Дорога в порт
Алиса Колотаева

Дорога в порт
Алиса Колотаева

Первая встреча, первая симпатия. В чудесной стране, вдалеке от будничных дней. Сможет ли новое чувство что-то изменить в судьбе двух людей? Каждый решает для себя.

Набережная в порту была заполнена сувенирными лавками и шумными кафе. Они прошли через старый город и теперь спускались к морю.

Он проводил экскурсии для её группы уже третий день. В какой-то момент он выделил её из числа прочих туристов. Она задавала много вопросов и слушала с неподдельным любопытством всё, о чём он рассказывал. Вчера, закончив пешую прогулку по городу, он попрощался со всеми участниками и подошёл к ней.

– Я вижу, вам интересна история. Если хотите, можете составить мне компанию. Я собираюсь на рынок. Он открывается ближе к вечеру. В вашей программе его нет, но я буду рад, если вы захотите пойти со мной. Я могу рассказать много интересных фактов об этом месте.

Она с радостью согласилась, и тем же вечером они встретились на рынке. Несколько часов прогулки пролетели незаметно. Она снова слушала его подробный рассказ о местных традициях, исторических фактах, и даже записала несколько рецептов национальных блюд, о которых он тоже успел рассказать. Когда стемнело, они расстались возле её отеля, чувствуя себя добрыми друзьями.

Сегодня снова была экскурсия. А после он, попрощавшись со всеми, медленно пошёл своим излюбленным маршрутом к морю. Он думал пригласить её, но в последний момент воздержался, не желая смущать девушку своей навязчивостью.

Она догнала его сама.

Улица была узкой и тянулась с холма к морской набережной. Брусчатка под ногами, казалось, лежала тут с начала времён. Каждый камень был полон историй. Всё это она теперь видела его глазами. Он рассказывал, не умолкая ни на минуту.

В какой-то момент ей захотелось взять его под руку. Но она не стала этого делать. В груди появилось едва уловимое волнение. Время замедлилось, каждое мгновение приобрело ощутимый вес, стало тягучим и плотным.

Он прервал свой рассказ, и они шли молча. Ей стало неловко. Может, зря она навязалась ему? Если бы хотел, он бы сам позвал. Она мысленно вернулась к вчерашнему вечеру на рынке, судорожно подыскивая тему для разговора, чтобы прервать его затянувшееся молчание.

– Послушай, как обстоят дела с фруктами у нас, ты знаешь? Бескрайние леса, сосны и ёлки. О боже, там совсем не растут фрукты, одни только яблоки, ещё ягоды, но только пару месяцев в году. Все фрукты привозят из теплых стран. И речи не идет о том, чтобы они оказались спелыми и свежими, как здесь. Представляешь? Вокруг нас одни только суровые деревья. А здесь, у вас, фруктовый рай!

Он улыбнулся. Что можно было ответить?

Она оступилась и дотронулась до его плеча, чтобы сохранить равновесие.

Он остановился и развернулся к ней лицом. Их глаза встретились.

Оба замерли на секунду. И за это короткое мгновение между ними пробежала теплая волна притяжения.

«Поцелуй меня», – подумала она. Но это мимолетное ощущение растворилось в шуме улицы, и они пошли дальше.

– Это может быть странно, но я люблю ходить в порт. Каждый день. Местные думают, что только туристам это интересно. Но для меня это важная часть жизни. Это место особенное. Иногда я думаю, что от сюда открывался мир для всех жителей города. Я бы хотел увидеть весь мир! Представляешь, когда-то давно, за стенами этого города была смертоносная пустыня. И лишь один путь открывался для этих людей в мир. Морской путь. А порт был вратами, за которыми было бесконечное море открытий. Это не может не впечатлять. Новые связи, новые земли, новые товары, в конце концов. В этих камнях, на этом берегу все дышит историей и яркими впечатлениями. Тысячи людей приходили сюда веками, чтобы поменять свою жизнь, отплыть к новым берегам, оставить свой дом, своих близких. А другие приходили, чтобы проводить их, окропив слезами свою одежду, или встретить с теплом в сердце тех, кто вернулся невредимым. Порой это случалось спустя годы. И среди переплетения этих судеб и чувств рядом жили и работали люди, которые просто находились здесь всю свою жизнь, изо дня в день становясь свидетелями больших и маленьких событий, открытий. Наверное, для них это было рутиной. Но я не хочу, чтобы это стало рутиной для меня. Я прихожу сюда почти каждый день и каждый раз так остро чувствую поток бесконечного времени! Оно идёт, люди меняются, а камни остаются камнями, и порт живет столетиями, не замирая ни на секунду.

Он говорил и говорил, а она слушала, и её фантазия услужливо рисовала ей всё то, что так трогало его сердце. И вот уже машины и экскурсионные автобусы исчезли из её внимания, краски рекламных плакатов померкли, и она видела перед собой небольшие деревянные и каменные дома, которые тянулись вереницей вдоль берега, видела опытных рыбаков, чьи лица загрубели от соли и ветра, их сети, которые сушились на берегу, их лодки, которые покачивались у пристани. А дальше у самого мыса стояли на якорях прекрасные парусные шхуны, полные ценных чудных товаров. Развалины старой крепости обрели прежние очертания, и вот уже ей казалось, что она видит сигнальные огни на её башнях и слышит, как перекрикиваются стражники. На пирсе сидели загорелые мальчишки с удочками и ловили рыбу. Так было во все времена. И так будет всегда.

Но вот видение исчезло, и она снова оказалась на шумной современной набережной. Из ресторанчиков звучала веселая музыка, с парковки выворачивал автобус, полный туристов. Ей стало грустно. Не задумываясь она взяла его под руку и прижалась к нему. Ей хотелось снова погрузиться в очарование его размышлений.

Он замолчал и какое-то время они шли погруженные в свои мысли. Дойдя до конца пирса, они остановились. Она нехотя отстранилась от него и присела на край бордюра. Солнце медленно опускалось в море.

– Как думаешь, эти камни когда-нибудь тоже исчезнут, как и крепость, от которой почти ничего не осталось? – Тихо спросила она.

– Я думаю, что они могут лечь на дно моря, и через сотню лет стать песком на этом берегу. Но в конечном счете, ничто не пропадает навсегда. Ни камни, ни эта вода, ни ты, ни я. – Он сел рядом с ней и глубоко вдохнул морской воздух. – Тебе не кажется, что это всё уже было?

– Что ты имеешь в виду? – Она повернулась к нему, отведя взгляд от мерцавшей в закате воды.

– Море, закат, два человека, которым необходимо сказать друг другу сотни вещей, но они молчат…

– Ты хочешь что-то сказать мне?

– Нет. То есть да. – Он оборвал себя. Она сидела рядом и ждала. Но его молчание затянулось, и она отчаялась услышать хоть что-нибудь.

– Просто расскажи мне ещё что-нибудь об этом месте. – Весело сказала она и мягко ткнула его локтем в бок, выводя из глубокой задумчивости.

Он посмотрел в ее полные любопытства глаза и рассмеялся.

– Что ты хочешь знать? Про мавров, про европейцев, королей или горожан? Что тебе интересно?

– Мне интересно слушать всё, что ты говоришь, – ответила она и отвела взгляд. – Как думаешь, сегодня на небе будет видно много звезд?

Мечтательные нотки в ее голосе заставили его вздрогнуть. Теперь он посмотрел на неё внимательнее.

Он вел экскурсии в этом городе уже несколько лет. Бесконечная череда лиц. Пожилые пары, семьи с детьми, компании студентов, одинокие туристы, – так много людей, которые появлялись перед ним и через пару дней исчезали. Каждый из них был уникальным человеком. Где-то в душе он помнил об этом. Но в конечном итоге, все они превратились для него в однообразную вереницу обезличенных персонажей. Люди, которые жили рядом с ним сейчас, на этой земле, мало интересовали его. Его увлекала история. Все таинственные хитросплетения великих свершений, незначительные детали быта простых людей, сила и воля тех, кто жил давно, не имея лекарств, машин, интернета. Что наполняло их мысли, какие фантазии придавали смысл их монотонным непростым жизням?

Современный человек потерял для него ценность. Часто он думал о том, что люди глупы и неблагодарны. Имея все блага цивилизации, они всё равно остаются вечно недовольными. Их жизни просты и безоблачны. Им не нужно бороться за кусок хлеба. У каждого есть холодильник, машина, деньги на отпуск. Они приезжают сюда сытые и обеспеченные. Но всё равно на их лицах так часто можно увидеть недовольство и усталость. Они не способны и дня прожить в радости. Сколько обид, ссор, разочарований, он видел в них, за всё время своей работы экскурсоводом! Изо дня в день одно и то же. То им жарко, то скучно, то они не могут договориться между собой, куда идти и что смотреть завтра, то выпита вся вода и кто-то виноват в том, что здесь не продается мороженое. И в завершение всего: «Когда, наконец, будет обед? Мы умираем от голода».

Если бы только они знали, что такое настоящий голод. Что такое гибель урожая и невозможность выжить для целой деревни. Что такое набеги пиратов и грабежи солдат после захвата города. Боже, разве можно уважать этих людей? Можно принимать в серьез всё, что их волнует?

Он перестал замечать людей вокруг себя. И посвятил себя истории. Часто он проводил вечера в одиноких прогулках. И конечно, этот старый порт волновал его воображение. Но не было никого рядом, кто бы понял и разделил с ним его чувства. И он не был уверен, что этот кто-то ему нужен.

Живой интерес, который она проявила к его рассказам, понравился ему. Её неподдельное любопытство рождало в нём азарт. Рассказывать больше, узнавать больше, углубляться в это бездонное море исторических фактов. Её внимание вдохновляло его, и это чувство было очень приятным.

Сейчас, когда она сидела рядом, любовалась закатом, и возможно, всерьёз ждала его ответа про звёзды, он рассматривал её с удивлением человека, очнувшегося от долгого забытья. Его взгляд стал тяжёлым, сосредоточенным. От лёгкости прежнего общения не осталось и следа. Она почувствовала перемену в его настроении и повернулась к нему.

– Так что ты думаешь о звёздах? Погода позволит увидеть их сегодня ночью? Я бы хотела… – Она замолчала и поднялась. Ей стало неуютно от его пристального взгляда. – Мне кажется сейчас похолодает, я не думала, что задержусь до темноты. Вернёмся?

– Конечно. Как хочешь. – Он почувствовал досаду. Как ребёнок, которому не разрешили досмотреть любимый мультик.

Он неохотно поднялся, бросил последний взгляд на красный диск солнца, который уже на половину погрузился в воду.

– Я провожу тебя до отеля.

– Спасибо, – ответила она сдержанно.

Они молча шли обратно в центр города. Стемнело, стало прохладно. Очарование прежнего общения испарилось. Он вошёл вместе с ней в холл и неуверенно посмотрел на часы. Досада прошла, и появилось желание вернуть прежнее ощущение лёгкости от их общения.

– Уже поздно, конечно, но ты наверняка голодна, мы могли бы поужинать. Я приглашаю тебя. – Скороговоркой выпалил он, в надежде снова увидеть её беззаботную улыбку. Она медлила с ответом.


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
всего 10 форматов