Выходные в Сортавале, или Пробуждение зверя
Елена Ха

Выходные в Сортавале, или Пробуждение зверя
Елена Ха

Отправляясь на выходные к армейскому приятелю в карельский городок Сортавала, Саня рассчитывал хорошо отдохнуть. Ему даже в самом страшном сне не могло привидеться, чем закончится эта летняя поездка. Выживут ли трое молодых людей на маленьком скалистом острове посреди Ладожского озера? Да и трое ли их?

Елена Ха

Выходные в Сортавале, или Пробуждение зверя

Я вышел из «Ласточки» на конечной станции Сортавала и вдохнул полной грудью. Все-таки кондиционированный воздух электрички раздражал чувствительные слизистые носа. А здесь, на берегу Северного моря пахло большой водой вперемешку с соснами – этот запах я не перепутал бы ни с чем. Осмотрелся. Июльское солнце, несмотря на ранний час, ослепляло глаза, привыкшие к Питерским туманам. На краю узкой платформы стоял мой армейский приятель Колька.

– Саня! – радостно раскинув руки, кинулся ко мне великан. Мы неизменно стояли первыми в строю, он уступал мне в росте всего один сантиметр, зато я проигрывал ему вширь. Колька был похож на бурого медведя, кареглазый смуглый шатен выглядел угрожающе, но с друзьями был сама доброта. Я – сероглазым блондином. Вместе мы смотрелись весьма заманчиво для девчонок, оба высокие и мощные, он темненький, я светленький – на любой вкус.

Я любил приезжать к нему в гости. Маленький уютный карельский городок на берегу Ладожского озера манил меня вот уже пару лет. Сразу после армии я поехал в гости к Кольке на Новый год. Ладога была скована. Ледяные торосы вдоль берега завораживали, будто духи озера водят хоровод. Это была любовь с первого взгляда. С детства меня привлекали вода и холод.

Сегодня я решил поделиться с другом своими мечтами переехать в Сортавалу, расспросить про работу. Я слесарь. Не думаю, что с работой у меня могут возникнуть проблемы. Но пока нужно было поприветствовать товарища.

Мы обнялись. Рядом с Колькой я заметил невысокую хрупкую светловолосую девушку с широко распахнутыми зелеными глазами.

«Будто ведьма», – пронеслось в моей голове, но вслух я спросил:

– А что это за прекрасная нимфа с тобой? Или ее вижу только я?

Колька расхохотался, он был удивительно смешливым парнем, и, обняв малявку за тоненькую талию, представил:

– Это Любушка. Моя невеста. У нас через месяц свадьба. Так что придется тебе опять к нам ехать!

Девушка протянула мне открытку. Я взял на автомате, развернул. Это оказалось приглашение.

– А тебе восемнадцать-то есть? – спросил я у мелкой.

– Да, – несмело и на полном серьезе ответила девушка голосом Настеньки из «Морозко».

– Ну, ты Колян и тихушник. Хоть бы словом обмолвился. Ну что, пойдем покупать тебе смокинг?

– У нас к тебе предложение получше! – усмехнулся Колька, – Поехали на остров… с ночёвкой. Мы уже все приготовили. У меня давно пылится большая трехместная палатка, матрасик и спальник. У Любушки один спальник был, для тебя мы попросили у знакомых. Мясо замариновали. Лодка и мотор проверили. Погнали?

Я был в восторге.

– На остров, подальше от людей! Это же отлично!

Мы забрали из Колькиной машины вещи. Мне достался объемный рюкзак со спальниками, насосом и съестными запасами. У моего приятеля рюкзак был не меньше, даже Любе досталась ноша, хотя смотреть на нее с тяжелой сумкой в руках мне было больно, до чего худенькой была девушка.

«Интересно, как Колька в постели с ней себя чувствует. Не боится ее придавить?» – размышлял я, незаметно разглядывая белую, почти прозрачную кожу Любы, идущей впереди меня. Руки, ноги, шея, волосы – все у нее было длинное, но при этом сама она была мелкая. В моей голове не укладывалось, как так-то?

Засмотревшись за чужую невесту, я и сам не заметил, как у меня вырвался вопрос:

– А как вы познакомились?

Колька хохотнул и ответил сам. Люба то ли стеснялась меня, то ли в принципе была неразговорчивая.

– Я рыбачил, ушел далеко от берега. А когда возвращался, рядом с одним из островов услышал, как кто-то зовет на помощь. Это была Любушка. Я ее вытащил из воды и привез в Сортавалу. Оказалось, она плавала на сапе и попала в какое-то течение, не удержалась на доске, свалилась в воду. К счастью сама смогла выбраться из потока, но сап унесло в неизвестном направлении. Она решила плыть к ближайшему острову, но сил не хватило.

– Мне повезло, что Коля проплывал рядом, – тихо, с каким-то благоговейным трепетом сказала Люба.

Я даже позавидовал приятелю, быть героем в глазах своей женщины в наше время труднодостижимая задача.

Мы загрузились в лодку и поплыли. Меня как почетного гостя посадили на нос, точнее, я сам себя посадил туда, никто возражать не стал. Ветер обдувал мое лицо, приятно трепал волосы. Сверху на небе не было ни облачка. Чистейший голубой купол отражался в бескрайних водах Ладоги, превращая их в серо-синюю гладь с серебряными бликами. Красиво. Дышится легко. Я обожал водные просторы. Почему не стал моряком, до сих пор не понимаю. Наверно испугался бытовых неудобств. Все-таки я городской житель.

Мои друзья тоже любовались окружающей красотой. На их лицах блуждали задумчивые улыбки, и тут в окружающем пространстве что-то взорвалось, грохнуло. Непонятно, откуда шел звук, может, из-под воды, а может, мы оказались в коконе звуковых волн. В груди задрожало от вибраций, сплющило барабанные перепонки, отдалось звоном в голове. Я схватился за борт лодки и с ужасом посмотрел на удивительно спокойного Кольку.

– Что это? Где-то взорвался город? Нас бомбят? – с нотками паники в голосе спросил я ребят.

– Расслабься, – отмахнулся приятель, – У нас здесь такое редко, но случается. Это баррантиды.

– Что? – не понял я.

– На Ладоге иногда слышат странные звуки, которые идут будто из-под воды. Ученые так и не разобрались в их природе, но назвали эту аномалию почему-то баррантидами, – пояснил приятель.