Я – другой. Книга 4
Денис Деев

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 10 >>
– Это что?

– Корабль. И ты на его размеры погляди!

Прямоугольник эллинга на мониторе был расчерчен измерительной сеткой с шагом в десять метров. Гвоздь на глаз прикинул, что корабль в длину был почти двести восемьдесят метров, а в ширину приближался к тридцати пяти.

– Здоровая калоша! – присвистнул Гвоздь. – Что умеет?

– Понятия не имею, – пожал плечами Максим. – Дальше нас система не пускает. Нужен допуск высшего уровня. Но судя по размерам, это или громадный десантный корабль, или носитель дронов. И то и то нам должно здорово помочь в штурме острова Люминов.

Справа от монитора на столе стоял сканер сетчатки глаза. Чтобы авторизоваться, Гвоздеву пришлось выбраться из доспеха, поднести руку с вшитым в нее чипом к датчику, а потом и посмотреть в окуляры сканера.

– Во! Поперло! – обрадовался Максим, когда на экране терминала появилось новое меню. – Блин, тут можно с ума сойти, пока во всем разберешься.

Меню в три столбца изобиловало техническими терминами, непонятными формулами и командами. Гвоздев среди них разглядел внятный пункт и ткнул в него пальцем.

– Активация «БЛ-01»… Ты знаешь, что это? – растерянно спросил майор.

– Смутно догадываюсь. Сейчас заработает то, зачем мы сюда пришли. – Гвоздь забрался обратно в доспех.

Легкая дрожь пробежала по стенам бункера, с потолка посыпалась мелкая пыль.

– Лишь бы это не система самоуничтожения! – В голосе Максима прозвучала затаенная надежда.

– Да нет. «Самоликвидация бункера» ниже на три позиции… О! Смотри! Оно двинулось!

«БЛ-01» на схематическом изображении эллинга начал смещаться. Тряхануло еще более ощутимо, где-то в отдалении раздался шум мощных насосов, перекачивающих воду.

– Ну и куда он поплыл? Гвоздь, где мы его ловить будем?!

– Ай, Макс, да все ведь просто. – Андрей подошел к витражному иллюминатору. – Не просто так тут кто-то это окошко прорубил.

– Несите сюда фонари из коридора! – скомандовал майор, пялясь в непроглядную тьму за стеклом.

– Это лишнее, – остановил его бойцов Гвоздев. – Палыч, зажигай на полную! Какие хочешь включай режимы, но в окошке должен быть день.

Из щели в шлеме выскочила тонкая пластинка и засияла, как миниатюрное солнышко. Темноту прожектор Гвоздева разогнал метров на сто. За окном оказалась громадная каменная шахта, наполовину заполненная водой.

– Мы решили, что это проход в подземные убежища для подводных ракетоносцев, – поделился мнением майор, рассматривая покрытые плесенью и конденсатом стены.

– Вполне может быть. Я слышал, такие строили тогда, когда все ядерным оружием бряцали. Загоняли подлодки глубоко под землю, чтобы они выжили даже в случае ядерного удара.

Обнаружить довоенный стратегический ракетоносец было бы превосходно. А если на нем еще и ракеты с ядерными боеголовками сохранились, то будет совсем замечательно. Одним залпом такая подводная лодка Судного дня превращала целый континент в выжженную радиоактивную пустыню, а уж какой-то там Мадагаскар ей и вовсе на один плевок. Руководство повстанцев понимало, что Остров необходимо захватить со всей находящейся там инфраструктурой. Люмины управляли планетой довольно долго, на Острове находились запасы мути и комплектующих для модов. Если просто стереть Мадагаскар с лица Земли, то наступит такой хаос с анархией, что послевоенная чехарда людям раем покажется. Но в качестве последнего аргумента или инструмента для шантажа правителей планеты ракетоносец сгодился бы.

– Что за!.. – вырвалось у Максима, когда в тоннеле показался длинный острый нос, возвышающийся над водой.

Медленно выплывающая часть корабля была мало похожа на «баклажан» субмарины в надводном положении.

Появившийся в световом пятне клин становился все шире и шире. Корпус судна едва протискивался в подземный коридор, и следующая же показавшая деталь развеяла все сомнения по поводу назначения корабля. Гвоздь разглядел на палубе здоровенный тяжелобронированный «сарай» – трехорудийную башню главного калибра. Ромбовидные, слегка сплюснутые стволы чудовищного диаметра, судя по калибру, могли метать снаряды размером с небольшую легковушку. Вслед за первой башней на возвышении на палубе показалась и вторая.

– Это долбаный линкор! – ахнул Максим.

– Головной дредноут серии «Слава». – Харон впервые со встречи на пристани продемонстрировал, что он способен издавать хоть какие-то звуки.

– Ты знаешь, что это такое? – спросил Гвоздь, глядя на проплывающие мимо обводы плавучей крепости, ощетинившейся стволами универсального и зенитного калибров, антеннами связи и радарами, а также заставленной непонятными надстройками и барабанными системами для запуска ударных дронов.

– Да. Приоритет поиска этой цели у меня установлен на уровень два. При обнаружении я должен немедленно сообщить о ней оператору и вести за ней постоянное наблюдение. При возможности – устранить охрану или экипаж.

Рука Максима дернулась к кобуре.

– Стоять! – Гвоздь схватил майора за руку и, повернувшись к Харону, спросил: – Но ты же не собираешься этого делать?

– Для меня ты имеешь приоритет уровня один. Инструкции – при обнаружении немедленно уничтожить, – спокойно ответил Харон.

Гвоздеву показалось, что в голосе Шоджи-Харона проскользнула легкая ирония. И это было отлично! Раз он способен проявлять такое истинно человеческое качество, как юмор, значит, он действительно смог победить внедренные в его мозги управляющие системы Люминов.

– Макс, не паникуй, – отпуская кисть майора, произнес Гвоздев. – И потихоньку привыкай, что Шоджи хм… необычный человек. Хотя, если разобраться, кто тут из нас нормальный? Я? Я теперь не знаю, кто я такой вообще. Ящерка, гриф или кенгуру? Ты? У тебя с генами тоже не все в порядке. Ты до сих пор носишь форму и звание страны, которой уже сто лет как нет. И если глубже разобраться – продолжаешь выполнять задание, которое получил от не существующих нынче генералов. А еще… Вот черт, он же уплывает! Куда этот тоннель ведет?!

– В бухту. Там еще три таких же выхода из-под земли. Но какой из них этот – не успели разобраться.

– Черт, черт, черт! Он же в открытое море вывалится, ищи его потом! – засуетился Гвоздев, с которого мигом слетела нравоучительная маска. – Отошли от стекла!

Он начал кромсать «клинками ярости» витраж иллюминатора и пинками выбивать застрявшие в раме пласты стекла.

– Ты чего удумал?! – глядя на то, как Андрей берет разбег от дальней стены, попытался вразумить его майор. – Это тебе не самокат! На таких кораблях экипаж под полторы тысячи нужен!

– Это чтобы плавать. И стрелять. А остановить можно и в одиночку, – отозвался Гвоздев уже на бегу.

Хорошенько разогнавшись, он прыгнул в пробитую в стекле дыру. Приземлился между крышек вертикальных пусковых ракетных установок и, перекатившись, врезался в кормовую башню главного калибра. Едва он вскочил на ноги, как мимо него кубарем прокатился по палубе Харон.

– Ничего не трогайте! – заорал им вслед из разбитого окна майор. – Мы уже выдвигаемся в бухту, попробуем вас там перехватить!

– У тебя схема дредноута есть? – поинтересовался Гвоздь у вставшего Харона, не обращая внимания на вопли Максима. – Нам надо найти ходовой мостик.

– Нет. По инструкции я должен был запросить схемы корабля, если его обнаружу.

– Жаль. Ну ничего, будем использовать великий метод тыка.

– Как он работает? – спросил, не поняв подвоха, Шоджи.

– Трудно объяснить, проще наглядно показать. У нас, конечно, по этому методу Рома спец, но в его отсутствие могу и я попробовать. Пойдем искать мостик.

Глава 3

Вокруг творился такой цирк, что Гвоздь с трудом верил в реальность происходящего. Палубы и надстройки грозного линкора облепили многочисленные бригады китайцев. Они резали, пилили, колотили молотками, варили, собирали и таскали на себе разнообразные строительные материалы и грузы. Ли быстро откликнулся на призыв и в кратчайшие сроки решал возникшую у повстанцев глобальную проблему.

Героический прыжок Гвоздева и Харона на уплывающий из их рук корабль фактически окончился ничем. Коридоры внутри линкора вились на многие километры, двери в них оказались наглухо задраенными, и, попав в этот колоссальный лабиринт, напарники плутали минут тридцать, прежде чем смогли найти выход на ходовой мостик. Но и там их ждало разочарование. В понимании Гвоздя, на каждом корабле должен быть штурвал и ручка, подающая команды на движение вперед или назад. Может быть, на какой-нибудь яхте все так и устроено, но мостик управления дредноутом встретил их таким салатом из мигающих индикаторов, панелей управления с сотнями клавиш, утыканных джойстиками и манипуляторами, что Гвоздь вспомнил предупреждение майора, почесал затылок шлема и с надеждой спросил у Шоджи:

– Ты в этом хоть что-нибудь понимаешь?

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 10 >>