1 2 3 4 5 ... 7 >>

Видящий Победу
Алёна Ильинична Кощеева

Видящий Победу
Алёна Ильинична Кощеева

Вы хотите жить в мире без войны? Никанору повезло родиться в той реальности, где все страны сумели договориться и заключили конвенцию о «Мире во всём мире».

Мальчик с задатками гения сразу после рождения оказывается в интернате, где воспитывают одарённых детей строго по плану развития, данного сканером потенциала. Раз в год он встречается с биологическими родителями, а в школе его единственным другом становится девочка-культуровед. Но в День Рождения Никанора его личный "Мир во всём мире" рушится. Он теряет всех, кто был ему дорог, а сам, из-за необратимых изменений психики, оказывается в изоляторе, в психбольнице будущего, откуда нет выхода. Или есть?

Алёна Кощеева

Видящий Победу

Когда закрывается одна дверь,

открывается другая.

0.

Планирование – крайне ценный навык, освоение которого требует огромных усилий. В частности это важно для бесперспективных людей и особенно полезно при зачатии ребёнка. Иван не хотел детей до тех пор, пока не лёг в камеру нового устройства для сканирования потенциала. Бесчувственный, холодный механизм вдруг разбудил в нём то, что он старательно подавлял до сорока лет – желание продолжить свой род. Это был обычный рабочий день. Такой же, как и все предыдущие дни двадцати пяти лет его работы в министерстве здравоохранения. Переодевшись из уличной серой одежды в спецформу такого же пепельного цвета, но из более плотного материала, Иван получил от руководства новости о переоборудовании отделения, где он работал техником. Вместо обычных сканеров потенциала поступит улучшенная модель с глубоким анализом генетики. То есть можно будет отследить, был ли в роду кто-то с задатками великого, вплоть до пятого поколения. И если таковые найдутся, то устройство выдаст рекомендации как добиться рождения талантливого малыша, а не бесперспективного. Конечно, важно чтобы второй человек, участвующий в зачатии, тоже прошел процедуру. Потом общие данные нужно повторно скормить сканеру, который составит прогноз с учетом генетического наследия обоих родителей. Прежде, чем вводить новое устройство во всеобщую эксплуатацию, требовалось отладить его и убедиться, что оно выдаёт достоверные данные. Для этого собиралась фокус-группа людей с разным потенциалом. Подавляющее большинство было бесперспективных, несколько великих и, если повезёт, один гений. Иван часто принимал участие в отладке сканеров и в базе данных содержались подробные материалы о его личности. А если информации много, значит проще проверить истинность выводов нового устройства. Поэтому он возглавил группу собранных бесперспективных и первым прошел сканирование. Получив результаты, он несколько раз пробежался по ним глазами ничего не произнося вслух. Затем взглянул на топчущихся в ожидании остальных участников отладки и снова перевёл взгляд на электронный браслет с широким дисплеем, прикусив нижнюю губу.

– У меня, – озадаченно и растерянно оглядел он коллег, – может родиться великий ребёнок.

После секундной паузы все бесперспективные зааплодировали, начали поочередно подходить к нему, хлопать по плечу и поздравлять. Но для Ивана уже всё было как в тумане. Столько лет он избегал мыслей о продолжении рода. Столько боли принёс Дарье, своей любимой жене тем, что не хотел детей. Не хотел, чтобы их ребёнок жил такой же жизнью, как они сами. Но если малыш или малышка могут родиться с великим потенциалом, это совершенно меняет дело. Тогда его кровинушка сможет жить полноценно. У людей без потенциала – серая одежда, маленькие комнаты, ежедневная рутина и инструкции, у великих – яркие краски, огромные дома с садами, следование мечтам и возможность сделать мир лучше. Нельзя сказать, что Иван не был доволен жизнью. После принятия конвенции о мире во всём мире, человечество сбалансировало распределение ресурсов, ни одно государство не враждовало между собой, но всё же… Всё же хочется, чтобы ребенок жил лучше, чем ты сам. А если на своём уровне ты и так занимаешь максимально возможную позицию – работаешь техником в значимом для всего человечества центре, то следующий шаг, только величие. А эти способности, как известно, не развиваются. У тебя либо есть такой потенциал, либо нет.

На автомате завершив отладку сканера, Иван пришел домой и долго в раздумьях сидел на кровати, застеленной плотным серым покрывалом с геометрическим узором.

– Ваня? – обеспокоенно окликнула его Дарья.

– Приди завтра после работы в центр здравоохранения на тестирование, – холодно сказал Иван, чувствуя вину перед супругой за то, что у них до сих пор нет детей.

Женщина поправила пышные каштановые волосы, аккуратно уложила их на плечо и молча кивнула. Она хорошо знала своё место, как в мире, так и в семейной жизни, поэтому редко вступала в споры с супругом. Пока Дарья занималась приготовлением ужина, Иван вывел на противоположной однотонной стене комнаты всю информацию о рекомендациях для рождения здорового малыша. Несмотря на неполный доступ ко всемирной базе данных, он собрал большое количество сведений, некоторые из которых были прямо-таки абсурдными. Но появившийся лучик надежды заставлял воспринимать всерьёз любые советы, даже из доконвенционного мира. Иван разбил информацию на разные группы, определил что нужно будет делать ему, а что супруге и сохранил на свой браслет. После ужина он лёг спать и, проворочавшись около получаса, всё-таки заснул.

Чем дольше Иван ожидал Дарью, тем больше в нём накапливалось напряжение. Он десятки раз мысленно прокрутил свои действия, как лучше реагировать, чтобы не обидеть жену если в её роду нет великих и вероятность зачатия талантливого малыша будет низкой. Несколько раз обошёл новую чудо-машину – горизонтально расположенный холодный цилиндр с мигающими лампочками, посмотрел всевозможные настройки и варианты задач, решаемых сканером. Когда наконец-то Дарья пришла, Иван был уже порядком на взводе и забыл, что хотел объяснить жене причину своего холодного отношения. Он односложно указывал ей выполнить необходимые действия и уже через пятнадцать минут закрыл женщину в металлический кокон. Машина затрещала, потом несколько раз пикнула, затем снова раздалось стрекозье стрекотание и мучительная тишина. Сначала аппарат получает данные, сохраняет их в своей памяти, потом сводит воедино и анализирует, а когда получит вывод, сверяет информацию со всеобщей базой данных. Дальше проверяет имеющуюся информацию о проходящем сканер человеке и согласно его уровню доступа к всемирной сети, выдаёт заключение и рекомендации. Задумавшись, Иван не заметил как сканирование закончилось. Дарье пришлось несколько раз стукнуть ладошкой изнутри, чтобы привлечь внимание мужа. Видимо механизм, открывающий капсулу, не до конца отлажен. Наметив про себя план работ на следующий день, мужчина выпустил супругу и вперился взглядом в наручный браслет, изучая результаты. Прочитав несколько строчек, он расплылся в довольной улыбке. Дарья легонько приседала и потряхивала ногами. Похоже матрас в сканере остался таким же жёстким, как и в прошлой версии. За недолгие двадцать минут пребывания в коконе начинало ныть всё тело. А может быть такой эффект был и из-за самой процедуры. Иван не знал, это было не в его зоне ответственности, техник даже при большом желании не сможет найти причину, в его задачи входит лишь убедиться, что устройство работает согласно заданным характеристикам, инструкции. А если есть отклонения от нужных параметров, сформировать рапорт с приложенными фактами, даже не пытаясь разобраться в причинах неисправности. Дарья громко выдохнула и сердито посмотрела на мужа. Всему есть предел. Оставаться в неизвестности и погрязнуть в какой-то тайной интриге ей совсем не хотелось. Она, в отличие от Ивана, была довольна тем, что не приходится придумывать что делать, что одевать на работу, чем ужинать или какое занятие выбрать. Для них всё решено ещё в детстве, живи и наслаждайся тем, что имеешь. Поэтому заговорщицкий взгляд мужа её испугал, особенно когда на его лице возникла такая жуткая, никогда не виденная ею ранее, улыбка.

– Вань? – Дарья наклонила голову на бок, – Что всё это значит? – она поджала губы и не моргая замерла.

Вместо ответа, Иван подошёл к жене и крепко обнял. У неё в роду тоже были родственники с великим потенциалом. Вероятность рождения гениального малыша составила пять из ста, не два, не долю процента, а пять! Целых пять процентов! Он был на голову выше супруги и мягко положил подбородок на её затылок. Поглаживая Дарью по лопаткам, он наконец-то произнёс:

– Я хочу ребёнка. – Иван почувствовал напряжение супруги, но мягким, сглаживающим острые углы тоном, продолжил, – ты прошла сканирование на новом устройстве, у тебя в роду были великие. Наш ребенок сможет стать важным человеком в обществе.

Дарья вырвалась из объятий и озадаченно замерла, слегка ссутулившись, потом взглянула вверх, будто обращаясь к божествам, в которых давно никто не верит, и неловко улыбнулась. Её глаза сверкнули просящимися наружу слезами, но женщина, сглотнув комок в горле, сдержалась. Серьезный взгляд мужа уничтожил зародившиеся было капли сомнения.

– У нас… – забегала Дарья глазами, – будет ребёнок?

– Да! – воскликнул Иван в ответ, разведя руки, – Вот, смотри! – и подошёл к жене, показывая полученную от сканера информацию.

Жадно схватывая глазами строки текста с его наручного браслета, Дарья улыбалась всё шире. Как же хорошо, что в современном мире с такими чудесными технологиями можно рожать хоть в пятьдесят. До конвенции, когда министерство здравоохранения было разрозненной структурой, развитой в странах на разном уровне, в тридцать восемь лучше было уже не рисковать с беременностью. Организм к этому возрасту считался изношенным, но сейчас, благодаря планам развития человечества, качество жизни на максимально высоком уровне, а значит можно не спешить с рождением детей. Можно продолжить свой род тогда, когда это действительно будет уместно. Она дочитала информацию до конца, озадачившись огромным набором рекомендаций, которым ей необходимо будет следовать до зачатия и во время беременности. Но Дарья долгие годы ждала от Ивана слов о ребёнке. И теперь она сделает всё что угодно, лишь бы муж не передумал.

Жена неукоснительно следовала любым правилам и советам, которые предусмотрительно собрал Иван, загрузил на её электронный наруч и добавил соответствующие напоминания о своевременности выполнения нужных действий. Пришлось совершать даже странные, выходящие за рамки привычного образа жизни, поступки из истории доконвенционного мира. Например, класть мужскую шапку под подушку, чтобы наверняка был мальчик, мазать живот тестом, чтобы малыш был здоровым, спать меньше 5 часов на протяжении двух недель до зачатия, чтобы у ребёнка не было склонности к лени.

Наконец-то пара узнала об успешной беременности. Оставалось убедиться, что малыш станет великим. Иван договорился с начальством просканировать Дарью вне очереди. К счастью, у него на счету были бонусные баллы за хорошую работу, которые теперь получилось использовать. Иначе не получилось бы пробиться раньше других, система исключает несправедливость – сколько вложил в развитие общества, столько и получаешь в ответ. Новая версия сканера потенциала формирует глубокий отчет на основе генетики, физиологии, структуры мозга и выдаёт заключение когда малыш находится ещё в материнской утробе. Алгоритмы устройства вычисляют, какой образ жизни будет требоваться от малыша, чтобы достичь максимального уровня личностного развития.

Супруги шли на сканирование, крепко держась за руки. Ладони у Дарьи потели, а пальцы слегка ощутимо дрожали. Иван пытался всячески её развеселить, отвлечь от тяжелых мыслей, матери его ребёнка волноваться нельзя. Конечно, если малыш окажется бесперспективным, они не отрекутся от него, как поступают многие другие. Ведь Иван уже всей душой полюбил своего, ещё неродившегося, ребёнка, свою плоть и кровь. Они оба были уверены, что смогут создать для крохи лучшие условия для развития и взросления. Просто… Им очень-очень хотелось, чтобы ребенок получил свободу в желаниях, был окружен теплом и заботой, уважением и перспективным миром, который он, когда вырастет, сделает ещё лучше.

– Полное заключение вы получите на персональный носитель, ознакомитесь с ним подробнее дома, – произнес молодой сотрудник медицинского центра в халате с серым оттенком.

– А общее? – взволнованно спросил будущий отец.

– Перспективный ребенок с задатками гениальности. – с каменным лицом протараторил парень и вышел из лаборатории.

Иван полными любви глазами глянул на Дарью. Она не смогла сдержать слёз и, прикрыв рот рукой, тихонько всхлипывала. Потом женщина сделала глубокий вдох, расслабилась и посмотрела на живот, погладила его и с улыбкой, еле шевеля губами, что-то прошептала. Муж нежно взял Дарью за руку и благодарно улыбнулся. Какая же она замечательная! Выполнила все рекомендации, ни разу не засомневалась в том, что они делают. И вот награда – малыш станет гением! Не просто великим, а самым великим! Интересно, в каком направлении он будет работать? Станет ученым или просветителем? Культурологом на Земле или может быть полетит в космос? Малыш ещё не родился, а они совсем скоро узнают кем он вырастет. А там, дело за малым. Воспитывай по инструкции и он будет добрым, вежливым, еще и гениальным! Но самое главное, их ребёнок совершит нечто важное для каждого из девяти миллиардов населения планеты. Будет ярким, значимым для каждого живого существа на планете и вне её. Он не станет очередной серой шестеренкой огромного механизма мира, которую легко заменить на другую.

– Дарья, ты получила информацию про Ники? – напряженно спросил муж, когда они вернулись домой. Супруги решили назвать малыша Никанором, в древнем мире это означало “видящий победу”. Им показалось, что такое имя очень подходит маленькому гению, который однажды возглавит какую-то важную отрасль во всём мире.

– Да, Ваня. И уже посмотрела, – по необъяснимым причинам дрожащим голосом ответила она. – Мы настолько озадачились зачатием гениального ребенка, – она сглотнула образовавшийся ком в горле, – что не подумали как он будет жить после рождения. – Дарья дёрнулась, будто по её телу проползла стая жуков.

– Разве не так же, как мы, только учиться по другой программе? – насторожился мужчина.

– Нет, Вань. Я думала нас просто будут контролировать, а оказывается его сразу после рождения заберут в интернат. – она тихонько взвыла и отвернулась от мужа, – Великие не могут быть воспитаны родителями, тем более, если родители бесперспективные.

– Как? – он не верил словам. – Ники не будет жить с нами?

– Нет. И нам позволят видеть его только несколько раз в год и то после пяти лет. Они пишут, – женщина обернулась, подошла ближе и показала на широком браслете выделенные жирным строки, – что только тогда мы не нанесем ущерба его сознанию. Нас представят как биологических родителей. Скажут, что мы зачали и произвели его на свет. Бездушные существа! Наш мальчик будет расти совсем один, с чужими людьми, без нас! – голос женщины срывался всё больше, – Мы, обслуживающий персонал, живем ради мира во всём мире, а наш малыш, – с трудом закончила она и начала всхлипывать, – Ники…, – Дарья прерывисто задышала не в силах сдержать слёзы. Но, опомнившись, что беременна и волноваться нельзя, сделала глубокий вдох и добавила, – Он станет биоинженером. Наш малыш будет великим учёным.

– Но он никогда не будет считать нас родными…, – Голова Ивана закружилась и наполнилась гулким шумом. Новости откликнулись болью в области сердца и он присел на кровать. – Мой сын… Но… Как же так?

Дарья села рядом и обняла его:

– Ваня, – с рыданиями выдохнула она, – мы не виноваты. – Ванечка, наш малыш будет счастлив, пусть даже и не с нами. Всё, что мы можем дать ему после рождения – это имя.

1. Видящий победу

По длинному коридору, освещённому лампами дневного света, вяло бредёт пятилетний мальчик. Сегодня его заставили пойти на первую встречу с биологическими родителями. В голове малыша гулко бились мысли «Зачем тратить на это время? Почему нельзя отказаться? Они дали мне жизнь и на этом их задача завершена». Верхняя пуговка его темно-серого строгого жилета расстегнута, а волосы взъерошены. Никанору, будущему гениальному биоинженеру, присуща небрежность. Например, он считает бессмысленным тратить время на расчесывание волос. Если делать это по четыре минуты каждый день, получится тысяча четыреста шестьдесят минут в год – целые сутки, потраченные впустую. Он, как никто другой, знает ценность времени. Первый учитель Никанора, который был с ним до пяти лет, по секрету рассказал, что мальчик может занять самую высокую позицию из всех существующих в министерстве здравоохранения и совершить огромный прорыв в биоинженерии. Но только при условии, что он не будет тратить время впустую, ведь согласно плану его развития, полученному от инновационной версии сканера потенциала, задатки гениальности с каждым годом будут затухать если на ежедневной основе не тратить максимум усилий для личного развития.

И сейчас ему придется общаться целый час с недалёкими, незнакомыми людьми на отвлеченные темы, стараясь приглушить знание о том, что он теряет время зря, что он с каждой потраченной минутой спускается на ступень ниже вместо того, чтобы развивать свои таланты и расти. «Социализация – неотъемлемая часть жизнедеятельности человека в современном мире, – говорит новый учитель, – не социализированный ребенок произрастает в существо неконтролируемое, способное спровоцировать деформацию устоев общества. Именно поэтому вы обязаны познакомиться с биологическими родителями». И когда Никанор на слова учителя хотел было возмутиться, то заметил за собой слишком детское поведение, как у остальных, но совсем несвойственное для него. Он испугался, что даже мысль о том, чтобы идти не по плану образования, уже делает его хуже. Хорошо, что согласно программе, он прошёл месячный курс подготовки к этой нелепой встрече. Никанор узнал, что до конвенции любому ребёнку говорили, что тот самый умный даже если это было совсем не так. А в итоге получалось множество взрослых с деформированной психикой и не объективным взглядом на реальность. Так что, решил он для себя, лучше потерять час, общаясь с бесперспективными родителями, чем всю жизнь предаваться заблуждениям, навязанным своей же психикой. К тому же, обязательной была встреча только один раз в год, а ещё две по желанию и согласованию сторон.

– Ники! – подбежала женщина с каштановыми волосами, переливающимися во время движения, и крепко обняла, – мальчик мой, вот ты какой! Совсем взрослый. Как я рада, как же рада! – всхлипывала она, поглаживая его по спине.

– Никанор. Меня зовут Никанор, – сдавленно произнес ребенок и раздул ноздри, пытаясь выбраться из объятий.

– Здравствуй, Никанор, я твой отец – Иван. Ты не просто Никанор, а Никанор Иванович! – произнес мужчина, незаметно оказавшийся рядом.

Родители хотели взять мальчика за руки, но он крепко зажал их подмышками. Неловко переглядываясь, Иван и Дарья прошли вслед за Никанором в столовую. Пахло свежеиспеченным булочками со сладким абрикосовым вареньем. Аромат заполнил помещение и тянулся по коридорам. Семья удобно расположилась за круглым столиком у окна, из которого была видна радуга над озером. Разноцветное явление можно вызвать техническими средствами и в школе для великих перспективных детей этим пользовались в образовательных целях. Гуманитариев при помощи радуги учили ценить красоту современного мира, а ученым она служила наглядным примером закона преломления света.

– Итак, Никанор, – наигранно-серьезно произнесла Дарья, – расскажи о себе, – она понимала, что ребенок воспитывается по непонятным для них программам и осознаёт себя умным и талантливым. Великим ставили сложные задачи с самого детства, но она была наслышана, что из-за этого дети часто становились бездушными и заносчивыми.

– Вы получили мою характеристику. – не желая смотреть на незнакомцев, ответил Ники, – Или вы читать не умеете? Я вот уже давно умею, – высокомерно добавил он, желая поскорее закончить бессмысленный разговор.

– Умеем, конечно, – озадачилась мать. Холодный взгляд сына пугал, но она понимала, что его можно как-то расположить к себе, разговорить, – но нам кажется, ты обладаешь более достоверной информацией.

– Ладно, – снисходительно ответил Никанор, – но я не буду пояснять значение каждого термина.
1 2 3 4 5 ... 7 >>