Я – другой. Книга 4
Денис Деев

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >>
– Как там Ромка? – Этот вопрос Гвоздев собирался задать с самого начала разговора, но лавина новой информации просто не давала ему этого сделать.

– Нормально. Из критического состояния уже вышел. И не поверишь – сразу начал разбираться с генным картриджем, который вы нашли в поезде. «Ай-кул» его тоже пытались скопировать, но безуспешно.

– Сломали, поди?

– Нет. Картридж исправен. В нем находится смесь генов пингвина и антилопы аддакс. Она сделает твой организм невосприимчивым к суровым климатическим условиям. Жара и лютый холод больше не смогут воздействовать на тебя фатально.

Гнев Полуденного Солнца был оснащен вполне неплохим климат-контролем. Но Гвоздь понимал, что в броне он сможет действовать далеко не всегда, и новая фишка ему как-нибудь да пригодится.

– Постойте, – вдруг нахмурился он. – С этим пингвиньим геном на меня теперь и баня действовать не будет?

– Эффект без лабораторных исследований узнать трудно. Но несложно предположить, что уровень воздействия на тебя высоких температур снизится, – ответил Ли.

Гвоздь стал хмур, как десяток грозовых туч. Прелести алкогольного опьянения у него уже отобрали. На очереди сауна. Если и дальше его будут лишать одного удовольствия за другим, то он имеет все шансы превратиться в бесчувственного чурбана, похожего на Харона.

Глава 4

Заниматься дайвингом в безразмерном зеленом пакете было сродни принятию душа в прорезиненном дождевике. Зелень колыхалась вокруг, полностью закрывая обзор. На дне рядом с Гвоздем развевалось еще три десятка подобных пластиковых «медуз». Связи с боевыми товарищами не было, надетые на них пакеты наглухо ее экранировали. Они скрывали засевших в засаде на дне моря и от сонаров Арбитров. Бесформенные оболочки вместо силуэтов затаившихся бойцов давали на экранах чутких сканеров изображение, очень похожее на поле водорослей.

Маскировка, может, и была идеальной, но от неторопливого колыхания пластика перед самым носом и закрытого пространства у Гвоздева чуть не случился приступ клаустрофобии. Хотя он еще находился в относительно комфортных условиях. Гнев Полуденного Солнца и кислород исправно регенерировал, и температуру внутри поддерживал. Гемпы же были выряжены в обычные акваланги замкнутого цикла и гидрокостюмы. И торчать в таком обмундировании под водой им пришлось почти четыре часа. Благодарить за эти непередаваемые ощущения они должны были Харона, ибо именно он предложил эту затею.

Как только линкор-казино прибыл на рейд в порт Шанхая, на его борту под покровом ночи собрались все лидеры «Группы Шести». Вернее, почти все – Рома с Лаской все еще проходили реабилитацию. Прилетевший вместе с Пабло Мефодий до собрания нашел Гвоздева и сообщил, что смог переманить в свой исследовательский центр одного из лучших модохирургов Южной Америки и что тот сейчас колдует над девушкой.

Как и положено флагманскому кораблю, линкор имел шикарно обустроенный оперативный центр для проведения совещаний. Правда, в данный момент его мониторы были черны, а тактические доски покрылись толстым слоем пыли. Инженеры и механики оживляли системы, напрямую влияющие на боеспособность корабля и оборудование. Техника в оперативном центре в списке на запуск стояла отнюдь не на первых местах.

Гвоздев начал совещание штаба с необычного объявления:

– Предлагаю сменить индекс корабля на название. Военно-морской юмор – это хорошо, но у нашего флагмана должно быть нормальное имя. «Дядюшка Бо» для боевого корабля тоже мало подходит.

– Почему же? – буркнул Ли. – «Бо» переводится как «волна». Так что связь между именем и кораблем определенно есть.

– Нам не связь нужна, а воинские традиции. Поэтому предлагаю новое название – «Лис»!

– «Лис»? А где тут традиции? – не понял задумки Максим.

– Неплохо, – задумчиво поглаживая бороду, одобрил Ли. – «Яо-Ху». «Лиса-оборотень». В какой-то мере линкор сейчас можно назвать оборотнем. Очень интересный, глубокий подход. Я тобой восхищен!

– Да ладно! Философский подход тут ни при чем, – отмахнулся Гвоздь от восхищений. – Лисовский, Лис – так звали мужика, который одним из первых погиб в борьбе с Люминами. Хотя мы тогда даже представить не могли, против чего собираемся сражаться.

– Ты отдаешь почести павшему товарищу? – Ли поднялся со своего места. – Я за переименование корабля. Пусть его пушистый рыжий хвост выскользнет из всех неприятностей!

– А, ну это дело такое, – встал и майор. – Вечная память павшим героям!

– Мои парни подумают, как нанести название на борт. – Мефодий мыслил более практическими категориями.

– Спасибо, что поддержали. Я же хочу вот что сказать – поменьше бы нам такие наименования давать.

Минута молчания организовалась сама собой. Первым оборвал ее Пабло. Горячий и нетерпеливый мексиканец считал, что поминальную минуту можно смело сократить до тридцати секунд. Больше времени останется для мести врагам.

– Когда планируется восстановить «Лиса»? – спросил он.

– Три недели. Консервация на корабле проведена на совесть, большинство систем и механизмов находятся в рабочем состоянии, – ответил Ли.

Именно китайские товарищи сейчас копошились в отсеках корабля. По чистому везению боезапас для линкора находился на флотской базе в Фокино, и скорость его подготовки для предстоящей битвы зависела только от экипажа.

– Понятно, – потер ладони Пабло. – Значит, через месяц выступаем?

Ли не разделял его торопливости и оптимизма.

– Месяц? Слишком малый срок. Нам необходимо подготовить экипаж. И провести ряд учений.

– Мы не можем ждать вечно! – Пабло не мог усидеть на месте и начал вышагивать вокруг большого овального стола. – Мы в Мексике набузотерили так, что на мою армию объявили настоящую охоту. Нам становится все труднее уходить от преследования Арбитров.

– Моя лаборатория тоже получила… хм… некоторую известность, и нам совсем скоро может потребоваться переезд. А стоить он будет недешево. Оборудование, возведение новых зданий – все влетит в копеечку, – вторил мексиканцу Мефодий.

– Вы правы, мужики. Чем сильнее мы прессуем Люминов, тем день ото дня ближе к провалу, – согласился майор. – Я тоже задолбался базирование менять. А парни – кто девками обзавелся, кто сироток набрал…

– Каких еще сироток? – не понял Гвоздь.

– Разных. В основном грязных, оборванных и голодных, – пояснил майор. – Вон, когда склады в Фокино потрошили, сразу целую стайку нашли. Они в заброшенном бункере жили. Озверелые, как волчата. У всех первые «сердца» и от постоянного дефицита мути головы набекрень. Жили раскопками да воровством. Ну и куда их? Кому чужие дети в этом мире нужны? Пришлось к себе взять, сынками полка.

Гвоздев поставил себе в памяти глубокую зарубку. Если им удастся Люминов скинуть, первоочередной задачей будет организация детских домов. Без этого вымрет человечество к чертям собачьим, как те самые крабы на Надежде.

– Начали, значит, обрастать хозяйством и прочими бытовыми проблемами?

– Начали, – сознался Максим. – У меня ребята все же люди, а не роботы какие-нибудь.

– Ну и хорошо, что люди. Нам люди в восстановлении планеты еще пригодятся. Ситуация у нас такая нарисовалась: вроде и время для подготовки к штурму необходимо, но за это время нас Люмины запросто прищучить успеют. Ли, что твои шпионы доносят? Много мы крысят из норы выманили?

– Наблюдения за точками эвакуации говорят о том, что Остров покинуло около двухсот Люминов.

– Вот как это понять? Много это или мало? – призадумался Андрей.

– На Острове на постоянной основе расквартировано около семисот человек, – напомнил о своей крайней полезности Шоджи, – и где-то десять тысяч Арбитров.

– Почти дивизия. И сидит эта дивизия в эшелонированной обороне. Сколько мы бойцов наскрести можем? Именно бойцов, а не лаборантов, строителей, инженеров и прочих писарей?

– Все мои люди, даже писари, – бойцы с горящим сердцем! – оскорбился Пабло.

– Вот и пусть себе горят, но на работе, – мигом остудил его Гвоздев. – Я пушечное мясо на штурм не поведу. Нас и так капля в море, с кем мы потом порядок на Земле наводить будем, если всех своих людей положим? Сколько у нас чистых бойцов, я спрашиваю? От пятидесятого уровня и выше?

Последующие подсчеты показали, что под ружье «Группа Шести» могла поставить около семи тысяч человек. Более или менее опытных и обвешанных оружием по самое не балуйся. Еще приятной новостью было то, что майор нагреб из закромов бывшей Родины столько оружия, амуниции, техники и боеприпасов, что у Гвоздя глаза заболели при попытке прочесть весь предоставленный Максимом список.

– Подводя итоги, могу заметить, что они у нас плачевные. – Гвоздь махнул рукой, подавляя начавшийся было ропот. – Штурмуя подготовленные позиции, для уверенной победы нам нужен трехкратный, а лучше четырехкратный перевес в силах. Такого перевеса мы не наблюдаем и близко.

– Но у нас есть линкор! – возразил Пабло.

– Которым мы толком пользоваться не умеем. А у врага есть напичканный оборонительным вооружением Остров. И преимущество Острова в том, что он может пустить на дно наш корабль, а вот дредноут потопить Остров не в силах. Я вижу два варианта решения: нам придется или резко нарастить имеющиеся силы…

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >>