Бугорландские Хроники
Дмитрий Владимирович Рассказов

1 2 3 4 5 ... 11 >>
Бугорландские Хроники
Дмитрий Владимирович Рассказов

Группа неудачников, бывших бродяг и алкоголиков, отправляется в некую страну на поиски лучшей жизни. Бугорландия –прототип некой западной страны, где все вроде бы хорошо, но … оказывается, что бывшие бродяги и алкоголики на порядок лучше, выше и благороднее местных жителей.

Дмитрий Рассказов

Бугорландские Хроники

Книга первая.

Как все начиналось…

Глава 1. Закусочная «У обочины».

1.1.1. (книга первая, глава первая, эпизод первый.)

Началась наша история в ни чем не примечательной, можно сказать – самой обыкновенной придорожной закусочной, каких десятки, а то и сотни тысяч разбросаны по обочинам дорог всего мира.

Когда-то, много лет тому назад, это было весьма приличное кафе с незатейливым названием «Минутка», в котором всегда можно было быстро и относительно недорого перекусить местным фирменным блюдом – пельменями с томатным соусом, уксусом или сметаной.

Но время жестоко не только к людям. И вот, старое доброе кафе в одночасье превратилось в жалкую придорожную закусочную. И даже название у нее теперь стало другим – «У обочины». Такое название как нельзя лучше отображало не столько месторасположение забегаловки, сколько основных теперь ее посетителей. Коими являлись, в основе своей, одни лишь проходимцы да неудачники, выброшенные злодейкой судьбой на обочину жизни.

В этой грязной и убогой забегаловке они и глушили в алкоголе свое горе и тоску. Впрочем, не нам их судить, на их месте мог бы оказаться каждый. Даже царственные особы и те, при определенных жизненных обстоятельствах вполне могли бы оказаться в этих стенах.

Вот об одном таком случае и пойдет сейчас речь. Если говорить точнее, то речь у нас пойдет о царе Горохе, несчастном малом, волею судьбы ставшим одним из героев нашей истории. Впрочем, и царем-то он был только по документам, на деле же у него вообще ни чего не было, – ни семьи, ни друзей, ни денег, ни подданных. И уж тем более у него не было самого главного – собственного государства. Вот такой это был царь. Правда, был у него старый герб – половинка льва с шаром в руках. Благодаря этому гербу его и приняли в ВЭГУ, т.е. Всемирный Элитарный Государствоведческий Университет, – единственное в мире высшее учебное заведение, где обучают на руководителей стран и отдельных суверенных государств.

Вместе с дипломом о высшем государственном образовании по специализации – «Правое дело» (не путать с «Правовым делом») новоиспеченный царь получил уведомление о том, что на настоящее время ни какое государство в его услугах не нуждается, поскольку везде уже имеется свой собственный государь и законный правитель. Таким вот образом Горох в одночасье получил на руки два прямо противоположных по своей сути документа. Один из этих документов (диплом) давал ему право быть царем, второй же документ (уведомление) право это, у царя, отнимал.

Обычная, в общем-то, история.

И хотя все выпускники прекрасно знали про такое положение дел с государствами, все же каждый из них, в глубине души, надеялся, что для него-то уж, обязательно найдется какое-нибудь, пусть не очень большое, пусть совсем маленькое, совсем завалящееся, но отдельное свободное государство.

И каждый из них в душе ждал чуда. Но чуда не происходило. Все государства в этом мире, и маленькие и, уж тем более, большие, давным-давно были учтены, описаны, включены в реестр и передавались по наследству исключительно от отца к сыну, ну или в самом крайнем случае, – к дочери.

Таким вот образом, все выпускники вышеуказанного университета делились на две неравные части, – на наследников, и на всех остальных, т.е. – претендентов. И если наследников впереди ждало прекрасное будущее – с короной, государством, и верными подданными, то претендентам, в этом смысле, не светило ровным счетом ни чего. И обучали их исключительно про запас, так сказать, на всякий случай. Если вдруг кто-нибудь из законных наследников внезапно умрет, либо сойдет с ума, либо добровольно откажется от короны, что трактовалось почти также. Такие случаи крайне редко, но все же иногда случались. Вот на этот крайний случай и нужны были претенденты.

С таким положением дел Царь Горох смириться, конечно же, не мог и вот уже вторую неделю запоем пил горькую, глуша в вине свою тоску и уныние.

За это время у него даже сложился своеобразный ритуал пития. Войдя в закусочную, царь первым делом опрокидывал стопку-другую водки прямо у прилавка. После чего, немного успокоившись, он, уже не спеша занимал какой-нибудь свободный столик в темном углу закусочной, где и допивал бутылку в полном одиночестве.

Вот и в тот вечер, с которого и началась вся наша история, все происходило по вышеуказанному сценарию. Опрокинув у прилавка стопку водки, царь Горох направился к единственному свободному столику в самом дальнем углу зала. В своем сильно поношенном спортивном костюме и стоптанных кроссовках, царь сейчас мало походил на царственную особу. Тем более что и короны – главной отличительной черты царственных особ от простых смертных, на нем не было. Носить корону имели право только действующие (т.е. царствующие) государи, да и, то, только после их официальной коронации.

1.1.2.

Тем временем в забегаловке появилось еще одно немаловажное лицо нашей истории. А именно – худой оборвыш, лет сорока пяти, со впалыми щеками и тощей сгорбленной спиной. В отличие от царя Гороха, оборвыш приходил сюда работать (если, конечно же, сбор пустых бутылок можно было назвать работой.) Одежда на нем была под стать своему хозяину – лоснящийся от грязи и застарелого жира пиджак, был надет прямо на голое тело. Разорванные во многих местах брюки держались не на ремне, а на тонкой алюминиевой проволоке.

Не обращая ни на кого особого внимания, оборванец принялся бродить между столиками, собирая пустые бутылки в рваный пластиковый пакет. При этом он внимательно осматривал каждую бутылку на предмет отсутствия на ней каких либо трещин и сколов. Если же на донышке бутылки оставалось еще немного пива или водки, бродяга допивал этот остаток без всякого смущения.

Заприметив пустую бутылку под ногами у царя, оборванец еле слышно поинтересовался – «не нужна ли тому пустая тара?» Царь ни чего на это не ответил, лишь молча сплюнул на пол. Расценив этот жест в свою пользу, оборванец стал аккуратно вытаскивать пустую бутылку из-под ног несостоявшегося государственного деятеля. Бутылку-то он вытащил – да вот незадача, поднимаясь, забулдыга зацепил плечом край стола. Наполовину опустошенная бутылка с царской водкой от этого толчка опрокинулась, и остатки алкоголя бурным потоком полились прямо на стол. Испуганный забулдыга замер в ожидании дальнейшей расплаты…

Глава 2. Там же, два часа спустя.

1.2.1.

Два часа спустя царя Гороха было не узнать, – он словно бы родился вновь. Куда девались пессимизм и уныние, переполнявшие его все последнее время, от них не осталось и следа. Царь смеялся как дитя, слушая негромкую речь своего собеседника. Да, царь был теперь не один, хотя правильнее было бы сказать, что царь пил теперь не один. Напротив царственной особы сидел тот самый оборванец, что двумя часами раннее так опрометчиво полез под царский стол за пустой бутылкой. Сейчас же этот оборванец, как ни в чем не бывало, разливал водку по стаканам.

Наполнив стаканы, забулдыга, обратился ко всем присутствующим в зале:

– Друзья мои…ик,… посмотрите на себя… ик. Как вы живете… Так жить нельзя. Нужно жить так, ик…что бы не жалко было и… ик… умереть. А, что у вас сейчас за… ик… жизнь такая? Посмотрев на свой стакан, забулдыга одним махом осушил его, после чего процедил сквозь зубы:

– Не жизнь, а… так, ик… и нет – ничего.

– Ваше Величество, – не спите, – наливайте, обратился он при этом непосредственно к царю.

Дождавшись, покуда царь наполнит его стакан, забулдыга продолжил свою пламенную речь:

– Друзья мои… Нам нечего ждать милости… ик… от других, – взять их у них… ик… – наша задача. Наш лозунг один – «Иди… ик… – и бери».

Посетители забегаловки, находившиеся примерно в таком же состоянии, что и оратор, не замедлили поддержать его выступление громкими, в основном нецензурными, выкриками, и последовавшим за этим ломанием мебели. Что было дальше, Горох уже не помнил, – он отключился.

Глава 3. Когда спящий проснулся.

1.3.1.

Одно из основных преимуществ закусочной «У обочины» перед другими подобными ей заведениями было то, что работала она круглосуточно, без перерывов и выходных. И те посетители, которым не надо было спешить домой (а таких здесь было большинство) могли находиться здесь до тех пор, пока они были в состоянии оплатить хотя бы кружку пива. В забегаловке даже существовала традиция, согласно которой напившегося до беспамятства посетителя ни когда, ни при каких обстоятельствах не выкидывали на улицу. Наоборот, такие клиенты очень ценились в этой забегаловки. Такие клиенты имели полное право спать под столом столько, сколько им вздумается, чтобы потом, после пробуждения либо продолжить возлияние, либо самостоятельно покинуть сие заведение.

Вот почему Гороха с его новым другом ни кто не потревожил до следующего утра, покуда царь сам не проснулся оттого, что все его тело, от пальцев ног до самой макушки, скрючилось от невыносимого холода. И было от чего, – как оказалось, он лежал на голом цементном полу, рядом с лужей пролитого еще с вечера пива. Между тем настроение у царя было самое, что ни на есть праздничное. С чего бы это? – удивился Горох, и тут он все вспомнил. Вспомнил весь вчерашний вечер, и то, как он отвратительно мерзко начался, и как просто замечательно завершился. Кто бы мог подумать, что именно в этой вонючей забегаловке ему так повезет. Но именно здесь, вчера, свершилось чудо, – он встретил друга. И этот друг, в один момент решил все его царские проблемы.

– Если у тебя, царь, нет своего царства, так возьми и завоюй себе чужое, посоветовал вчера ему новый друг. После чего они заказали себе на радостях водки с пивом, и неплохо отметили это предложение.

И доказательство того, что вчерашний вечер ему не приснился, находилось сейчас рядом с царем. Новый друг его не бросил и мирно сопел тут же на полу под холодной батареей.

Не дожидаясь, покуда его друг самостоятельно проснется, (цари они такие – ждать не любят) Горох принялся радостно трясти спящего собутыльника за плечо. Тот поначалу отбрыкивался, как мог, но потом, все же, хоть и с большим трудом, приоткрыл один глаз. И первым, кого он увидел, был, сияющий как медный таз, царь Горох.

– О боже, пробормотал оборванец, – а я-то думал, что все это мне приснилось.

– Вся жизнь моя была как сон до встречи с тобой, дружище, радостно произнес Горох. – Но теперь-то мы с тобой, о-го-го, – вместе горы свернем. Вставай – мой друг, нас ждут великие дела. Только знаешь, задумался царь, – я одного не могу понять, где мы с тобой солдат возьмем?

– Каких еще солдат? – еле слышно пролепетал забулдыга. – Мне тут только солдат не хватало.

– Что значит, каких солдат? – не понял Горох. – Ты что, забыл, что обещал мне вчера вечером?

– Ну, не то, что бы забыл, честно признался забулдыга, – просто не помню. И, много я вчера наобещал?

– Почти, что всё!

– Ну, это еще по-божески, задумчиво пробормотал забулдыга, поворачиваясь при этом лицом к стенке. Горох в недоумении вновь принялся трясти забулдыгу за плечо.

– Эй, а как же я?
1 2 3 4 5 ... 11 >>