1 2 3 4 5 ... 9 >>

Соседи через стенку
Елена Рейн

Соседи через стенку
Елена Рейн

Наше первое знакомство возмутительно, общение не поддается пониманию, эмоции зашкаливают в предвкушении, страсть горит синим пламенем. Вкратце: взрывоопасно!!! Содержит нецензурную брань.

ГЛАВА 1

Эта моя собственная квартира!!! – радостно кричало мое сердце, когда я затаскивала домой из такси огромные баулы своего тряпья. Вот сейчас дотащу их в спальню, являвшуюся заодно гостиной и залом. Да, у меня однокомнатная квартира. Плевать, что на девятом этаже и что лифт периодически не работает. Главное, что моя! Без вечного контроля и постоянного: «Доча, сходи погуляй… В десять часов вечера… Я устала». Ура!!! И пусть я, как горный карлик, только что кряхтела на лестнице, громко поминая лифты плохими словами, это неважно.

Да, кстати, нужно проверить целостность содержимого сумок, так как еще до четвертого этажа я старалась, до седьмого уже тащила их, ну а после седьмого чуть ли не пинками поднимала. Не, в принципе я нормальная, но как-то сумки очень сильно забила доверху. И даже не я, мамочка. Да, она так хотела меня выкинуть из нашей трехкомнатной квартиры в 160 квадратов в новостройке, что даже вещи мне собрала. Купила квартирку в очень дальнем районе от нее, чтобы я не мешала ей налаживать личную жизнь.

Нет, мы, конечно, любим друг друга где-то глубоко в душе, в самых недрах, но поняли, что я повзрослела… Хотя, что скрывать, если бы я вовремя вернулась с летних каникул от бабушки и, зайдя в квартиру, тихонько прошла в свою комнату, никуда не заглядывая, все было бы хорошо. Но нет же… Мне нужно узнать, что там в гостиной играет. И вот моему вниманию предстала ну очень интересная картина.

Голожопенький «Аполлон» примерно моего возраста танцевал стриптиз хип-хоп моей мамочке под музыку. А мамуля, как Клеопатра, лежала на диване и потягивала дорогое шампанское. Все бы ничего, если бы я тихонько, как гусенок, свалила и дала моей бизнес-маме отдохнуть, так нет! Я давай смеяться, как лошадь, оттого что у парня так смачненько получалось танцевать под «бара-бара-бара, бере-бере-бере», что тут невозможно было не заржать и не испортить им настроение.

Конечно, мамин новый альфонс обиделся и убежал, требуя возместить стресс денежной компенсацией. Мама молча отвалила ему две красивые красные купюрки, какие я даже по великим праздникам не видела, и захлопнула дверь. Может, и мне так станцевать?! У меня, сто пудов, лучше получится, чем у этого худенького червя.

Ну а потом был разбор полетов, что она молодая, родившая меня в шестнадцать лет (забыла, правда, уточнить, что сдала меня сразу бабушке, но это не упоминалось никогда), и ей нужен самец, притом молодой, чтобы она хоть капельку пожила для себя. Что она только и пашет в своей фирме, а я неблагодарная ленивая дочь. Ну как-то так… А через месяц – та-дам!!! «Доча, ты переезжаешь в собственную квартиру».

И вот я здесь. Да! Да! Да! Сейчас заберу из такси еще одну сумку, ведро, тазик и в нем всякие моющие средства, чтобы отмыть гадюшник, так как мама немного сэкономила на мне. Фигня. Сейчас так отмою, что тараканы у соседей от запаха доместоса и белизны сдохнут, а оставшаяся часть сбежит в соседний дом.

Так, это я к чему? Ах да, тут раньше пьяньчужка один жил, потом дети его квартиру продали, а самого в деревню перевезли… спиваться дальше. Ну, это я так по маминым словам поняла. Она всегда всех на свои места ставила и не очень-то жаловала тех, кто ленился работать или не работал. Даже дочь свою со школьного возраста таскала на работу и давала приличные задания, которые, по ее мнению, были для тупорылых. Вот она и мне бы квартиру никогда не купила, хоть я бы умоляла, так как меня с пятнадцати лет ее хахали бесили так, что приходилось отваживать их из дома всяческими средствами и способами. Но мама считала, что я сама должна заработать на жилье, а не быть маменькиной дочкой и сидеть на всем готовом. Так что я даже рада, что молодой парень в роли червячка танцевал в нашей… пардон… маминой гостиной, когда я приехала от любимой бабульки.

Забыла сказать о себе. Дубинская Анастасия Алексеевна. Мне двадцать один год, не за горами двадцать два и последний курс университета. Я будущий бухгалтер-экономист. То есть учусь на того, кем уже работаю с восемнадцати лет. Да, мне мама даже кабинетик маленький выделила, пряча от всех ненужных глаз, и я у нее на все руки почти бесплатный работник.

Что могу сказать по внешности? Да нормальная я! Конечно, не красавица, но и не швабра. Можно посмотреть, но чтобы так, как посмотрел и обомлел, такого нет. Хотя, когда утром проснусь, то вероятность все-таки будет… офигеть. Среднего роста, нормального телосложения, но с густыми темно-русыми роскошными волосами. Бабулечка буквально вбила в меня, что у девушек должна быть хорошая коса. Результат налицо: красотень неписаная, а остальное – пустяки.

Пошла вниз за сумками, а водитель такси уже на улице колеса пинает, ножкой топает. Денег ждет. Конечно, я ведь ему только половину отдала, а вторую – когда ценное имущество свое уберу из его отечественной шестерки, требующей очень хорошего ремонта. Хотя там и ремонт не поможет… Она уже сгнила… окончательно и бесповоротно. Но мужик, видно, решил, что это не предел ее возможностей, до последнего выжимая из нее все соки. Я всю дорогу ожидала, что где-нибудь застрянем или развалимся на части. А еще… Я так много услышала о сволочной молодежи, что даже не захотелось перечить. Как я поняла, даже рот открывать – для нас беспредельная наглость. Ну правда, хоть бы посмотрел, что не старуху везет, а эту самую молодежь!

Между прочим о старушках… С бабушками я обожаю общаться. Воспитанная в деревне, в доме Дубинской Ирины Геннадьевны, матери моей мамулечки, с посиделками и воспоминаниями о прошлых годах, я знала подноготную всех ее подруг, а потом и всей деревни. А со временем и я стала рассказывать им что-нибудь интересное. В общем, они у меня все просвещенные теперь. А пироги вкусные я стала печь, только чтобы меня весь вечер хвалили. Людям не жалко, а мне приятно. Так и научилась готовить.

ГЛАВА 2

– Ты где пропала? Деньги отдавай и забирай свое барахло! – недовольно сказал злой таксист.

– Так лифт не работает, – возмутилась я.

– А хоть автобус, у меня простой. Будешь платить!!!

– Дяденька, вы бы помогли бедной студентке, а то…

– Деньги давай! Совсем молодежь обнаглела. Еще и попрошайничает, а сама небось сумки с баблом затаскивала. Сразу видно: в жизни ни дня не работала… Гулящая… Наверное, еще и наркотики принимаешь.

Мое тупое выражение лица было красноречивей некуда. Мне даже любопытно стало ответить «дяденьке» и высказать свое «интересное мнение по поводу его полного заблуждения», но так было лень. Плюс у меня в ведре, кроме всяких полезных вещей, лежало шикарное мамино шампанское. Да, я его немножко скоммуниздила, чтобы в магазин не бегать. А у нее в баре это самый легкий напиток, так что я поскромничала и взяла скучающую одинокую бутылочку, чтобы не позорилась среди ликеров, коньяка и водки.

Нет, я не алкашка!!! Но это, между прочим, мое новоселье, и чуточку можно. Подруг у меня уйма, но не хотелось превращать мой тихий уголок в постоянные посиделки. Пока…

Задумалась о своем алкогольном приобретении и совсем не заметила, как водитель давно закончил свою речь и уставился на меня. Видно, подумал, что я ко всему еще и туповата.

– Э-э-э, ты деньги-то отдашь? – спросил он, махая рукой у моего лица.

Однозначно так и подумал! Молча отдала ему деньги и полезла в его «мерседес». Гордо вытащила клетчатую сумку, полное ведро с добром и тазик, не зная, куда его определить. Оставить здесь? Не-а, сопрут. А мама теперь, наверное, заставит бесплатно работать, вроде как квартиру мне купила. Поэтому тазик нельзя оставить, а нужно как-то тащить домой. Делать нечего… Стала его приспосабливать. С сумки он падал, в подмышку не помещался, и третья рука у меня пока не выросла, как, впрочем, и хвост. Надела тазик на голову. Что поделать, не оставлю же я его, родимого, на произвол улицы.

И вот потащила я все это на себе, через шаг останавливаясь и поправляя тазик, двигаясь очень медленно, но точно. Шла, пока не влетела во что-то большое, мускулистое и высокое. Мне с моего ракурса были видны только мужские ноги в синих джинсах, ну и ремень басявый. А дальше ничего, тазик мешал.

– Помочь? А то выглядишь, как клоун… – вежливо заметил парень или мужчина приятным хриплым голосом, чуть ли не смеясь надо мной.

Знаете, обидно стало за себя, сиротку в чужом районе. Таксист тоже подпортил настроение. Сумки были очень тяжелые. Я и ляпнула в своем репертуаре:

– Сам носорог! Мне так нравится! – и, как танк, пошла прямо, усердно глядя себе под ноги.

Слава богу, больше мне никто не попался на пути, и я спокойно зашла в подъезд, ощущая спиной пронзительный взгляд особи мужского пола. Что интересно, лифт заработал, и я залезла в него, чувствуя себя самой счастливой клушей с баулами.

Дома я сразу стала наводить идеальный марафет. Мои диванчик и компьютерный стол уже были здесь. Мама сама привезла, а про вещи забыла. Она в моей бывшей комнате сделала себе кабинет, поэтому так быстро и переправила все на новую квартиру, что ей помешало в ее будущем царстве бизнеса. Правда, вещи мама выкинула в зал, решив, что я переберу все сама. Вот так и произошло разделение моей мебели и вещей.

Свои намеченные планы я выполнила, как и задумывала. Все блестело в старенькой кухоньке и моем зале, а тараканы до меня, видно, сдохли от голода, так что травить было некого. Достала бутылку шампанского и набор хрустальных бокалов, купленных мной на свои сбережения в честь такого праздника вместе с шоколадкой, и уселась на диванчике.

Раздался шум в соседней комнате. Не поняла, почему я слышала, как открывали ключом соседнюю дверь? Тут такая сногсшибательная слышимость? Интересно, а как жить в таких публичных условиях?

Напряглась и стала ждать… Долго не пришлось, так как сразу же зазвучала мелодия на телефоне: «Я ждала тебя, так ждала. Ты был мечтою моей хрустальною. Угнала тебя, угнала… Ну и что же тут криминального». Явно не мужчина владелец этого телефона. Тут же раздался звонкий голос взрослой женщины:

– Да? Потерял, что ли? А я заехала с работы к сыну на квартиру. Посмотреть, все ли нормально, пока он на вахте работяг гоняет…

«А сынок-сосед у нас кто? Кого он там гоняет?»

– Не-е, все посмотрела… Трубы в порядке… Живности не завелось… Я знаю, что у него евроремонт, но трубы – это трубы. И ты не забывай, что сосед у него – пьянчуга еще та, всякое бывает…

«Угу. Точно!»

– Так его еще месяц не будет. Да, а как вернется, то поговорю с ним насчет той доброй бл…ди, зовущей меня свекровью, а за глаза – гремучей змеей. А сама – добрая душа, никому не отказывает, и все соседки мне об этом рассказывают. Да, знаю, что он сам разберется. Но меня это бесит. Что, у нас в городе нормальных девок нету? Вот и я так думаю. Вам, мужикам, лишь бы сразу и быстро, везде и куда хочется. А что Наташа? Что Наташа? В тебя, поди, пошел? Бабник еще тот был, да я бы тебя за прошлое… Да, да, знаю, что ты меня любишь. Ага. Какие цветы с его вечными командировками? У нас в городе тоже строительные предприятия есть, пусть бы и работал тут. Да, ну а как по-другому? С такими темпами снохи у меня никогда не будет. Да мне пока и не надо, но вроде как парень уже не маленький. Надо ж для приличия… Да шучу я. Скоро буду. Да, все здесь нормально, только вонь чистящего средства глаза режет. Может, тухлый запах маскируют?

«С чего это? Ничего и не режет! Зато стерильно…»

– Да откуда ж я знаю. Да, Игорь, иду. Все, жди.

Дверь закрылась, и женщина ушла. А я сидела на диване и офигевала. Сосед почти как родной стал. Мамаша за пять минут вкратце рассказала о его жизни, бабах и работе. Ну и про родителей заодно уточнила… Надо отметить, мама у соседа отменная. Сто пудов, будет под контролем сношеньку держать. Не дай Бог кому такую свекровь!!!

Немного поразмыслив о бренном мире и маленькой себе, я расправила свой диван и легла спать. Между прочим, пожелала, чтобы приснился жених… Ну, там, на новом месте… Но мои пожелания не оправдались, всю ночь мне снился монстр-сосед, гоняющий бедных рабочих, а его, в свою очередь, догоняла мама… В общем, ужасы.

Жилось мне замечательно: утром институт, с обеда – работа до восьми вечера, а потом домой, выполнять задания, если на работе не успела сделать. Да, а я умудрялась! Мама, правда, совсем меня в рабы зачислила. По ее мнению, я там жить должна. Я работала, конечно, больше, но не в такой степени, как ей хотелось. Хотя я нагло затребовала еды на обед и поэтому питалась на работе, а в моей квартирке шаром покати, в холодильник мышь побрезговала бы залезть, чтобы отдать концы.

Вот так и прошел сентябрь, наступил холодный октябрь. Дожди не шли, а лили как из ведра, особенно когда я шла домой из автобуса. А сегодня я задержалась, так как работала с кассой, вбивая все приходники за пять дней, потому что у кассирши Галины Ивановны заболели малыши, и она до сих пор на больничном. Я-то ничего, если бы мою работу убрали, но нет же, еще приходы по банкам на мою душу повесили. Вот и выползла из торгового центра в десять часов вечера. Едва успела на последний «пазик», еле дышащий и останавливающийся на всех кочках, заваливающийся на левую сторону. Но я даже почти не обратила на это внимания, так как промокла насквозь и с ужасом поняла, что у меня правый ботинок порван. Поэтому я не только чувствовала, но и слышала хлюпающее бултыхание в нем.

Эх… По ходу, заболею… А у меня не то что лимона нету, даже чая. Нет, нужно с мамой поговорить. Это уже никуда не годится. Я, конечно, рада, благодарна, но ведь я ее дочь, а не работник, которому она дала милостыню за душу. Как-то так…

Пришла я домой, вернее, доползла с соплями и вообще никакая. Заварила себе кореньев смородины и достала бабушкино малиновое варенье. Выпила две кружки и пошла спать…

ГЛАВА 3

Проснулась я не оттого, что вся горела от температуры, а от отвратительных стонов, совсем ненатуральных, как будто кошка в период брачных игр мурчала. Посмотрела на телефон и увидела ужасные цифры – три часа ночи. По самочувствию поняла, что у меня высокая температура. Надо градусник купить будет… Включила свет и пошла искать сумочку, где у меня точно лежал парацетамол на всякий пожарный. Пока искала, слушала, как скрипела кровать, и мой сосед после вахты конкретно так отрывался.
1 2 3 4 5 ... 9 >>