1 2 3 4 5 6 >>

Дьявол в твоих глазах
Elle Vina

Дьявол в твоих глазах
Elle Vina

Я была уверена, что опустилась на самое дно, пока не встретила Кирилла. Он казался мне последним лучиком надежды, спасательным кругом, в котором я так сильно нуждалась. Я ухватилась за него, надеясь вырваться наверх, но он утащил меня прямиком в ад.

Как я не разглядела дьявола за его красивыми глазами?

Содержит нецензурную брань.

Elle Vina

Дьявол в твоих глазах

Пролог

Адвокат отца уже полчаса тараторит без умолку, как мне казалось, безупречно выполняя свою работу. Папа обещал мне, что все под контролем и этот неприятный период в нашей жизни почти закончился. Сегодня последнее заседание суда по данному делу, а значит, что все действительно скоро закончится. У меня нет никаких оснований не верить отцу, поэтому я даже толком не вслушиваюсь в то, что сейчас говорят.

Я сижу вся погруженная в собственные мысли. Может, эти неприятности и закончатся, но будут ведь и другие. Уже есть. Сегодня утром я узнала, что Саша – теперь уже мой бывший парень – растрепал всем своим друзьям, что ему “дала дочь самого мэра”. После короткой переписки с ним я поняла, что встречался он со мной только для того, чтобы затащить в постель. Получается, все его красивые слова о любви и ухаживания были лишь игрой на публику. А публика, кстати, была достаточно большой, о чем свидетельствовали сообщения, беспрестанно приходящие на мой мобильный. Это был бесконечный поток оскорблений и насмешек. А ведь Саша был первым и единственным. Видимо об этом он решил умолчать. Вот же мерзавец! Ну ничего, я обязательно поквитаюсь с ним. Он будет умолять меня о прощении.

Пока я обдумывала коварный план мести, в зале поднялся шум. Я пропустила все мимо ушей и пыталась уловить хоть что-то по лицам присутствующих. Света, которая сидела рядом, побледнела. Мачеха выглядела не на шутку перепуганной. Адвокат папы выглядел растерянным. Я взглянула на папу, который опустил голову и нервно потирал лоб.

– Что случилось? – шепотом спрашиваю я Свету.

– Его сдал бывший коллега. Андрюша же обещал, что все будут молчать! – ее голос срывается. Кто-то сзади на нас шикнул. – Это конец, – она смотрит на меня мокрыми от слез глазами. – Что теперь с нами будет?!

Под "нами" она, конечно же, имела в виду себя и двойняшек. Света никогда не считала меня членом семьи и относилась ко мне с неким пренебрежением. И если с отцом что-то случится, то это действительно будет концом для меня.

– Постой. Ты все знала?

Я с изумлением смотрю на Свету, которая игнорирует мой вопрос. Так отец виновен? Не может быть! Он же сказал, что его не посадят. Нет, он сказал, что все под контролем. Значит, папа думал, что его вину не смогут доказать. Получается, он врал мне все это время?

В зале суда что-то происходит. Кажется, судья куда-то отошел. Находясь в предобморочном состоянии, я плохо соображаю и никак не реагирую на Свету, которая пытается мне что-то сказать. Она хватает меня за руку и тянет вверх, заставляя встать с места. Сквозь шум в голове до меня доносится голос судьи.

– Егоров Андрей Александрович, вы приговариваетесь к лишению свободы на срок до шести лет с конфискацией имущества и лишением права вновь занимать…

Звон в ушах становится громче, я чуть не падаю на пол, но успеваю схватиться за плечо мачехи и сажусь обратно на стул. Это правда конец.

Папу уводят из зала. Он смотрит на меня лишь долю секунды и вновь опускает глаза к полу. Это был последний раз, когда я его видела.

Через час дома Света устраивает истерику. Через день замораживают все наши счета в банке. Я понимаю, что все мои планы на жизнь летят к чертям. Через две недели я сдаю экзамены на тяп ляп (однако нервы точно сдали), а через месяц кое-как заканчиваю одиннадцатый класс. Нас выгоняют из собственного дома и мы живем впятером в маленькой квартире Светиной сестры.

Приходит время поступать в ВУЗ, но у нас совсем нет денег. Все мои "друзья", узнав по новостям, что их мэра посадили, перестают отвечать на мои звонки. Меня выгоняют из танцевальной школы, ссылаясь на то, что теперь я порчу их имидж.

Где-то в середине июля Света выгоняет меня за порог, объясняя это тем, что я уже взрослая девочка и должна заботиться о себе сама.

Мне восемнадцать лет, с детства я росла в огромном доме с кучей прислуг, у меня даже был личный водитель. С пяти лет три раза в неделю я ходила на танцы (разных стилей в разные периоды жизни), участвовала в соревнованиях и занимала призовые места. Также я дополнительно изучала английский и планировала уехать учиться заграницу. А после окончания школы папа обещал мне купить машину. Вообще, он много чего мне обещал. Он говорил, что любит меня больше всего на свете. Но оказалось, что больше всего он любит деньги. Похожая история случилась и с Сашей. Так я разочаровалась во всех мужчинах и твердо для себя решила: они больше не будут моей слабостью, только средством для достижения цели.

Теперь я буквально осталась на улице с ни с чем. Из князи в грязи.

Глава 1

Два года спустя

Начинает играть музыка, и я, эффектно открывая занавес обеими руками, выхожу на сцену. Мужчины в зале аплодируют, гогот сменяется довольными возгласами. Я шагаю вперед на огромных каблуках, на которых училась ходить не одну неделю, дохожу до середины сцены к шесту и начинаю свой танец. Возгласы становятся громче, на пол летят купюры. Призывно двигая бедрами, я подхожу к краю сцены. Недостаточно близко для того, чтобы до меня могли дотронуться, но достаточно для того, чтобы выманить еще больше денег из тех, кто стоит ближе ко мне. Я чуть наклоняюсь вперед и выставляю грудь в наиболее выгодном ракурсе. Один мужчина все же сумел до меня дотянуться. Прежде, чем засунуть несколько купюр в мой лифчик, он успевает хорошенько меня полапать. Мне так и хочется пнуть его своими каблуками, но я лишь таинственно и высокомерно ему улыбаюсь. Я знаю, им нравиться, когда я строю из себя недотрогу. Но они понятия не имеют, что мне даже не надо притворяться.

После третьей песни я собираю деньги с пола и ухожу с главной сцены, уступая место другим девушкам. Так продолжается всю ночь: мы танцуем по очереди, а когда сцена занята, многие ищут себе клиента, для которого будут выступать отдельно. Но я только сижу у бара и беседую со знакомыми с работы. Не хватало еще бегать за пьяными мужиками. Как я уже говорила, я была недотрогой, а заинтересованные люди сами подходили ко мне. Это случалось не часто, но мне это и не очень было нужно.

Я отработала уже пол смены и сидела за барной стойкой с Миланой – моей единственной подругой, – обсуждая посетителей, когда к нам подошла наша администраторша Лена.

– Крис, один мужчина заказал приватный танец.

– Хорошо, уже идем, – Милана шатаясь встала со стула. Мы работали в клубе, где кроме алкоголя ничего не было. Неудивительно, что все здесь выпивали. Все, кроме меня. Выпивка здесь была довольно дорогая.

– Нет, только ты, – Лена положила руку мне на плечо. Я растерянно посмотрела на Милу. После одного неприятного случая с пьяным ублюдком я не оставалась один на один с клиентами. Подруга всегда шла со мной, а мужчины не были против. Конечно, ведь две девушки лучше, чем одна.

– Ты сказала ему, что я не раздеваюсь? – с недоумением спрашиваю я. Это была еще одна причина, по которой я редко выступала с приватным танцем. Когда я устраивалась на работу, я наотрез отказалась раздеваться догола.

– Ага, – Лена кивает.

– И он не отказался?

– Нет.

Я вздыхаю и ухожу в другой зал. Как правило, комнаты для приватов изолированы от лишних глаз, шума и всего остального. Некоторые девушки даже не прочь отдаваться своим клиентам прямо тут на диване, поэтому находится здесь было крайне неприятно.

Я резко раздвигаю плотные занавески и не спеша прохожу в небольшую комнату, освещенную тусклым светом ламп. На черном кожаном кресле сидит мужчина лет тридцати пяти очень привлекательной внешности.

– Привет, – я соблазнительно улыбаюсь и грациозно шагаю к шесту, но все же сильно волнуюсь.

– Здравствуй.

Он сидит в максимально расслабленной позе. Я отмечаю дорогой костюм и ухоженный внешний вид. Такие встречи стоят не мало, поэтому не удивительно, что он так хорошо выглядит.

Его глаза будто сканируют мое тело. На губах играет довольная улыбка. Он вроде не пьян и выглядит вполне адекватным. Я немного расслабляюсь и начинаю двигаться под приглушенную музыку. Мои движения слишком откровенны, даже похотливы. Я будто призываю его отыметь меня здесь и сейчас, но внутри молюсь, чтобы он не сдвинулся с места. Нужно попытаться вытрясти из него как можно больше денег, но контролировать ситуацию.

Я кладу ладони на колени и не спеша скольжу ими вверх, снимая с себя полупрозрачное платье, и бросаю его к ногам мужчины. Не разрывая зрительного контакта, я медленно двигаю бедрами, трусь спиной о шест, вожу ладонями по груди, животу, ягодицам, не забывая время от времени покусывать и облизывать губы. Мой зритель, не сводя с меня глаз, достает бумажник из кармана и кладет деньги на столик перед креслом.

Когда мое время подходит к концу, я довольная забираю деньги со стола. А он щедрый.

– Я заплачу в десять раз больше, если поедешь со мной, – он продолжает сидеть, облокотившись на спинку кресла.

Ну вот, испортил мне настроение.

– Я стриптизерша, а не эскортница, – говорю я обиженно.

– А я разве говорил про секс? Я хотел бы поужинать с тобой. Для начала, – он улыбается, обнажая свои белоснежные зубы.

Под каким только предлогом меня не заманивали. Но ужин… Это что-то новое.

– Спасибо, но я, пожалуй, откажусь, – я быстро иду в сторону выхода, чтобы не продолжать этот разговор.
1 2 3 4 5 6 >>