Оценить:
 Рейтинг: 0

Цвет нашей интеллигенции 19-го века. Буква «К»

Цвет нашей интеллигенции 19-го века. Буква «К»
Евгений Валентинович Подолянский

Уважаемый читатель, вам представлены очередные представители интеллигенции российского государства 19 века, фамилия которых начинается с буквы "К". Извините, что список не полный.

Евгений Подолянский

Цвет нашей интеллигенции 19-го века. Буква «К»

Последнее дело Михаила Ильича, практически перед его смертью, в котором он принимал активное участие – подготовка и открытие всероссийской художественно-промышленной выставки в Нижнем Новгороде в 1896 году. По воле императора Александра III подготовка к проведению выставки началась с осени 1893 года. Кази заведовал машинным и заводским отделами на выставке.

Н.В.Калачов поднял уровень значимости работника архива. Ратуя за научный подход в организации архивной деятельности, благодаря нему был образован Императорский Археологический институт в Санкт-Петербурге. Канцелярское, «молчалинское» составление описей архивных документов приводило к долголетнему поиску нужного материала. Я не случайно упомянул деятельность Молчалина из пьесы «Горе от ума» А.С. Грибоедова. Он числится формально (надо подчеркнуть слово формально) на должности работника архива, а фактически прислуживает своему начальнику, Фамусову и даже за пристрастную свою службу получил три награды. Из-за нерадивости таких работников большая часть архивов уничтожалась, бесследно пропадала. Можно представить трагедию дворянина, желающего по необходимости подтвердить своё дворянство на основании соответствующего указа, который отражён документально в архивном документе, а его нет или он где то завалялся среди множества папок и полок. Н.В. Калачов разработал практику и теорию архивного дела. В археологический институт принимались лица уже имеющие высшее образование. Обучение длилось в течение двух лет. В практической работе студентов института широко применялось проведение реальных раскопок в местах, связанных с историей.

Mapия Даниловна Каменская (по рождению Вальтер) родилась в С.-Петербурге в семье шведского происхождения. Мать Марии, воспитанница Мариинского института, овдовев, обратилась с прошением к попечительнице института, Великой княгине Елене Павловне, о принятии на казённый счёт её двух дочерей. Соизволение поступило только на одну дочку. Разыграли жребий, и счастливый билет достался старшей дочери, Марии, нашей героине очерка. Великая княгиня, часто навещавшая своих питомцев, приметила природный дар у Марии – голос, меццо-сопрано. Дальнейшая судьба девушки была фактически определена. Покинув стены Мариинского института, Мария поступает в Петербургскую консерваторию. Во время учёбы в консерватории Мария Вальтер вышла замуж за молодого дворянина Н.Ф. Каменского. Вероятно, замужество повлияло на посещаемость предметов, преподаваемых в консерватории, и наша певица сдала по выпуску только пение со средней оценкой «четыре с половиной». Диплом об окончании консерватории она не получила. Тем не менее, она была принята в труппу оперных певиц в Мариинский театр, и уже 30 января 1874 года состоялся её дебют в роли Вани в опере Глинки «Жизнь за царя». В журнале «Музыкальный сезон» был дан положительный отзыв на дебютное выступление молодой певицы. «Недавно дебютировала в русской опере новая певица Вальтер-Каменская. Молодая дебютантка с первого раза выказала свои бесподобные голосовые средства, хорошую школу, обработанный вполне голос, оконченность и большую осмысленность и простоту в самой игре; желательно только более силы в низких нотах. Впечатление, которое вынесли все после ее дебюта, было самое отрадное; при труде и серьезном воззрении на искусство, г-жа Вальтер займет, по всей вероятности, видное место в русской оперной труппе». И эти предсказания вполне оправдались.

Надо отметить, что профессиональная деятельность не помешала певице стать матерью. К 1880 году Каменская родила уже четверых детей.

В 1886 году начались финансовые проблемы у Мариинки, и дирекция театра была вынуждена не заключить очередные контракты с некоторыми артистами театра. Вальтер-Каменская попала под сокращение. Московский Императорский театр, Тифлисский театр, выступление в саду «Аквариума» – Мария Даниловна, потеряв стабильный заработок, в течение пяти лет в постоянном поиске места приложения своего певческого таланта. Смерть мужа, смерть единственной дочери, четверо сыновей на руках – всё пришлось испытать ей сполна. Только в 1891 году Мария Даниловна была принята в Мариинскую труппу вновь.

В заключение очерка я представлю список ролей, исполненных Каменской за период её творческого пути: Ваня («Жизнь за Царя», Глинки); Морозова («Опричник», Чайковского); Княгиня («Русалка», Даргомыжского); Ортруда («Лоэнгрин», Вагнера); Пастух («Тангейзер», Вагнера); Зибель («Фауст», Гуно): Рогнеда («Рогнеда», Серова); Тизба («Анжело», Кюи); Гений добра («Демон», Рубинштейна); Фидес («Иоанн Лейденский», Мейербера); Амнерис («Аида», Верди); Пекки («Бронзовый конь», Обера); Адреино («Риензи», Вагнера); Ганна («Майская ночь», Чайковского); Иоанна («Орлеанская Дева», Чайковского); Весна («Снегурочка», Римского-Корсакова); Любовь («Мазепа», Чайковского); Уберта («Корделия», Соловьева); Няня («Евгений Онегин», Чайковского); Эмилия («Отелло», Верди); Марта («Иоланта», Чайковского); Парсеида («Эсклармонда», Массене); Маддалена («Риголетто», Верди); Лючия («Сельская честь», Масканьи); Графиня («Пиковая Дама», Чайковского); Спиридоновна («Вражья сила», Серова); Марта («Мефистофель», Бойто); Леоновна («Дубровский», Направника); Солоха («Ночь перед Рождеством», Римского-Корсакова); Колдунья («Гензель и Гретель», Гумпердинка); Памела («Фра-Диаволо», Обера).

В личной карьере Егора Францевича сыграла его научная работа, дважды изданная, под заголовком «Отрывки, касающиеся военного искусства с точки i зрения военной философии». Вышла он в свет накануне Отечественной войны 1812 года. В ней указывается на необходимость в ведении предстоящей войны учитывать особенности климата и большие территориальные просторы Российского государства. Это всецело совпадало с мнением генерала Карла Пфуля, являвшегося учителем Александра I по военному делу. Канкрин был приглашён к Пфулю. Мало того, сам император заинтересовался личностью Канкрина. В своём научном труде Канкрин так же рассматривает вопрос снабжения армии в условиях обширности территории и рассредоточении трёх армий по западной границе государства. Именно это обстоятельство определило его назначение в армии на должности интендантства. В начале войны он уже начальник интендантской службы первой западной армии Барклая де Толли. И вскоре уже начальник интендантской службы всей армии. За всё время войны с 1812 по 1815 годы обозы по снабжению армии всем необходимым для её жизнедеятельности исправно следовали за наступающей армией. Кутузов лично консультировался с Канкриным по вопросам уточнения хода перемещения войск армии, увязывая их с возможностями по снабжению. Именно Канкрин разработал план перемещения двухсоттысячной русской армии после сражения при Ватерлоо до Парижа.

После окончания войны наступил период служебной бездеятельности Канкрина. Только после отставки министра финансов графа Гурьева вспомнили о Канкрине. Он был назначен министром финансов и находился на этой должности двадцать один год. Это было очень тяжелое наследство графа Гурьева, от которого все отказывались, потому что бремя долгов было чрезмерно, а государственные доходы упали и представлялись крайне ненадежными. Даже главная статья дохода, вино, перестало обогащать государственную казну.

На тему финансов писать не буду. Мало разбираюсь в этом. А переписывать материал с википедии у меня не принято. Выскажу только то, что видно простым, обыденным взглядом. Была Россия сырьевым придатком 200 лет назад, таковой и осталась. Только ранее вывозили лён, лес, мёд,.. , а сейчас нефть, газ, . Как ввозили станки, так и ввозят. И таможенный протекционизм не помогает. Видно судьба такая. Не случайно цивилизованность пришла на русские исконные земли на много позже соседей. Явно климат всему голова.

«Ташкентский, герой, проливавший «в некотором роде кровь за отечество», и променявший скорострельную винтовку на столь же скорострельный карандаш, вооруженный, вместо штыка, острым, стальным пером. Вообще, человек неустрашимый и решительный не только на «поле брани», пи и на поприще художеств. Необыкновенно плодовито и скорострельно снабжая петербургские иллюстрации своими рисунками, г. Каразин бесстрашно идет на встречу всяким требованиям искусства и всяким задачам, и блистательно оные побеждает. С одного маху, «на память»., воспроизводит и полярные льды, и степи Сахары, и штурм Карса и извержение Везувия, и виды Кордилльеров,– все это, никогда не видевши в натуре, но до того; схоже с натурой, что, например, историк Богданович говорят, по умозрительным рисункам г. Каразина, написал историю осады Карса.

Как рисовальщик, г. Каразин, по праву, мог бы назваться российским Дорэ, если бы только обладал одним пустячным качеством – уменьем рисовать. Бесспорно даровитый самоучка, г. Каразин в совершенстве усвоил у знаменитого французского рисовальщика манеру эффектного освещения и его контрастов. Но, к сожалению, до того закабалился у гг. Гоппе и Маркса (издатели), что не находит времени поучиться в школе «поощрения художеств» правильному рисунку. За то г. Каразин вполне самобытен и совершенен, как беллетрист – автор целого ряда ташкентских романов, повестей и автобиографических признаний о том, как почтенного автора в Туркестане «бомбардировали, да не выбомбардировали». Вл. Михневич, «Наши знакомые».

Первый раз Каратыгин дебютировал 3 мая 1820 г. в роли Фингала, в трагедии Озерова. Через 10 дней для второго дебюта он сыграл роль царя Эдипа сочинения Грузинцева, еще через неделю – Танкреда, в трагедии Вольтера в переводе Греча, и месяца через полтора – роль князя Пожарского по трагедии Краковского. Обычно для проверки дебютанта требовался один дебютный выход на сцену или три. Если первый был провальный, то он был один и о молодом актёре после фиаско долго и очень долго не вспоминали. Если первый дебют был удачный, то дирекция театра определяла ещё два дебютных выхода. Так было определено установленным порядком для проверки молодых актёров. Четвёртый дебютный выход был вне правил. На нём настоял князь А.А. Шаховской. Он лелеял надежду провала восемнадцатилетнего Василия Каратыгина и тем самым принижения роли его учителя, драматурга Катенина. Не мог он простить юноше его уход к другому учителю от него. Но все дебюты были удачны, и Каратыгин был принят в труппу Александринского театра. Дирекция театра подписала с артистом контракт на три года, согласно которому, Каратыгину был определён оклад в 2000 рублей ассигнациями, выделена казённая квартира и определена норма необходимых дров. Бенефис ему разрешался один за всё время контракта.

Успех Каратыгина был не случаен. Во-первых, и отец и мать Василия были мастерами сцены. С детства театр окружал мальчика. Во-вторых, князь А.А. Шаховской, русский драматург и фактический руководитель Императорскими театрами Петербурга в то время, приметил актёрские способности юноши и принял активное участие в обучении Василия актёрскому мастерству. В доме князя, где проходили домашние спектакли с участием нашего героя, Василий познакомился с другим известным драматургом, П.А. Катениным, который так же как князь взялся обучать сценическому искусству юношу. Юноша предпочёл заниматься под руководством Катенина.

Первые выходы Василия Андреевича на театральную сцену пришлись на последние годы царствования императора Александра I. По своему своеобразный период в истории нашей страны. С одной стороны появление зачатков либерализма в стране, а с другой стороны – проявление дремучих устоев прошлого. Один факт из жизни молодого актёра Александринского театра подтверждение этому. Во время перерыва репетиции очередного спектакля, Каратыгин отдыхал, сидя на стуле у рояля. В это время в помещение, где находился Каратыгин, вошёл Директор театра, господин А.А. Майков. Каратыгин, толи по невниманию, толи по небрежности не встал при входе директора. Начальник «распёк» его за дерзкий проступок, а на следующий день, актёр был арестован и посажен в камеру Петропавловской крепости. Только ходатайство его матери перед генерал-губернатором графом М.А. Милорадовичем (да, тот, что был смертельно ранен на Сенатской площади во время декабрьских событий 1825 года), вызволило актёра из стен каземата. Военный губернатор Санкт-Петербурга расценил проступок молодого актёра влиянием на него либерала-наставника, драматурга П.А. Катенина. Сам же Катенин был выслан из Петербурга в свою родовую деревню без права въезжать в обе столицы. Вот какие были порядки. За несоблюдение установленного этикета можно было оказаться и в тюрьме.

Для оценки творческого сценического пути Каратыгина надо упомянуть другого актёра этого периода, П.С. Мочалова, практически ровесники. Каратыгин был представитель старой театральной школы – преобладание декламирования, постановка позы актёра, не жизненная натуральность актёра. У Мочалова – актёр на сцене есть зеркальное отражение человека из реальной жизни. За мочаловыми было будущее в театральном искусстве. Но ещё в полной мере зритель находился в рамках старого, уже сложившегося долгим временем стереотипа в игре актёра. Поэтому выступления драматического актёра В.А. Каратыгина проходили на ура. И проходили бы ещё, и не одно десятилетие, если бы злополучная простуда в пятьдесят один год не унесла его на тот свет.

Читатель, конечно, догадался, что герой нашего очерка – младший брат Василия Андреевича, героя предыдущего очерка. В отличие от Василия, который окончил Горный учебный корпус, Пётр поступил в Театральную школу. Ниже будет представлена карта Санкт-Петербурга, где жила большая семья Каратыгиных и Театральная школа во втором десятилетии 19 века.

В 1880 году сыном П.А. Каратыгина, Петром Петровичем, были изданы и редактированы «Записки Петра Андреевича Каратыгина». Очень достоверно показан закулисный мир артистов. Этот мир был источником основных столичных сплетен. Да и поговорок. Вот одна из них – игра не стоит свеч. Сейчас так говорят о деле или занятии, которое не оправдывает затраченных усилий. А пошло это выражение из театра. Артисты, вместо поспектакльной платы (была такая форма премиальных в случае успеха актёра в спектакле), получали каждый вечер просто по две восковые свечки, которые обыкновенно они зажигали у собственного своего зеркальца в уборной театра. Но это поощрение касалось только тех, у кого был успех. Дирекция, выдавая свечки, иному говорила: – «А Вы сударь (сударыня) зря пришли. Ваша игра не стоила свеч».

Весной 1823 год Пётр Андреевич был выпущен из Театрального училища. Оценивая его склонности, проявленные в училище, дирекции театра было рекомендовано использовать на роли вторых любовников. На первых не дотянул. В прежних комедиях авторы выводили двух любовников – один, повеса, возможно и негодяй, а другой— нравственный, скромный и благовоспитанный молодой человек. Первый, тешит публику смешными фразами и комическим своим положением. Второй, кроме скуки, ничего кроме скуки не выжимает из своей роли Вот этих вторых Петру Андреевичу и пришлось играть на сцене Большого театра в течение десяти лет. Напомню читателю, что Большой театр существовал до строительства Мариинки и находился напротив нынешней старой Мариинки (смотри карту выше по тексту).

В доме Голлидея, набережная Екатерининского канала 97 (на карте прямоугольник оранжевого цвета), Дирекция Театров арендовала квартиры для семей артистов. Здесь проживали Каратыгины. Над ними проживала танцовщица Екатерина Телешова, которую частенько навещал военный генерал-губернатор М. А. Милорадович. На втором этаже этого дома жили дочери Директора Большого театра А.А. Майкова. 25 декабря по-новому стилю 1825 года у Майкова были именины и он решил отмечать их на квартире своих дочерей. Пётр Андреевич, как сосед, был непосредственным зрителем начала событий того злополучного декабрьского дня. И хотя в некоторых источниках говорят, что Милорадовича чуть ли не с постели Телешовой подняли, чтобы отвезти на Сенатскую площадь, на самом деле, он подъехал к дому на карете около 10 утра. Да, граф ненадолго зашёл к Телешовой, а затем спустился вниз по лестнице, чтобы поздравить именинника. Не прошло и пятнадцати минут по приезду графа, прискакал казак, и, соскочив с лошади, стремительно скрылся в створке дверей подъезда. Вскоре появился граф, спешно севший в карету, и экипаж помчался за ворота. Пётр и Василий выбежали на улицу. По Гороховой, Большой Морскй они добежали до Дворцовой площади. Здесь они увидели Великого князя Николая Павловича. Именно в это день войска должны были присягать ему на верность. Будущий император был бледен и отдавал приказания разным лицам. День был пасмурный и выпадал легкий снег. Толпы народы разного чина и возраста стекалось к Дворцовой площади. От греха подальше, они решили возвратиться домой, избегая Сенатской площади. Часу в четвёртом со стороны Сенатской площади прозвучал один орудийный выстрел, затем второй и третий.