Курьёз с видом на пляж
Екатерина Константиновна Гликен

Курьёз с видом на пляж
Екатерина Константиновна Гликен

Дисклеймер: автор не пытается никого оскорбить. Произведение не пытается никого оскорбить. Все герои вымышлены, и, если есть сходство с реальными, то это – случайность. Здесь написано мнение одного конкретного человека, представившего удивительную ситуацию, которая, конечно, никогда бы в жизни не могла случиться, потому что действительность гораздо лучше того, что о ней пишут. Даже не смотря на то, что я живу в городе, в котором перед древней обителью с уникальными фресками качают бедрами восхитительные полуголые горожанки, это нисколько не совпадает с тем, что описано в рассказе. Рассказ написан с верой в доброе и светлое, в то, что неведомыми нам путями плохое приводит к хорошему.

Екатерина Гликен

Курьёз с видом на пляж

В притворе маленького храма было многолюдно. И это несмотря на воскресенье, лето на улице и жару.

Священник выглянул в окно церкви, то самое, что выходило на городской пляж. Полная песка равнина, в обычный погожий денек засеянная рядами загорелых тел горожан, была, мягко говоря, и до половины не заполнена.

Да, прямо у храма начинался городской пляж – достояние прошлых лет и тотального безверия. Священник уж и думать забыл о том, чтобы ходить по чиновничьим кабинетам, прося перенести от стен святой обители пристанище голых горожан. Все было бесполезно. Чиновники с удовольствием ходили в церковь, оставляли щедрые пожертвования, но пляж не убирали. Смирись, сказано в писаниях, и отец Андрей смирился.

Сейчас он стоял, глядя в окошко храма с недоумением и удовольствием: как же так, на пляже народу совсем мало, хотя в такую-то жару да в выходной обычно яблоку негде упасть. Сердце его радовалось. Наконец-то! Наконец-то люди пришли в храм. Радостно было и от того, что даже в самые суровые для церкви дни, отец Андрей верил, что люди придут к богу, бросят мирское… И вот, дождался! Он осторожно оглянулся – кажется, весь пляж переместился к нему, в маленький старенький уютный храмик.

Нужно было сосредоточиться. Через полчаса – служба. Священник Андрей печально возвел очи долу, уготовляя разумение к предстоящему серьезному делу. Эта служба должна стать лучше обычных, не зря столько людей собрались сегодня здесь, и не припомнишь, когда такое бывало.

Через некоторое время, он заметил, что никак не может сосредоточиться на благоговейном, а вместо этого правою ногою, обутою в просторную сандалию на носок, сучит об другую, левую ногу, одетую так же, блаженно расчесывая зудящее место.

«Кусил кто-то», – подумал отец Андрей, с силой возвращая себя к молитве.

В это время зашелестели юбками в притворе, а вскоре засуетились и около самого настоятеля – хор занимал свои места. Хор в небольшой церкви был под стать, таким же небольшим: три дамы преклонного возраста. Несмотря на то, что был этот хор мал числом и стар годами, пели они великолепно: две женщины тянули высоко, почитай, настоящими ангельскими голосами, а третья слегка басила. Выходило удивительно красиво. Пели тут же, прямо в средней части, в углу, у окна, через которое на пляж победоносно взирал батюшка.