Невидимый режиссер
Ирина Денисова

1 2 3 4 >>
Затерянный остров
Ирина Денисова

История из жизни о любви, верности и предательстве. Драма, сюжетные повороты которой придумала сама жизнь. В этой книге настоящая душа, настоящая любовь и реальные люди. Действие происходит на острове Сахалин.

Глава 1. Каторга

Оксана ехала на маленьком поезде, состоящем из четырех вагонов. Никогда прежде она не видела такой удивительной природы. Красное солнце совсем низко висело над горизонтом. Белоснежные сугробы переливались на солнышке прекрасными маленькими искорками. Карликовые зеленые деревья казались игрушечными, а между ними не встречалось ни одного зеленого, или пожелтевшего к зиме, маленького кустика.

– Интересно, они вечнозеленые или не вечно? – подумала Оксана.

Поезд медленно двигался по бескрайним и безлюдным просторам. Почему–то остров сразу показался ей каким–то уютным и родным, несмотря на холод и царившее вокруг белое безмолвие.

Это был край каторжан – она читала несколько романов Валентина Пикуля о жизни на Сахалине.

– Конечная остановка, – разбудила ее женщина в пуховом платке и валенках.

– А Вы не знаете, как добраться до Красногорска? – спросила Оксана.

– Никак не доберетесь, – добрым голосом сообщила женщина недобрую весть.

– Что же мне делать? – спросила Оксана.

– А к кому ты приехала? – с нотками сочувствия в голосе поинтересовалась новая знакомая.

– Я приехала на работу по вызову в Красногорский рыбкооп.

– А, так иди тогда на перевалбазу, к Ковалихе, она тебе найдет какой–нибудь транспорт.

Оксана поняла, что не согласовала с руководством рыбкоопа свой приезд в деталях – понадеялась на авось, что все само сложится. Как будто бы Сахалин – это привычная Москва с развитым транспортом и линиями метро. Ей в голову не могло придти, что вместе с концом железнодорожных путей прервется и транспортное сообщение между городами.

– Боже, куда я попала?! – пробираясь сквозь снежные сугробы в своих сапожках на тонких каблуках, думала Оксана, – Что я здесь буду делать? Что здесь вообще делают люди?

Людей не было – недавняя спутница свернула в другом направлении, и Оксана оказалась одна посреди пустынного поселка. По сторонам стояли невысокие черные дома, и не видно было ни единого окошка с зажженным светом.

– Авантюристка чертова, – начала она ругать себя последними словами, – Только на Сахалине еще тебя не было.

Быстро темнело, и становилось страшно. Наконец впереди показались огоньки маленькой сторожки.

– Наверное, мне сюда, – подумала Оксана, – В страшном сне бы не приснилось. Куда я попала, и где мои вещи?

Вещи были на месте. В руках у нее был маленький чемоданчик – все пожитки, накопленные за годы бездомного скитания по большой стране под названием Советский Союз.

На прошлой неделе она увидела объявление в газете: «В Красногорский рыбкооп требуется товаровед. Надбавки, коэффициенты к зарплате. Достойная оплата труда».

Она позвонила председателю, рассказала о своем опыте работы. Ее принимали с распростертыми объятиями с оплатой дороги за счет принимающей стороны. Последним местом работы Оксаны была ответственная должность в руководстве райпотребсоюза в Подмосковье. Должность ей нравилась, зарплата была хорошая – угнетало отсутствие жилья и перспектив его получения.

Заметка в газете с предложением работы с достойной оплатой труда попалась на глаза тогда очень кстати.

– Боже, это же самый край света! Куда я попала?! – Оксане стало смешно от собственной глупости, это был смех сквозь слезы.

– Не ныть! – приказала она себе.

– На романтику потянуло, в край каторжан и вечной мерзлоты, – напомнила она себе, – Непроходимая идиотка!

Войдя в сторожку, Оксана увидела громоподобную бабу, наливавшую чай из медного самовара с круглыми глянцевыми боками в глиняную кружку.

– Откуда тебя принесло, красотка?! – с ехидством спросила толстая баба.

– Извините, это Вы – Ковалиха? – заискивающе пробормотала Оксана, пытаясь найти к женщине подход.

– Какая я тебе Ковалиха?! Лидия Васильевна Коваль, заведующая перевалбазой. Что ты хотела? – тетка была грубой, и совершенно не склонной к гостеприимству.

– Я – новый товаровед, и мне как–нибудь нужно добраться до Красногорска, – сказала Оксана.

– Товаровед?! – тетке стало смешно, она разразилась громовым хохотом, – Что ты собираешься здесь делать, бледноликая тень?!

– Слушайте, я к Вам приехала на работу. Дайте хотя бы позвонить в Красногорск! – Оксана разозлилась.

– Звони, – Ковалиха придвинула к ней массивный телефон с громоздкой трубкой, – Только по делу звони – а то много вас таких тут шастает, неизвестно откуда вы беретесь.

– Что за люди?! Что за дикий край? – подумала про себя Оксана, и замерзшими руками набрала номер председателя.

– Да спят они все уже давно, – сказала Ковалиха, – Покажь докУменты, звязда!

Оксана достала из чемодана вызов на работу и паспорт.

Заведующая затерянной в глуби веков и лесов конторы долго изучала документы и сверяла фотографию.

– Значит, так, милочка, – завтра придут на погрузку машины с Красногорска, и ты поедешь первым обратным рейсом с ними. А пока оставайся здесь, что с тобой делать?

Оксана нервно осмотрелась вокруг – из предметов мебели в сторожке были два обшарпанных стула и продавленный серенький диванчик.

– Зашибись, – подумала она, – Листочек, гонимый ветром, занесло на Сахалин. На каторгу! Всякое со мной бывало, но такое впервые!

Ей никогда в жизни не пришла бы в голову такая бредовая идея, не будь она круглой сиротой без роду и племени. Отца у нее вовсе не было, мать ее бросила и уехала с новым мужем в неизвестном направлении. И где только не пришлось Оксане работать после с трудом оконченного заочно института – в самых захудалых селах и деревнях России, и даже в Чернобыле удалось побывать.

Воспоминания последних более–менее благополучных лет уже стерли из памяти годы скитания без гроша в кармане и бесконечной борьбы за кусок хлеба.

И она никогда не была бессловесной и не умеющей за себя постоять – поэтому придала своему голосу немного металла, и громко и четко сказала Ковалихе:

– Если Вы не хотите, чтобы весь рыбкооп завтра обсуждал то, как Вы оставили меня одну темной ночью в этой дыре, я бы хотела, чтобы Вы приютили меня у себя дома.

– Ну что ж, пошли, – грустно вздохнула Ковалиха, и радостная Оксана поплелась за ней по снежным сугробам.

Ковалиха жила одна, в маленьком деревенском домике. Она нажарила картошки, навалила тарелку с верхом Оксане, и после сытного ужина они легли спать.

– Не думать о плохом! Не думать о плохом! – приказала себе Оксана, и сомкнула веки.

Утром, когда они вдвоем пришли на работу, там уже стояли четыре огромных КАМАЗа, их водители нервно курили и дожидались завскладом.
1 2 3 4 >>