<< 1 2 3 4 >>

Алексей Петрович Бородкин
МММ/ММ


– Почти, как вы.

– Не настолько.

– Не скромничайте.

– Не могу решить, с какой частью эксперимента вы себя ассоциируете? С плесенью? Или с сахаром. Ведь дом это…

– Это лабиринт, – быстро сказал Теодор. – Вы не дослушали. Дальше ещё интереснее.

– Я весь внимание.

– Накагаки отрезал кусочек от разросшейся плесени, и поместил его в другую чашку с лабиринтом.

– Аферист.

– Не то слово. И плесень добралась до лакомства значительно быстрее и не ветвилась, как в первый раз. Она ЗНАЛА, где находится сахар.

– Умная.

– Как этот дом.

– Как вы.

– И как вы.

Теодор показал Виктору жилище. Рассказал о назначении комнат, показал спальни.

– Элизабет предпочитает ночевать в своей отдельной спальне.

– Не думаю.

– Что значит "не думаю"? Я знаю. Я специально проектировал это пространство.

– Оно напоминает все остальные. – Виктор саркастически опустил уголки рта. У него тоже имелись в арсенале выразительные губы.

– Это плохо?

– Нет. Просто я не могу понять, зачем такие подробности? Вы хвастаетесь? Фрейд бы этого не одобрил.

– Просто хотелось показать спальню Элизабет. Только и всего. Если вам не нравится, мы можем поболтать на другие темы. О картинах Моне… например. Или немного выпить. Что вы пьёте? Водку?

– Нет. Коньяк.

– Разумный выбор.

– Добавляю в него мятный ликёр.

– Не лишено. Боюсь, у меня нет мятного ликёра. Кюрасао не подойдёт?

– Нет.

– Жаль.

Повисла пауза. Через комнату "пронёсся" виртуальный ветер, панели изменили цвет, трансформируя пространство и сотрудничая с тьмой. Виктор подумал, что в этом доме всегда глубокий вечер. "А на улице утро… кажется". Он потерял ощущение времени. Незаметно посмотрел на часы.

– Торопитесь? – Хозяин заметил. – Я, признаться, собирался соснуть полчасика… уж полночь близится…

– Нет, не тороплюсь. Мы ещё не поговорили о главном. Нам надо решить, как мы поступим с Элей. Она хочет…

– Вот и не нужно спешить! – перебил Теодор. – Что за юношеские пароксизмы? Я ещё не показал вам подвал. А он, уверяю, заслуживает внимания.

– Подозреваю, его проектировали тоже вы.

– Почти. Это сделал Микеланджело. В пятнадцатом веке.

На удивлённый взгляд гостя, хозяин расхохотался и добавил:

– Шучу. Конечно же, я! Пойдёмте.

Подвальный этаж, по-настоящему, удивил Виктора. Эти помещения были сложены из больших отёсанных камней и напоминали… замок. Классический средневековый замок с коваными подставками под факелы, цепями, крючьями, истёртыми ступенями, стрельчатыми потолками. Вокруг имитации окон мастера вырезали орнаменты. Присутствовало великое множество деталей, оживляющих интерьер и сообщающих ему историческую достоверность.

"Идиотизм! – подумал Виктор. – Всё наперекосяк. Недаром Элька сбежала отсюда".

Ему подумалось, что дом следовало перевернуть. Нижний этаж замечательно бы смотрелся среди лесов, а "японская плесень" – так он назвал верхние этажи, – нормально бы чувствовала себя под землёй.

– Как вам? – спросил Теодор.

– Уютно, – сдержано отреагировал гость. – Вы здесь поёте песни? Разжигаете камин и устраиваете застолья с вином и стрельбой из лука?

– Нет. – Хозяин не понял шутки или не захотел её замечать. – Здесь я работаю. Видите?

Теодор повёл рукой, и только теперь Виктор приметил, что несколько комнат имеют серые стальные и очевидно бронированные двери. Вдоль стен тянутся громоздкие связки кабелей. "Словно кишки в чреве дракона".

– Мы так и не познакомились, – напомнил хозяин. – Мы стали одной семьёй…в каком-то смысле. Было бы неплохо узнать друг друга.

– Согласен.

– Меня вы знаете. Теодор Ильич Капланский. Непризнанный учёный и признанный бизнесмен. Прошу учитывать такой порядок приоритетов. А вы?

Виктор молчал.

– А вы?

– Виктор Андреевич Кудрявцев. Товаровед. В любом порядке. Последний муж вашей первой жены.

– Остроумно.

Теодор взял Виктора под руку. Они пошли по коридору. Виктор коснулся пальцами камня и удивился, какой он приятный на ощупь.
<< 1 2 3 4 >>