1 2 3 4 5 ... 16 >>

Огненная мансуба
Дамина Райт

Огненная мансуба
Дамина Райт

Вторая книга трилогии «Жертвенное пламя». Казалось бы, все страхи и тревоги позади. Завоеватели побеждены, Эсферета стала королевой, и верная подруга Мэриэн помогает ей править страной. Но хан Эрекей не отказался от своих честолюбивых планов, а из Башни Смерти сбежал опасный узник…

Часть первая

I

Крылатый конь взмахнул серебристой гривой и охотно подставил Эсфи свою блестящую серую спину. Эсфи не нужна была поддержка, чтобы сесть – она только подумала об этом, и уже очутилась на спине у коня. А потом… судорожно вцепилась в его пышный хвост, потому что села задом наперёд и чуть не свалилась на землю, по которой стелился густой туман.

– Эсфи! – звал чей-то голос, но она лишь крепче держалась за неудобный, жёсткий конский хвост. Как она теперь полетит? А вдруг соскользнёт… и полетит вниз?

– Эсфи! – Голос стал сердитым и настойчивым, а сильные руки сдёрнули Эсфи с коня. Она издала жалобный звук, похожий на всхлип, и проснулась.

Кругом было темно, и в этой темноте над кроватью склонилась Мэриэн – легко было узнать её по рыжим волосам.

Эсфи обнаружила, что намертво вцепилась обеими руками в одеяло, и разжала пальцы.

– Мэриэн… что? – тоненько, испуганно спросила она, и в памяти воскресла такая же сцена много месяцев тому назад. И тогда во сне Эсфи были крылатые кони, а ещё… мама.

– Вставать? – обречённо спросила Эсфи, сглотнув комок в горле.

Вставать. И опять бежать через ночь, потому что во дворце очередной заговор, на сей раз против королевы Эсфереты. Знать недовольна, что королева пытается ввести законы в пользу простого народа, члены королевского совета подкуплены ханом Эрекеем, а придворные, которые перешли когда-то на его сторону, сбежали из подземелья…

– Вставать, – Мэриэн откинула с Эсфи тяжёлое меховое одеяло и помогла ей выбраться из кровати. Эсфи покорно подняла руки, готовясь надеть платье, словно та девчонка-принцесса, которую куда-то потащили, не объяснив ей толком, что случилось…

– Стой, – Эсфи поймала руку Мэриэн и крепко сжала её. – Что такое? Почему ты разбудила меня посреди ночи? Где служанки?

Ночной холод заставил Эсфи поёжиться. Не так легко говорить властно, когда ты сидишь на кровати в одной рубахе из тонкого льна, а босые ноги касаются каменных плит пола.

– Ваше Величество, – после паузы сказала Мэриэн. Как она ни старалась скрыть усмешку, у неё это не вышло, и Эсфи вспыхнула. Похоже, для Мэриэн она всегда будет той перепуганной принцессой с капризами. – Узник сбежал.

Всего-то! Тяжесть, давившая на сердце Эсфи, растворилась во тьме без остатка. А она думала… она боялась… Эсфи вздохнула свободнее, но тут же встрепенулась снова:

– Узник? Который…

Вопрос застрял у неё в горле. Кто ещё мог сбежать, как не…

– Амарель, – закончила её мысль Мэриэн.

Эсфи хотелось подкинуть что-нибудь в воздух или швырнуть об стену, призвав своё волшебство. Надо было послушать Тарджинью…. Но нет, Эсфи не могла и подумать о том, чтобы казнить Амареля! Он спасал её, спасал несколько раз – и Эсфи хотела, чтобы он жил. Несмотря на все свои злодеяния.

– Опустите руки, Ваше Величество. Встаньте. Позвольте, я затяну вам пояс. Теперь можете опять сесть.

Скоро Эсфи была одета в голубое платье из плотной ткани, а Мэриэн с явным удовольствием причёсывала ей волосы. Теперь стало понятно, почему Мэриэн не позвала служанок – давно ей не приходилось выполнять их обязанности, и Мэриэн, наверное, соскучилась по тем, прежним временам!

– Сбежал, – повторила Эсфи, и её руки, лежавшие на коленях, сжались в кулаки. – Но ведь Башню Смерти охраняли. Сверху стража, снизу люди ди Гунья. И кольцо… оно перестало действовать?

При мысли об этом Эсфи чуть не вскочила. Ей представились обугленные трупы стражников, и если так и есть, это её вина!

– Нет, – ровным тоном отозвалась Мэриэн, завязав косу Эсфи лентой.

– Тогда что случилось? – потребовала Эсфи; у неё снова прорезался «королевский голос».

– У дверей ждут стражник Гэстед и двое гафарсийцев. Они расскажут, – Мэриэн принялась заплетать вторую косу. Покончив с этим, она помогла Эсфи надеть на ноги шерстяные шусы до колена – по гафарсийской моде. А затем настал черёд кожаных башмачков.

– Зажжём побольше свечей, – Мэриэн направилась к столу.

– А моя корона? – напомнила Эсфи. Ей нравилась маленькая золотая корона, усыпанная жемчугом.

Мэриэн фыркнула:

– Простите, Ваше Величество. Запамятовала.

Эсфи была готова рассердиться, но ей вдруг пришло в голову, что за этим странным поведением Мэриэн могла прятать свою… растерянность. И ещё что-то.

Эсфи задумалась. Останься Амарель в башне, с ним наверняка бы ничего хорошего не случилось. Вернулась бы, к примеру, Тарджинья из Гафарса – и попробуй уследи за ней. Так может, втайне Мэриэн радовалась, что Амарель сумел скрыться?

Тем временем Мэриэн вернулась к Эсфи с короной в руках.

– Теперь вы готовы, Ваше Величество, королева Эсферета, – пригладив ей волосы и увенчав их короной, Мэриэн отступила на пару шагов. Эсфи села прямо, сложила руки на груди и призвала своё волшебство…

Вид у стражников был жалкий и помятый. На голове у Гэстеда зрела шишка, один из гафарсийцев недосчитался зубов в схватке с неведомым противником, а ухо другого покраснело и распухло. Эсфи нахмурилась и чуть-чуть приподняла кровать, чтобы та парила в воздухе. Гэстед, тем временем, опустился на колени, а следом за ним и те двое.

– Мы просим прощения, Ваше Величество! Не усмотрели…

– Как это было? – Эсфи прищурила глаза. Шишка на голове Гэстеда, казалось, распухала прямо на глазах.

Он принялся объяснять, запинаясь на каждом слове. Выяснилось, что к вечеру Амарель крикнул, вызывая стражу, и Гэстед явился на зов. Он обнаружил пленника скорчившимся на скамье. «Мне плохо, – простонал Амарель, – выведи меня на свежий воздух!» Помня, что герцогиня Гранмайская велела беречь пленника, Гэстед выполнил его просьбу. Амарель и раньше был бледным и мало ел – кто его знает, чем болел. На всякий случай Гэстед прихватил с собой двоих приятелей из отряда ди Гунья. Остальные сидели и играли в карты.

– Четырьмя Богами клянусь – сами ничего не поняли! Как птица чёрная налетела. Отшвырнула нас всех, пленника схватила… и в небо! – Гэстед показал двумя пальцами правой и двумя пальцами левой руки вверх.

– Птица? – Эсфи заморгала.

– Ну да… как птица… я подумал… что это Чёрный Путник был, – пролепетал Гэстед.

Эсфи переглянулась с Мэриэн. Истории о Чёрном Путнике они обе часто слышали в детстве. Якобы ходил огромный человек в чёрном по Афирилэнд, а когда ему надо было – превращался в птицу и летел. Молва передавала, что он был невероятно силён, и никто не осмеливался встать у него на пути. Однако до Эльдихары человек-птица так и не добрался, и выяснить, правда ли всё это, не удалось.

– А как мы очухались – сразу сюда побежали! – бормотал Гэстед. – Ваше Величество… виноваты… хотите, нас в башню бросьте, только не казните!

Эсфи вздохнула. Она, конечно, и не собиралась никого казнить.

– Идите. Я вас прощаю.

Гэстед и гафарсийцы хотели поцеловать ей руку, но Эсфи поспешно отослала их прочь. Она не любила, когда ей целовали руки, а кроме того, надо было поговорить с Мэриэн. Та молча сидела в кресле у стола, то и дело поправляя фитилёк то одной, то другой свечи.

Когда двери захлопнулись, пламя свечей заколебалось… и погасло. Стало совсем темно и страшно – Эсфи вдруг представила себе Чёрного Путника, заглядывающего к ней в спальню.

– Зажги поскорее! – голос у неё дрогнул.
1 2 3 4 5 ... 16 >>