Главные вопросы. Беседы о христианстве
Александр Геннадьевич Балыбердин

1 2 3 >>
Главные вопросы. Беседы о христианстве
Александр Геннадьевич Балыбердин

Как жить в современном мире? Что хорошо и что плохо? Зачем нужна Церковь? Какая культура настоящая? Все ли может наука? Какая школа нам нужна? Может ли человек жить, не думая об этом? Наверное, может. Но для этого он должен перестать быть человеком и уподобиться животному, которое, сколь бы ни было милым и пушистым, подобных вопросов себе не задаёт. Однако люди, пребывающие в здравом уме и доброй памяти, не думать об этом не могут. И, если Вы с этим согласны, то эта книга для Вас.

Главные вопросы

Беседы о христианстве

Александр Геннадьевич Балыбердин

Фотограф Александр Геннадьевич Балыбердин

© Александр Геннадьевич Балыбердин, 2017

© Александр Геннадьевич Балыбердин, фотографии, 2017

ISBN 978-5-4483-9637-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Четвертый цикл бесед о христианстве, науке, просвещении и культуре протоиерея Александра Балыбердина, настоятеля Феодоровской церкви г. Кирова (Вятки), члена Межсоборного Присутствия Русской Православной Церкви, кандидата исторических наук, руководителя Церковно-исторического центра Вятской епархии. Продолжение и окончание разговора, намеченного книгами «Путь волхвов», «Путь любви», «В поисках настоящего».

Беседа 1. Зачем существует церковь?

Главные вопросы

Крошка сын к отцу пришел
И спросила кроха,
Что такое хорошо
И что такое плохо?

Кто из нас не знает этих строк из стихотворения известного советского поэта Владимира Маяковского, которое было впервые опубликовано в ленинградском рабочем издательстве «Прибой» ровно 90 лет назад – в ноябре 1925 года[1 - Маяковский В. Что такое хорошо и что такое плохо? [Стихотворение]. Рис. Н. Денисовского. Ленинград, рабочее издательство «Прибой», 1925. 20 С. с ил. URL: http://www.raruss.ru/best-soviet-childrens-books/2641-mayakovsky-what-is-good.html.]. Независимо от того, как Вы относитесь к творчеству Маяковского, издательству «Прибой», советской власти и диктатуре пролетариата, городу Ленинграду и лично Владимиру Ильичу Ленину от вопроса «Что такое хорошо и что такое плохо?» не уйти ни вам, ни вашим детям, ученикам, коллегам, родным, друзьям – вообще, никому.

Представим.

Декабрь. Раннее утро. Ещё темно. В прихожей раздается резкий и противный звук, который, кажется, поднимет даже мертвого. Это звенит брелок с сигнализацией от Вашей машины. Машина стоит на улице под окнами Вашего дома и истошно орет на весь двор о том, что мимо нее снова проехал тяжелый самосвал из соседнего двора и напугал, разбудил вашу «реношку». Хоть и не француженка и родилась, собрана в Подмосковье, но всё же! Сигнализация орет так истошно, что ещё пара секунд и проснется весь дом. Вы вскакиваете с постели и, бормоча под нос: «Да что б у тебя кардан отвалился!», бросаетесь в прихожую, спросоня спотыкаясь за ножку дивана, роняя на пол пульт от телевизора и наступая на резинового ежика – любимую игрушку вашего «чиха», который тут же лает от радости, думая, что вы решили с ним поиграть. Пять часов утра! Какие, уж, тут игры!

Наконец, в три прыжка долетев до прихожей, вы хватаете брелок сигнализации и нажимаете кнопку. Все! Спать! Но тут из спальни раздаётся плачь дочери и голос жены: «Это когда-нибудь закончится? Может, надо было на машины не сигнализацию ставить, а заминировать?» И, действительно, сколько можно? – думаете вы, с опаской входя в спальню. – Третий раз за неделю! Разве водитель не видит и не слышит, что из-за его самосвала орут все машины во дворе? Что за люди пошли? Как жить в этом мире?». Засыпая с этой мыслью, вы понимаете, что это лишь начало, прокимен нового дня и уже скоро заданный вами вопрос зазвучит в полную силу.

Спустя два часа. Кухня. Утренний кофе. Выпуск новостей. На экране телевизора сменяют друг друга картины насилия. Террористы взрывают памятники в древней Пальмире; гремят взрывы и выстрелы в парижских кафе; беженцы с Востока штурмуют Европу; европейцы на митингах требуют от властей положить этому конец; российские самолеты бомбят позиции террористов в Сирии; киевские журналисты называют Россию «империей», а московские Украину – «недо-государством»; в Германии товарищеский матч по футболу отменен из-за угрозы теракта; демонстранты в Афинах борются с полицией, евро – с долларом, доллар – с рублем и, в итоге, вы пьете тот же кофе, что и год назад, но только в два раза дороже и, что будет завтра, не знает никто. Как жить в этом мире?

По пути на работу вы идете мимо огромного дома длиной в квартал, весь первый этаж которого когда-то занимал книжный магазин, а сейчас – продуктовый. От книжек не осталось и следа. Это хорошо или плохо?

Дожидаясь на остановке автобуса, замечаете, как малыши с ранцами за спиной, стоя у киоска, пялятся на глянцевые журналы с плохо одетыми или совсем раздетыми тётями. Это плохо или хорошо?

В автобусе на весь салон раздается «Нравится, когда ты голая по квартире ходишь и несомненно заводишь… И мне никого, блин, не надо. Лишь бы ты ходила голая рядом». Это водитель решил поднять настроение себе и пассажирам, но оно почему-то не поднимается. Это хорошо или плохо?

Вы с детства хотели работать в школе, потому что любили детей, но сегодня школьных начальников волнует только процент успеваемости и поэтому вам приходится постоянно пугать детей экзаменами и всячески их «мотивировать». Это плохо или хорошо? А если вы перестанете на них давить, и дети завалят экзамены, не наберут нужного количества баллов и не поступят в институт, то кому от этого будет хорошо?

А вечером вас ждет встреча с бывшими однокурсниками, которые целых два часа в вашем присутствии усердно «перемывают кости» всем отсутствующим и от вас ждут того же, а вы не хотите этого желать, и они обижаются. Это плохо или хорошо?

Выйдя из кафе, вы замечание нищую женщину с грудным ребенком на руках, которая просит подаяния у прохожих. Вы знаете, что так часто поступают мошенники, но ребёнок плачет – значит, он не кукла, а живой. Подать или не пройти мимо? Как поступить правильно?

Вечером в гости неожиданно приходит сосед, который, заговорщически понизив голос, говорит, что вычислил, где оставляет свою машину водитель самосвала, мешающего спать всему дому, и предлагает ночью нанести ему «ответный удар» – спустить колёса. «Ты с нами?» – спрашивает сосед. Пойти ли с ним? Это хорошо или плохо?

Перед сном – выпуск местных новостей. Журналисты хвалят губернатора, который на прямой линии с премьер-министром по вопросам развития образования внёс дельное предложение – увеличить количество учеников в классе с 25 до 30, тогда, будто бы, и школ в России придётся строить меньше. А у самого дети учатся в Англии. Это хорошо или плохо?

Последнее, что вы помните, как, засыпая, дочка рассказывала о том, что завтра их детский сад в полном составе поедет «в гости к кикиморе» – на загородную базу отдыха, где дети вдоволь наиграются с бабой ягой, лешим и прочей сказочной нечистью. «Всего за пятьсот рублей?» – говорит дочка, и глаза её светятся от счастья. Отпустить или запретить? Это хорошо или плохо?

Ночью вам снится Восточный вокзал Парижа и одетая нищенкой кикимора, которая вместо ребёнка качает на руках свёрток с бомбой. Внезапно «в кадре» появляется сосед, почему-то с бородой, как у Бен Ладена, ехидно спрашивает: «Ну, и как жить в этом мире?» и достаёт из кармана брюк пульт с красной кнопкой. Под свист тормозов вокзал заполняется полицейскими машинами с работающими мигалками и сиренами, сквозь вой которых вы слышите, как звучит сигнализация вашей машины. Опять мимо неё проехал самосвал. Вы просыпаетесь, и всё повторяется снова. День за днём.

Cogito, ergo sum

Как жить? Что хорошо и что плохо? Почему эти вопросы так важны для нас? Может ли человек жить, не задавая их себе?

Наверное, может. Но для этого он должен перестать быть человеком и уподобиться животному, которое тем и отличается от нас, что сколь бы не было милым и пушистым, себе таких вопросов не задаёт. Как и временно превратившийся в животное пьяница, лежащий в придорожной канаве без чувств и способный лишь блеять и мычать, но не мыслить. Остальные люди, пребывающие, как говорится, «в здравом уме и доброй памяти» не думать о том, как жить, не могут. Потому что отличаются от животных не только тем, что живут в коллективе, но тем, что стараются осмыслить свою жизнь.

«Cogito, ergo sum», что в переводе с латыни означает «Мыслю, следовательно, существую» – это не только философское утверждение Рене Декарта (1596—1650), но также крест особого отношения человека к действительности и особой ответственности за вверенный ему мир, который несут не только философы, но, без исключения, все люди. О чем говорит само научное название человеческого вида «Homo Sapiens» – «Человек разумный».

Искушение дарвинизмом, который получил особое распространение в XIX и XX веках и в той или иной степени был усвоен большинством наших современников, состояло в том, что дарвинизм пытался навязать представление, что человек не только выглядит как животное, но и мыслит, относится к окружающему миру также, как животное, и, следовательно, имеет право вести себя, как животное. Конечно, сам Чарльз Дарвин (1809—1882) этого не писал, но у него были последователи.

Как тут не вспомнить споры известные большинству из нас со студенческой или даже школьной скамьи споры между «материалистами» и «идеалистами», в которых в нашем советском детстве всегда побеждали первые – «материалисты». Причем, что называется, «с разгромным счетом». Так что на лекциях по марксизму-ленинизму от «всяких там метафизиков, богоискателей и прочих буржуазных идеалистов» не оставалось не только следа, но даже «мокрого места».

В итоге сегодня миллионы людей – не только на постсоветском пространстве, но и во всём мире – убеждены, что жизнь – это всего лишь форма существования белковых тел, любовь – всего лишь последовательность химических реакций, а человек – всего лишь «потомок обезьяны», который научился строить города и пользоваться социальными сетями, но в главном, по самой своей сути, так и остался животным.

Конечно, так думали и думают не все. Особенно, те, кто способен мыслить самостоятельно, а не только повторять чьи-то чужие мысли. Конечно, потребовались годы и даже десятилетия для того, чтобы философская мысль смогла не только осознать уникальность человека, но и бессмысленность, бесперспективность и ошибочность противопоставления «материального» и «идеального», которые в сознании людей всегда неразрывно связаны, что, собственно, и отличает их от животных.

Наш современник немецкий философ Фридрих Тенбрук (+1994) писал об этом так:

«К сожалению, социальные науки предпочли классифицировать человека как „социальное существо“, хотя это свойство он разделяет с большинством животных, от которых человек отличается способностью связывать с собственным действием субъективный смысл. Животные просто реагируют на внутренние или внешние раздражители, тогда как человек действует на основании своей уникальной способности (и необходимости) противостоять действительности с помощью осмысленного действия. Для человека действительность представляется не скоплением ощущений, а миром объектов со смыслом и значением. Вариативность человеческого действия основана на его способности созидать мир значений, помимо чувственных ощущений. Поэтому наше действие является не специфически видовым, как у животных, а культурно обусловленным»[2 - Тенбрук Ф. Репрезентативная культура // Социологическое обозрение. 2013. Т.12. №3. С. 98—99.].

Именно благодаря этой удивительной способности человек, в отличие от животного, воспринимает действительность не как «собрание отдельных фактов», но, как писал Тенбрук, «взаимосвязь объектов и ситуаций, незримо сформированных нами через выбор и переработку восприятий в наши представления о действительности, на которые может ориентироваться наше действие»[3 - Там же. С. 102.]. В противном случае, окружающий мир всегда оставался бы для человека, «хаосом бессмысленных впечатлений», каким, в той или иной степени, он является для животных.

В отличие от животных, человек всегда имеет дело с «проинтепретированной», то есть осмысленной действительностью, поэтому всякое его действие «основано на истолковании действительности, которое упорядочивает внутренние и внешние впечатления в систему референций и тем самым придает им значение»[4 - Там же.]. Если мы с этим согласны, и если для человека действительность – это не просто «собрание отдельных фактов» или «хаос бессмысленных впечатлений», а также их «взаимосвязь» и «интерпретация», то из этого – по крайней мере, для школы и семьи – следует важный вывод о том, что учить надо не только знаниям, но также любви, дружбе, уважению, состраданию, милосердию – всему, что помогает установить между «фактами» окружающей действительности правильную «взаимосвязь» и верно их «интерпретировать», «осмыслить». О чём еще в IV веке христианский богослов и философ святитель Григорий Нисский[5 - Святитель Григорий Нисский (ок. 335—394) – один из трех «великих капподокийцев», младший брат святителя Василий Великого, близкий друг святителя Григория Богослова, христианский богослов и философ, епископ г. Ниссы в Малой Азии.] сказал: «Познание делается любовью».

При этом очевидно, что любить и осмысливать жизнь все люди способны по-разному: одним это присуще в большей степени, другим – в меньшей. И это нормально. Как нормально то, что люди различаются по росту, весу и физической силе и другим способностям. Кому-то дано сражаться, а кому-то мыслить, и каждый дар надо ценить. Поэтому уже в самых древних обществах мы встречаем людей, которых Тенбрук называет «интеллектуалами». Это религиозные и народные вожди, старейшины и жрецы, пророки и цари, задачей которых было осмысление действительности, поиски ответов на наиболее значимые вопросы. В том числе на вопросы, что хорошо и что плохо, как жить в окружающем человека мире.

Поскольку же, как известно одной из форм существования материи является движение, и мир постоянно меняется, то ответы на ключевые вопросы с веками и эпохами также менялись. Если мы вновь обратимся к стихотворению Маяковского, впервые напечатанному в 1925 году в условиях диктатуры пролетариата, то заметим, что для его автора смысл жизни человека неразрывно связан с жизнью его страны и трудящихся: «Если мальчик любит труд, тычет в книжку пальчик, про такого пишут тут: он хороший мальчик».

Конечно, свой ответ на вопрос «что хорошо и что плохо?» был не только у Маяковского, но и у отрицательных героев, как прошлого, так и настоящего. Есть он и у современных террористов, которые, как известно, сегодня тратят изрядные суммы на то, чтобы навязать свои представления о добре и зле другим людям.

Во многом именно для того, чтобы этого не допустить, 29 октября 2015 года Президент России В. В. Путин подписал указ о создании «Российского движения школьников», одна из задач которого будет состоять в том, чтобы современная школа снова занялась воспитанием детей – будущих граждан России и помогла им понять, что хорошо и что плохо, как следует жить в современном мире.

Должны ли этим заниматься государство, школа, семья? Для тех, кто понимает, что «познание делается любовью», и чем человек отличается от животного, этот вопрос не стоит. Конечно, должны. Вопрос в другом – в том, кто может дать на него ответ? Верный, полный, современный и, одновременно, универсальный – понятный не только «интеллектуалу», но и простому человеку.

Если можно выразить правильное отношение человека к жизни одной формулой, то какова она? Кто может научить человека правильно относится к науке, культуре, образованию, политике, экономике, спорту и даже отдыху – всему, что его окружает, с чем он соприкасается в дни своей жизни?

«Краеугольный камень»

1 2 3 >>