Кристина Орбакайте. Триумф и драма
Федор Ибатович Раззаков

<< 1 ... 3 4 5 6 7 8 9 10 11 >>
Пусть годы проходят – живет на земле любовь.

И там, где расстались, мы встретимся нынче вновь…»

А вот как описал тот скорбный вечер журналист газеты «Волжская коммуна» Е. Жоголев:

«Я слушал Аллу Пугачеву не на обыкновенном концерте. Не стал бы об этом писать, но, когда смолк оркестр, певица подошла к краю сцены и сама сказала о том, что сегодня ей было очень трудно петь, что сегодня умер самый дорогой для нее человек, ее мама… Она сказала, что ей предлагали отменить концерт, но она не сделала этого, потому что с нами, зрителями, на народе, ей легче…

Многотысячный вздох пронесся над залом. И все мы, быть может кто-то первый раз в жизни, подумали о великой и мужественной странности актерской профессии – смеяться, когда хочется плакать».

Похороны Зинаиды Архиповны состоялись на Кузьминском кладбище 23 октября (там же были похоронены бабушка и отец Аллы Пугачевой). Естественно, скрыть это событие от фанатов певицы не удалось, и они примчались туда еще задолго до прибытия скорбной процессии. Большинство из них вело себя подобающим образом, хотя были и такие, кто даже в такую минуту подошел к певице… за автографом.

Отметим, что смерть бабушки значительно повлияла на судьбу ее внучки. Если бы Зинаида Архиповна не умерла, то трудно себе представить, как бы развивались отношения Кристины с Пресняковым. Вряд ли бабушка одобрила бы связь 15-летней внучки с 18-летним юношей. А так после ее смерти Кристина, по сути, будет предоставлена сама себе (мать займется своими личными и творческими проблемами) и легко сойдется с Пресняковым. По ее же словам:

«Когда бабушка умерла, я переехала на Тверскую, но мама сказала, что «воспитывать меня больше не будет, потому что выше и лучше, чем воспитала меня бабушка, все равно уже никто не сможет. Ты знаешь, что будешь делать, сказала мне тогда мама, у тебя задача закончить школу, вот и действуй». Полгода я довольствовалась свободой, совершала какие-то ошибки, потусовалась, потом встретила Вову Преснякова – и на этом моя тусовка закончилась…»

Но отмотаем время немного назад – в позднюю осень 86-го.

Спустя две недели после похорон были оглашены имена лауреатов Государственной премии СССР. В области киноискусства ими стали создатели фильма «Чучело». Награда в высшей степени справедливая, если вспомнить, какие мытарства претерпел этот фильм на пути к зрителю. Только благодаря заступничеству помощников двух генсеков фильму удалось пробиться на широкий экран, но даже после этого над ним витал заговор молчания: его не посылали ни на один престижный фестиваль, мало упоминали в прессе. Ситуация стала меняться только в 86-м году, после знаменитого 5-го съезда кинематографистов, где к власти пришли либерально настроенные деятели, среди которых был и режиссер «Чучела» Ролан Быков. Итог – Госпремия фильму.

Правда, лауреатами ее стали не все причастные к созданию шедевра: Кристину Орбакайте, как мы помним, из-за возраста забаллотировали. Единственным утешением для нее станет другая награда: на фестивале детского фильма в Виши (1987) она будет удостоена приза за лучшую женскую роль. Правда, статуэтка дойдет до победительницы с опозданием: спустя несколько месяцев ее привезет в Москву одна из устроительниц фестиваля.

И вновь вернемся к личной жизни Кристины. На съемках ноябрьского «Голубого огонька» судьба вновь свела ее с Владимиром Пресняковым-младшим. В той программе он исполнял песню про Чарли Чаплина, а Кристина изображала барабанщицу в песне Владимира Кузьмина «Симона». В тот раз их встреча продлилась гораздо дольше, чем первая, – целых два дня (столько снимался клип). После съемок Пресняков предложил Кристине поехать с ним в гостиницу «Континенталь», где он должен был выступать в вечерней программе. Однако девушка сослалась на свою строгую маму: мол, та вряд ли разрешит. И тогда Пресняков набрался смелости, подошел к Пугачевой и уговорил ее отпустить с ним Кристину. С того дня и закрутился их роман. Как вспоминает Кристина:

«После тех съемок мы стали встречаться вместе с друзьями. Время было беспечное, веселое. Ходили в гости, смотрели новые видеофильмы – это было тогда диковинкой. У кого-то одного в нашей компании была машина, и самым лучшим развлечением считалось поехать вечером перед выходными (чтобы школы на следующий день не было) в Шереметьево-2 ужинать, там ночью были открыты бары. И вот так мы с Володей дружили, дружили…»

Прошло всего лишь несколько месяцев после их первой встречи, как уже весной 87-го 19-летний Пресняков и 15-летняя Орбакайте стали жить как муж и жена. Когда об этом узнала Пугачева (она глубокой ночью случайно зашла в комнату дочери и увидела там Преснякова), она была в шоке. Однако поступила мудро. Тут же позвонила Преснякову-старшему и спросила его: «Володя, ты знаешь, что они уже того?..» «Чего того?» – не понял Пресняков-старший. «Чего-чего! Спят они друг с другом (вместо слова «спят» она использовала более экспрессивное выражение). Что делать будем?» – «Ничего не делать, запрещать, что ли?» – «Вот и я тебя хотела спросить: ты не против?»

Стоит отметить, что Пугачевой из-за постоянных гастролей трудно было следить за дочерью, поэтому она в какой-то мере была даже рада, что Кристина живет с Пресняковым, а не с кем-то неизвестным. По словам самой Кристины:

«Мама была рада, что этот момент неконтролируемой свободы у меня так быстро закончился – и меня как бы передали из рук в руки. Другие по подъездам шатались. А мы – или на Тверской, или в Медведкове, у Вовиных родителей, – по-семейному. Она радовалась, что этот беспокойный возраст мы так безболезненно пережили…»

Вспоминает Е. Преснякова: «Брака как такового у Володи и Кристины не было, они просто стали жить вместе. Жили у нас. И я думала: ну все – Алла узнает, и вот тогда нам мало не покажется! Петрович, смотри, – нервничала я, – комната закрыта». А они приходили, закрывали за собой дверь и включали музыку… А мы сидели и догадывались: что они там делают? А потом как-то позвонила Алла: «Ну что, Кристина останется там ночевать?» Словом, сразу все поняла. И мы тут же: «Ну конечно, не ехать же ребенку через всю Москву в такое время!»…

Вовка, если уходил куда-то рано – а он уже тогда начал работать, Кристина еще в школе училась, в девятом, по-моему, – писал ей записки на перевернутых старых афишах, которыми была увешана комната: чтобы проснулась и сразу прочитала. Какие это были трогательные послания – ох! Все у них было красиво. Сидят, как безумные, до трех, до четырех часов утра, пока не начнешь в стенку кричать: «Кристина, ложись, тебе же завтра в школу!» И утром она, бедная, вставала и, досыпая в метро, ехала на другой конец Москвы…»

Кстати, сама Пугачева в 86-м (только раньше своей дочери на полгода) тоже закрутила страстный роман с молодым рок-н-ролльщиком Владимиром Кузьминым, который был младше ее на семь лет. При этом официально певица была все еще замужем за Евгением Болдиным. Так что для матери и дочери тот год в личном плане складывался весьма бурно.

Кристина не просто догадывалась об изменениях в личной жизни своей матери, она за ними воочию наблюдала. Во-первых, поскольку с недавних пор жила с ней под одной крышей, во-вторых, периодически выступала в совместных концертах. Однако в личную жизнь своей матери она никогда не вмешивалась. Ей вполне хватило того разговора в десятилетнем возрасте, когда она обронила по адресу матери фразу: «Ты у меня непутевая». А с непутевой какой может быть спрос в личном плане?

Чтобы сделать приятное своей дочери, а также в целях контроля над влюбленными Пугачева взяла Преснякова под свое крыло. И уже в конце апреля 1987 года он принял участие в концертах шведского трио «Хэррейс». Концерты начались с Москвы: 24—29 апреля они проходили во Дворце спорта в Лужниках. Программа выглядела следующим образом: «Хэррейс» исполняли 6 песен, после чего наступало время «Рецитала», исполнявшего 3 песни («Остров», «Дилижанс», «Аэропорт»). Затем на сцену выходил Владимир Пресняков-младший и пел три своих хита («Белый снег», «Чарли», «Папа»). Завершал концерт «Хэррейс», исполнявший еще 10 песен.

Во второй половине ноября Пугачева отправилась в очередное зарубежное турне – на этот раз в Индию, на Фестиваль советско-индийской дружбы (кстати, в этой стране она была впервые) и прихватила с собой и Кристину. Увиденное там поразило обеих, но дочку даже чуть больше, чем маму. Поэтому по приезде на родину, когда Кристину попросили выступить в родной 55-й школе на классном часе с рассказом об этой поездке, она с удовольствием это сделала. Спустя полгода после этого Кристина благополучно окончила школу. На дворе стоял июнь 1988 года.

В те дни во всех школах страны прошли выпускные вечера. Был он и в школе, где училась наша героиня. Алла Пугачева, естественно, не могла проигнорировать это мероприятие. Она даже свои очередные гастроли (в Одессе) специально уложила в три недели, чтобы 25 июня вернуться в Москву, а уже на следующий день прийти на выпускной к дочери. Компанию ей составили ее будущий зять Володя Пресняков и его мама Елена. Сами понимаете, их приход вызвал небывалый ажиотаж у всех присутствующих. Причем он подогревался не только присутствием Пугачевой, но и Преснякова, о котором давно ходили слухи, что он является гражданским мужем десятиклассницы Кристины Орбакайте. Отметим, что незадолго до этого влюбленные обменялись кольцами и свое Кристина однажды надела в школу. Это вызвало законное недоумение у преподавателей, и кольцо пришлось снять. Однако даже после этого многие сверстники Кристины не верили в ее замужество с Пресняковым. И даже когда он однажды заехал за ней в школу на машине, это не сняло всех вопросов. И только теперь, на выпускном, все стало окончательно ясно: раз уж Пресняков явился туда в компании с самой Пугачевой, значит, эти отношения имеют вполне законный характер.

Отметим, что это был третий приход Аллы Борисовны в школу к дочери. Первый случился 1 сентября 1978 года, когда она проводила дочь в первый класс, второй приход оказался незапланированным – Пугачева пришла «разбираться» с «трудовичкой». И вот третий приход – на выпускной вечер.

Между тем в характеристике, которую выдали Кристине по окончании десятого класса, сообщалось следующее: «Орбакайте Кристина обучается в данной школе с 1978 года. За время учебы зарекомендовала себя как добросовестная, трудолюбивая, дисциплинированная ученица. Занимается по гуманитарным дисциплинам на «отлично» и «хорошо», а предметы политехнического цикла – «удовлетворительно».

Политически грамотна. Изучает работы Ленина, документы партии и правительства. Хорошо разбирается в международной обстановке. Правильно понимает внешнюю и внутреннюю политику нашего государства, что свидетельствует о гражданской зрелости выпускницы. Правильно понимает значение общественно полезного труда, добросовестно участвовала в субботниках, дежурствах по классу и школе. Кристина скромная, добрая, чуткая, отзывчивая девушка».

После окончания школы Кристина так и не решила, в какой вуз ей поступать: в МГУ или в театральный. Поэтому мама посоветовала ей не торопиться и годик подождать. Тем более что место для приложения сил у Кристины было – танцевальный ансамбль «Рецитал». Кроме этого, ее возлюбленный тоже был заинтересован в том, чтобы девушка из их общей среды никуда не уходила. Короче, на том они и порешили. Однако минул еще год, но Кристина опять никуда не поступила. Почему? К тому времени она уже столь сильно вросла в эстрадную среду, что решила именно ее выбрать в качестве своей будущей профессии.

То, что Кристина переехала жить к матери, а также зарутила роман с Пресняковым, подогрело интерес фанатов к личной жизни обитателей квартиры № 13 по улице Горького, 37 еще сильнее. Мало того, что у подъезда целыми днями дежурили так называемые постоянные фанаты, так еще со всех концов страны туда же стали съезжаться и одиночки. Некоторые из них шли на поистине отчаянные поступки. Например, весной 88-го один из них (молодой человек из Ташкента) пробил дыру в вентиляционном отверстии и подслушивал их разговоры. А также попутно, когда хозяева дома отсутствовали, наведывался к ним в квартиру и воровал продукты. Вот как об этом вспоминает К. Орбакайте:

«Была пасхальная неделю и как раз проходили концерты «Вернисаж» Ильи Резника в Москве. Дома нас целыми днями не было, у мамы по два концерта на «Вернисаже», а мы с Вовой работали тогда на дискотеке «У Лис’са» в Измайлове.

После очередных концертов мы как-то все – семья Резников, мама с Евгением Болдиным, я с Вовой – приехали домой поужинать. Все устали неимоверно. И вдруг обнаруживается, что еды дома нет. Люся (Дороднова), наша домохозяйка, стала все сваливать на нас с Вовой – дескать, это дети все съели, раздали своим друзьям, вечно голодным. Мы с Вовой ужасно обиделись – нас же дома не было.

Потом кто-то заметил, что пропало что-то по мелочам из вещей. То одного нет, то другого. Евгений Болдин решил поработать следователем и вскоре обнаружил на кухне, за раковиной, развороченный вентиляционный отсек. Мы вызвали милицию, они проверили чердак и обнаружили там спящего человека. Оказалось, что этот товарищ перочинным ножиком разворотил вентиляцию и в наше отсутствие выходил, гулял по квартире, мылся, кушал, смотрел телевизор…»

Еще несколько отчаянных фанатов пытались спуститься по веревке с крыши на уровень окон пугачевской квартиры и заснять обитателей на фотопленку, так сказать, в интимной обстановке. Несколько человек из числа подобных верхолазов поплатились за это жизнью – сорвались и разбились. Как вспоминает К. Орбакайте:

«Постоянно кто-то срывался с крыши. У нас же последний этаж, и часто хотели подсмотреть за нами в окна, сфотографировать – для этого залезали на крышу. Вот одна девочка сорвалась с фотоаппаратом. Еще потом один мужик. Получилось как-то, что за 10 дней несколько человек погибли. В 6 утра нам звонили и говорили: а у вас под окнами труп лежит…»

Между тем 16 июля 1989 года в очередном выпуске «Звуковой дорожки» в газете «Московский комсомолец» было опубликовано интервью с Владимиром Пресняковым-младшим. Появилось оно не случайно. Дело в том, что тогда в народе все сильнее стали распространяться слухи о том, что у Преснякова роман с Кристиной Орбакайте (несмотря на то что этому роману шел уже третий год, о нем знали только в музыкальной тусовке, а широкие массы оставались в неведении). Естественно, в газеты пошли письма от поклонниц певца, в которых содержалась настоятельная просьба пролить свет на эту проблему. «ЗД» одна из первых откликнулась на этот призыв.

Интервью предварялось двумя письмами от поклонниц Преснякова. В первом говорилось следующее: «В одной из центральных газет на вопрос – правда ли, что Кристина Орбакайте и Володя Пресняков супруги? – мы вычитали, что это вымысел. А мы были уверены в обратном. Ведь сам Володя в «Музыкальном лифте» недвусмысленно намекал на свои отношения с Кристиной, а в передаче «Поп-антенна» даже сказал, что собирается стать отцом…»

В другом письме ощущалась еще большая тревога: «ЗД»! Просим немедленно встретиться с Владимиром Пресняковым (мл.). Хотелось бы знать, кто же его жена? Чувствуется, что личная жизнь сильно повлияла на его творчество. Поэтому нелишне было бы нам (его поклонницам) узнать о ближайших творческих планах певца…»

Свое интервью Пресняков начал со следующего заявления: «Я еще не женат и отцом в ближайшее время не стану. То, что прозвучало в «Поп-антенне», многие телезрители восприняли как свершившийся факт. Я же просто говорил о состоянии души, о том, что хочу стать отцом. Это – внутренняя потребность. Надеюсь, она когда-нибудь реализуется. Но пока у меня все по-прежнему…»

Как ни странно, но о своих отношениях с Кристиной Орбакайте Пресняков даже не заикнулся, хотя места под интервью было отведено предостаточно. Видимо, понимая, что отвечать поклонницам певца все равно придется, «ЗД» решила взять инициативу на себя и сопроводила интервью весьма недвусмысленной фотографией, на которой Пресняков стоял… в обнимку с Кристиной Орбакайте.

Отметим, что на тот момент Пресняков входил в число самых популярных молодых исполнителей советской эстрады. Но ему этого было мало, и он делал попытки пробиться на западный музыкальный рынок. В том самом 1989 году он выпустил свой первый самостоятельный альбом, две песни из которого («Недотрога» и «Папа») были записаны в английском варианте вместе с популярной шведской группой «Роксет». В сентябре того же года состоялось представление пластинки в Европе и Америке, там же были записаны несколько клипов на песни из этого альбома. Таким образом, Пресняков вслед за «Круизом», «Автографом» и Борисом Гребенщиковым продолжил список советских музыкантов, осуществивших свое продвижение на мировой рынок по всем законам шоу-бизнеса. Правда, для тамошнего шоу-биза это продвижение не стало событием. Однако эта участь постигла практически всех российских исполнителей, не только Преснякова.

Что касается родного отечества, то здесь успехи Преснякова-младшего были более значительными. В итоговом хит-параде ТАСС за 1989 год в графе «Солисты» он занял 4-е место, набрав 12 995 голосов. Его песня «Недотрога» в том же хит-параде заняла 17-е место (2257 голосов). Артур Гаспарян в одном из номеров «Московского комсомольца» той поры писал: «Бесспорно, явление Преснякова-младшего на совпоп-сцене стало моментом откровения. Как Робертино Лоретти четверть века назад в Италии, Пресняков у нас был первым артистом из расплодившегося ныне юношеско-подросткового поколения на эстраде. И хотя в хит-парадах сейчас на первый план выдвинулись иные имена из молодых и ранних (Маликов, Белоусов, «Ласковый май»), несомненно, что пионерский опыт Преснякова создал в свое время прецедент, который вселил долю уверенности в тех, кто как бы пошел по его стопам…»

Между тем, живя как муж и жена, Пресняков и Орбакайте по-прежнему не собирались регистрировать свои отношения официально. По словам Орбакайте: «По молодости в 17 лет хотелось, конечно, настоящую свадьбу. Но в основном все наши друзья женились по каким-то обстоятельствам: или родители настаивали, или за границу надо ехать работать, или из-за беременности. У нас родители прекрасно относились ко всему, за границу мы ездили, в одном номере гостиницы нас селили. К тому же мы видели, что наши ровесники женились в 18 лет, жили максимум год и разводились. И мы, честно говоря, побаивались, что нас постигнет та же участь…»

Первые несколько лет совместной жизни молодожены жили у родителей: то у Пресняковых в Медведкове, то у Пугачевой на Тверской. При этом Пресняков часто уезжал на гастроли, а Кристина, как верная жена, дожидалась его дома. Правда, без дела не сидела. Например, в 1990 году она решила вернуться в большой кинематограф и приняла предложение режиссера Светланы Дружининой сняться в продолжении фильма про гардемаринов – «Виват, гардемарины!». И хотя роль у нее была не главная, но вполне соответствующая ее внешности и национальным корням по отцовской линии: она играла принцессу Фике – будущую императрицу Екатерину.

Однако эта работа была всего лишь приятным эпизодом в ее тогдашней в общем-то неспешной жизни. При таком житье-бытье не родить наследника было бы неразумно. И вот в сентябре 1990 года Кристина торжественно сообщила своему возлюбленному, а потом и всем остальным, что беременна. Естественно, вопрос, рожать или не рожать, не стоял – рожать.

Еще в 1981 году Алла Пугачева написала музыку к стихам Марины Цветаевой, и получилась песня «Когда я стану бабушкой». Первые же строчки песни оказались пророческими: «Когда я стану бабушкой – годков через десяточек…» Именно через десять лет после появления этой песни Пугачева действительно стала бабушкой. Вот только с именем внучка ошиблась: в стихах Цветаевой это был Егорушка, а у Пугачевой родился Никитка.

Практически сразу же, как стало известно, что Кристина беременна, все ее родственники стали прикидывать, где ребенку предстоит появиться на свет. Пугачева склонялась к мнению, что это должно произойти за границей, поскольку тамошние условия не чета российским. Ее мнение в итоге и победило. Была выбрана одна из престижных лондонских клиник «Хаммерсмит», куда незадолго до приезда роженицы лично приезжал Евгений Болдин – изучал условия. Увиденным он остался доволен, и в середине мая 1991 года будущая мама приехала туда рожать. Вскоре туда же прилетела и Пугачева, хотя должна была быть в другом месте – на международном музыкальном фестивале в Монте-Карло. В прошлом году она привозила туда своего зятя Володю Преснякова, а в этом году должна была представлять другую советскую звезду – Валерия Леонтьева. Но ради дочери она пожертвовала фестивалем, что в общем-то правильно.

Схватки у роженицы начались за четыре дня до ее собственного дня рождения – 21 мая в десять вечера по Гринвичу (час ночи в Москве). Как вспоминает сама К. Орбакайте: «Мама очень волновалась, а я ее успокаивала. Когда у меня начались схватки, она побежала за видеокамерой – хотела все заснять. А я ей, скрипя зубами: «Мам, перестань, ради бога!..» А она: «Молчи, молчи, потом еще спасибо скажешь!» И – фиксирует все, фиксирует, причем озвучивая, с комментариями. Тут я сквозь легкую пелену вижу – а глазок-то видеокамеры она не открыла! Кричу: «Мама, ты хоть глазок открой!..» Плюнула она в досаде и заново все стала снимать. Так всю дорогу и снимала до роддома…»

Разродилась Кристина Орбакайте в 0.20 по Гринвичу (3.20 в Москве). Новорожденным оказался мальчик, которому дали имя Никита. Слово отцу – Владимиру Преснякову-младшему:

«Это было настолько трогательно, что я получил сдвиг по фазе, отчего полюбил Никиту еще сильнее. Родившись, Никита не плакал, а один его глазик был чуть прищурен. Алла Борисовна запаниковала и начала кричать: «Что-то не так, надо что-то делать!» – чем вызвала у меня просто истерический хохот…»

По словам Преснякова, во время родов произошла почти мистическая история. В момент появления Никиты откуда-то сверху раздался голос… Владимира Высоцкого: «Желаю вам счастья в личной жизни!» Пресняков подумал, что ему померещилось, поскольку никакой радиоточки в палате не было. Однако эту же самую фразу услышала и его теща Алла Пугачева.

И вновь – рассказ К. Орбакайте: «После родов мама очень удивилась, что Никиту не надо пеленать – ему там в Лондоне сразу надели памперсы, как на взрослого. Меня отправили в палату. Утром мама приехала с цветами и клубникой – у нас-то в такое время года клубники и в помине тогда не было. Я эту клубнику с большим удовольствием съела, потом Никитку грудью покормила.

<< 1 ... 3 4 5 6 7 8 9 10 11 >>