Дайте мне таблеток от жадности, и побольше
Елена Сарафанова

1 2 >>
Дайте мне таблеток от жадности, и побольше
Елена Сарафанова

Не каждый день можно узнать об убийстве прямо у тебя под носом. Но с Тамарой случилось и такое. В лесу рядом с ее домом нашли труп рабочего с близлежащей стройки. Вдобавок Тамара нашла ключи рядом с местом преступления. Их потерял преступник? Тома рассказала все своей подруге Наташке, и девушки начали размышлять о происходящем…

Кто сказал, что нельзя начать все сначала, когда тебе чуть больше сорока?! Даже, если это не год-два, а годков эдак пять-семь.

Я проснулась в прекрасном настроении, а все потому, что сегодня была суббота. Моя собака, Люся, почуяв, что хозяйка зашевелилась, поползла вперёд, намереваясь целоваться. Я нырнула под одеяло, но Люся не сдавалась и изо всех сил скребла пододеяльник.

– Ну, Люська, отстань! – сказала я.

– Эй, Тома, – заглянула в комнату Зинаида Петровна, – что ты так рано поднялась?

– Не поднялась, а только проснулась, – уточнила я.

– Ты на почту пойдешь?

Я кивнула.

– Может там моя шапка пришла?! – деловито и громко произнесла тетушка.

Зинаида Петровна, двоюродная сестра моей мамы, дама старой закалки и «готовит сани летом, а телегу зимой». Вообще-то Зинаида Петровна из Алёхино, что в Тамбовской области. Там у нее свой дом и огород. А в Москву Зина приехала ненадолго, подлечиться, остановилась у меня и вот уже пять месяцев как подлечивается, руководя посадками удаленно, охая и ахая, глядя на присылаемые из Алёхино фото. «Ничего без меня не могут», – жалуется она новым московским подружкам. Те ахают, вздыхают и дружно идут сидеть на лавке у подъезда или пить чай на моей кухне. Зато теперь я в курсе всех местных новостей. Вот вчера, например, Фадюшиным привезли новый диван, хотя старый они не выкидывали. «Квартира у них что ли резиновая, все захламили, в каждом углу по сундуку, ни пройти, ни проехать, и как в такой убираться?! Не удивительно, что у их дочки аллергия. Тут у любого будет», – судачили тетушки.

– Зинаида Петровна, я схожу за посылкой, а вы с Люсей погуляете? – попросила я.

– То одно сделай, то другое. Ладно. Так уж и быть, погуляю, – проворчала Зина и направилась на кухню, доедать свой завтрак.

Я вышла на улицу, было по-утреннему свежо. У подъезда уже сидела Ольга Михайловна, наша консьержка, со своим любимцем Максом. Увидев меня, он спрыгнул со скамейки и приветственно замахал миниатюрным хвостиком. Консьержка важно приподнялась:

– Тома, как там Зиночка? Я ей газетку «Мой район» почитать отложила, она любит. Последняя осталась, все разобрали. Ты сама куда идешь? Вдоль леса не иди, там полиции полно. Рабочий на дереве повесился. С нашего подъезда женщина, ну ты ее не знаешь, она недавно заехала, пошла собаку рано выгулять и увидела. Говорят, они там в карты играют. Проигрался. И вот.

«Просто кладезь информации», – хмыкнула я себе под нос и бодро зашагала вдоль леса.

Невдалеке, действительно, стояло несколько человек. Я быстро прошла мимо. И зачем здесь затеяли стройку?! Строили фитнес-клуб уже лет пять. То приостанавливали стройку, то опять начинали. И если вначале жильцы возмущались, собирали подписи против строительства, обращались на телевидение, то потом все утихло. Я иногда видела рабочих в окно, но мой взгляд на них не задерживался, фраза «бесконечно можно смотреть на три вещи: как горит огонь, как течет вода и как работают другие люди» была не про меня. Мне нравилось делать все самой. В свое время я ходила на курсы кройки и шитья. Как напоминание о тех временах, в дальнем углу шкафа пылилась почти законченная юбка, оставалось только молнию вставить. Я хранила с десятка два-три выкроек, копировальную бумагу, мелки, деревянную линейку и лекало. Еще у меня были нитки для вышивания, необъятное количество пряжи разных цветов и оттенков, разной толщины, разной упругости и плотности. В одно время я увлекалась лепкой из полимерной глины, в другое – немного гончарила. Мне хронически не хватало времени на все мои затеи. Как говорится, «не съем, так понадкусываю». Но я боролась с собой. Пыталась заканчивать начатое. Хотя частенько перескакивала с одного дела на другое и валилась без сил. Новые идеи захватывали, старые отходили на второй план.

Я подошла к почте, взяла талон в электронную очередь и присела на стул.

«Та-ак, а где мой телефон, забыла»? – спросила я себя и стала рыться в сумке.

Косметичка, ключи, рекламные брошюрки третьей свежести, маленькая расческа, лак для ногтей, крем для рук, влажные салфетки, бумажные носовые платочки…

«А-a, не-е-т, вот он, нашла. А то бы не смогла забрать отправление. Смс-код, который надо называть оператору, приходил на телефон. Соберись Тома, соберись, еще только утро, дел у тебя по горло. Внимание и концентрация. Будь здесь и сейчас. Давай. Молодец», – сказала я себе.

Открыв посылку, я чуть расстроилась. В ней оказалась меховая шапка Зинаиды Петровны, а не мои очки от солнца.

«Так и лето пройдет. Надо заказывать заранее, месяца за два до начала лета, чтобы наверняка к сезону пришло то, что тебе нужно. Вот Зинаида Петровна, уже с шапкой загодя», – отругала я себя.

Вообще, я нередко с собой разговариваю. Всегда приятно пообщаться с человеком, который тебя понимает с полуслова, ругает исключительно к месту, но чаще, конечно, хвалит и поддерживает.

По дороге обратно я зашла в хозяйственный магазин, купила там салфеток, клей ПВА и грунтовку. Буду пробовать делать декупаж плитки. Да-да. Мне так захотелось. Декупажом я раньше не занималась. Но почему бы и нет. «Не боги горшки обжигают».

Возвращалась я также вдоль леса. Все уже разошлись. Вот жизнь. Был человек. Не стало. Что с ним случилось? Были в его жизни переживания и угрозы, отчаяние и тоска? Пагубное пристрастие к азартным играм? Все ушло. Лес опять чист. Чуть трава примята да вытоптана и только. Солнечный день. Листики, цветочки. Дорожки, тропинки. Мамашки коляски катают. Пенсионеры собачонок выгуливают. Физкультурники и физкультурницы мимо пробегают.

В траве на солнце блеснул металлический предмет. Я наклонилась. Это был брелок с эмблемой BMW. К брелку были прицеплены три «английских» ключа. Два одинакового размера и один поменьше. «Повесить на ветку? Ну не панамка же это или шапка? Возьму с собой. Правда, когда я как-то ключи у лифта потеряла, и мне их отдали, то замок я все равно поменяла, поэтому, скорее всего, человек также сделает. Но мне сложно что ли? Возьму», – заключила я.

– Тома, как дела?! – окликнула меня Даша, жена Турлыкова.

– Привет, нормально. Ты сама как? Опять у вас сегодня гости были?

Даша опустила глаза и покраснела:

– Тома, послушай, Пашка неплохой, крикливый просто, громкий. Со стороны может показаться, что у нас дома постоянно драки происходят. Так нет. Ребята, как соберутся, так вначале ничего, а потом спорить начинают. А Пашка невыдержанный, когда с ним не соглашаются, то он может и по столу кулаком для убедительности стукнуть.

– Не знаю, Даша. Тебе, конечно, виднее. Но со стороны и правда ощущение складывается, что у вас там полный бардак, – сказала я.

– Нет-нет, – возразила Турлыкова, – все совсем не так, как вы все думаете.

– А какой пример вы ребенку подаете?! Как он вообще у вас спит? – не отступала я.

– Скоро Паша на другую работу перейдет, там поспокойнее будет, не так напряженно. А то он весь на нервах. Постоянный стресс, коллектив не сахар. Сынок пока маленький, ничего не понимает, а скоро будет по-другому, – уверяла меня Даша.

– Ну да…, – пришлось поддержать мне Дарью.

Мы подошли к подъезду. На скамейке у дома сидели подружки. Моя Зиночка, Анна Михайловна и Ольга Михайловна. Рядом бегали Максик и Люся.

– Здрасьте, – поприветствовала я тетушек.

– Забор покрасьте.

Видно было, что Анна Михайловна пребывала не в духе.

– Что ты опять домой прешь?

Я не ответила соседке и показала брелок консьержке:

– В лесу его нашла.

– Я же тебе сказала там не ходить, – проворчала Ольга Михайловна и добавила, – ну как знаешь.

Анна Михайловна, поморщилась:

– Бесполезно ей говорить. Все наперекор сделает.

«Да-а. Бабки и есть бабки. Удержаться от наиценнейших советов они не в состоянии. Не стать бы самой такой лет эдак через сто», – подумала я.

Из подъезда вышел Турлыков Павел Петрович. Лицо у него было изрядно помято. Буркнув невнятное приветствие, он быстро шмыгнул за угол.

– Опять до утра пьянствовал, – заключила Анна Михайловна.

Квартира Павла находилась как раз под моей, оттуда часто по ночам доносилась музыка и громкие разговоры. Периодически во время застолья начинались ссоры, я слышала женские всхлипы, и что-то падало. У Павла недавно родился сын, но ритм его жизни, как мне кажется, остался прежним.
1 2 >>