувшие его при посещении криобокса эмоции.

«Надо же, какая дрянь лезет в голову. И чего только я сам себе не нафантазировал?!» – удивлялся доктор.

– Фредди, найдите мне текст этого заклятия.

– Заклятия могилы Циркуса? – переспросил помощник.

– Ну да, – поморщился доктор. Он не любил, когда говорили о покойном Циркусе. Он предпочитал, когда могилу называли «местом первичного хранения».

– Вам нужен оригинал, сэр? Или сойдет копия?

– Копия мне не нужна. Копия есть у меня в компьютере. Мне нужен именно тот пожелтевший папирус или как его там называют археологи…

Руцбанн вышел в приемную и через несколько минут вернулся с заламинированным в пластик документом.

Доктор Фонтен нетерпеливо выхватил из рук помощника заклятие и сразу впился в него глазами. Он интуитивно чувствовал, что выход может быть найден только в этом тексте.

«Ага, вот: „…металл приводит их в ярость напоминанием о войне…“ Вот она – главная фраза!»

– Руцбанн, немедленно ко мне капитана корабля! Я нашел ответ на наш вопрос!

– Да, сэр! – обрадовался помощник и пулей выскочил из кабинета.

«Итак, металл напоминает им о войне… – Доктор поудобнее развалился в кресле и вытянул ноги. – Металл напоминает о войне… А я, идиот, держу их на корабле рядом с металлической массой в восемь тысяч тонн. Понятно, что объекты нестабильны».

Через минуту вернулся Руцбанн, а с ним и запыхавшиеся капитан «геркулеса» Шиман, полицейский бригадир Хаско и старший инженер Браун.

Доктор отметил, что Руцбанн проявил разумную инициативу и пригласил всех, кто мог понадобиться.

– Господа, кажется, я нашел решение нашей проблемы. Объекты не выносят близости металла…

– О! – вырвалось у старшего инженера.

– Именно так, Браун. Поэтому нужно срочно выгружать их.

– Но хранилище еще не готово, сэр, – возразил бригадир Хаско.

– Не имеет значения. Браун, вспомните, какая температура была в «месте первичного хранения»?

– Всего лишь минус два по Цельсию…

– Вот то-то и оно. А сколько могут дать ваши переносные установки?

– До минус восьмидесяти по Цельсию.

– Вот вам и выход. Хаско, обеспечьте порядок и секретность.

– Есть, сэр!

– Капитан Шиман, выделите людей для разгрузки, а вы, Браун, разворачивайте мобильные криокомплексы.

– Но как решить вопрос с намораживанием, сэр?

– Это тоже просто. Капитан, у вас есть герметичные спасательные домики?

– Как и положено, сэр, в расчете на весь экипаж, – доложил капитан Шиман.

– Вот и отлично. Возьмете у капитана четыре домика, Браун. Еще вопросы, господа?

Вопросов не было.

– Тогда приступайте – время не ждет.

Когда подчиненные ушли, Руцбанн развел руками и елейным голосом произнес:

– Не знаю, что бы мы делали без доктора Фонтена…

– Это лесть, Руцбанн? – самодовольно улыбаясь, спросил доктор.

– Какая же лесть, сэр? Истинная правда…

10

Час назад людям капитана Локвуда доставили горячий обед. После двенадцати часов в оцеплении это было очень важно. До этого десантники имели возможность есть только калорийные галеты. Да и те пополам с песком, а для горячего обеда был предоставлен небольшой фургончик, где можно было посидеть на стульях и даже снять шлем.

Настоящий суп в пластмассовых тарелочках солдаты восприняли как заказ из дорогого ресторана, хотя у себя на десантном транспорте получали такие обеды каждый день.

Чтобы не нарушать оцепление, солдаты обедали повзводно. И только когда последний десантник вернулся в цепь, дошла очередь до капитана Локвуда и его лейтенантов.

За стенами фургончика продолжала бесноваться песчаная буря, а внутри было тихо и тепло. Выходить обратно на ветер никому не хотелось, но Локвуд обязан был подать личный пример.

– Ну вы тут посидите еще пять минут, а потом отправляйтесь к взводам, – распорядился он и, вздохнув, первым покинул фургон.

Солдаты снова стояли в оцеплении. Ветер постепенно наметал возле их ног высокие кучи песка, и тогда неподвижно стоявшие фигуры оживали. Они утаптывали песок толстыми подошвами и снова впадали в оцепенение.

«Приспособились», – подумал Локвуд.

<< 1 ... 4 5 6 7 8 9 10 11 12 ... 27 >>