1 2 3 4 5 ... 8 >>

Елена Вячеславовна Нестерина
Сыщик, ищи вора!

Сыщик, ищи вора!
Елена Вячеславовна Нестерина

Детские детективы (Нестерина)
Одноклассники шарахались от Арины Балованцевой, как от прокаженной, и тут же принимались обшаривать свои карманы, едва новенькая подходила к кому-нибудь близко. Проверяли – не утащила ли она чего… Ведь именно с ее появлением в классе у ребят и стали пропадать деньги и вещи. Это очень обижало Арину, хоть она старалась не обращать внимания на такое к себе отношение. И решила сама поймать вора. Вот уже появились первые подозрения… А вскоре Арина нашла себе надежного союзника, вместе с которым приготовила крючок и наживку для наглого воришки. Оставалось только ждать, когда тот клюнет…

Елена Нестерина

Сыщик, ищи вора

Глава I

Отдельная просторная парта

Новый мамин муж Арине понравился немедленно. Тем более что к нему в придачу маме достался новый сын, а Арине настоящий брат старшего школьного возраста. Ещё с появлением Константина Александровича (так звали мужа мамы) Арине перепала новая комната в большом новом доме, свободы и привилегии. А также новая школа.

При встрече со школьным директором Арина Балованцева сразу заявила, что хочет учиться только в седьмом «В» классе – и ни классом больше, и ни классом меньше.

– В седьмом «В»? – удивлённо блеснул очками директор, успевший по достоинству оценить Аринину маму и Константина Александровича.

– Именно так.

Константин Александрович, по профессии банкир, очень хотел порадовать Аринину маму, поэтому старательно что-то подсчитывал в уме. Если в этой школе не было седьмого «В» класса, то его нужно обязательно организовать – что ж, Арине из-за этого уже невозможно среднее образование получить? Но, может быть, ученица всё-таки пойдёт на компромисс?..

– Ну так как же? – спросил он. – Арина, может, ознакомимся с ассортиментом? Что вы нам можете предложить? Из чего нашей Арине тут выбирать?

Директор усмехнулся, такого забавного диалога он ещё не вёл:

– Простите… Я должен только седьмые классы предлагать?.. Шестые, пятые… восьмые – вам не подойдут? Если, конечно, хотите, то можно и…

Мама и Константин Александрович переглянулись и обратились к Арине:

– Ну, Ариночка, как ты хочешь?

– Хотелось бы именно в седьмой «В».

– Ну вот, – сказала мама. – Концепция сформулирована. Скажите, пожалуйста, так можно рассчитывать на седьмой «В»?

– Но… – директор школы чуть присел и развёл руки, как в матросском танце «Яблочко». – Есть специализированные классы: седьмой «А» физико-математический, седьмой «Б» гуманитарный, очень хорошая подготовка…

– Нет, спасибо.

Арина улыбнулась директору, и тот понял, что последний раз он видел улыбку подобного качества ещё будучи солдатом первого года службы, и появлялась эта улыбка на лице одного особенно матерого «дембеля» в самые обидные моменты службы молодого солдатика. Суровая улыбка…

– Обычно я учусь в «В» классах. Хотелось бы продолжить традицию, – добавила Арина.

– Конечно-конечно! – воскликнул директор. – Есть у нас такой! Есть седьмой «В»! Правда, непрофильный… Общеобразовательный.

– Мне как раз подойдёт, – ответила девочка. – Спасибо.

– Вот и прекрасно. – Константин Александрович погладил Арину по голове. С финансированием специального класса для Арины можно было не напрягаться.

И директор школы вздохнул с облегчением. Он переживал, что родители новенькой девочки сейчас начнут требовать, чтобы её записали в класс с каким-нибудь уклоном. А в тех классах, которые с уклонами, то есть с углублённым изучением физико-математических или гуманитарных наук, и так училось много народу – даже с избытком. А в седьмом «В», обыкновенном классе, как раз был большой недобор – всего-то восемнадцать человек там училось. Вот директор и растерялся поначалу. А эти люди сами захотели в обыкновенный класс. И Михаилу Афанасьевичу (так звали директора) не пришлось ни уговаривать родителей новой ученицы, ни укомплектовывать какой-нибудь переполненный класс ещё одним человеком и из-за этого мучиться совестью.

– Тогда вы сейчас познакомитесь с вашим классным руководителем, – улыбаясь, сообщил директор, который так и не узнал о возможном счастье капиталовложений в его школу.

– Конечно, познакомимся! – обрадовалась Аринина мама. – Ну, Аришенька, иди, учись! А мы поехали.

Телефон два раза сыграл мелодию из известного художественного фильма, пока, наконец, Пётр Брониславович, молодой и красивый учитель физкультуры, а в недалеком прошлом прапорщик регулярной армии, достал его из глубокого кармана спортивных штанов.

«К директору», – подумал Пётр Брониславович и прочитал то же самое в сообщении. Пришлось отложить газету, раскрытую на столбиках объявлений «Сваха» и «Качественно познакомлю для создания семьи».

– В ваш класс новенькая девочка, Пётр Брониславович, – сладко улыбаясь, сообщил директор, едва Пётр Брониславович переступил порог директорского кабинета. – Какой у вас сейчас урок?

– Окно сейчас, – отрапортовал Пётр Брониславович. – Никакой.

– Да в седьмом «В», в вашем, какой урок?

– География! – без запинки ответил Пётр Брониславович.

– Ну вот и проводите.

Арина хотела сегодня учиться. В её ранце было для этого специально много разных учебников и большая новая тетрадь.

Машина быстро увезла родителей от здания школы, Арина и Пётр Брониславович ещё до нужного кабинета не успели дойти.

– Ну, прошу к нашим, Арина, так сказать, Родионовна…

– Я, – ответила Арина, – в некотором смысле Арина Леонидовна.

– Ясно, – Пётр Брониславович взялся за ручку двери и уже хотел дёрнуть её на себя.

Дверь резко открылась, и из неё прямо в объятия Петра Брониславовича вылетел встрёпанный дяденька маленького роста. Арина сделала шаг в сторону, Пётр Брониславович – в другую, и тут за спиной дяденьки шлёпнулось на пол что-то вязкое цвета сыра.

– Что такое? – Пётр Брониславович нагнулся и подобрал лепёшку с пола, а дяденька, очевидно, тоже учитель, бросился бежать по коридору, на ходу теряя много таких же лепёшек.

Пётр Брониславович решительно шагнул в кабинет.

«Сырник – чмо!» – прочитала Арина надпись на двери, сделанную жирным маркером, и тоже вошла вслед за Петром Брониславовичем.

Немногочисленный седьмой «В» замер за своими партами.

Пётр Брониславович понюхал начавшую застывать между его пальцами лепёшку и сказал:

– Что с Сергеем Никитичем?

– Он в своей стихии, – донеслось с последней парты.

– В смысле?

1 2 3 4 5 ... 8 >>