Редактору «Le Nord», 17/29 января 1858 г.
Иван Сергеевич Тургенев

Редактору «Le Nord», 17/29 января 1858 г.
Иван Сергеевич Тургенев

Открытые письма
В официозной газете «Le Nord», издававшейся в Париже на счет русского правительства, в № 22 от 10/22 января 1858 г. была помещена корреспонденция из Москвы, в которой сообщалось об обеде, состоявшемся в Коммерческом клубе 28 декабря ст. ст. 1857 г. по случаю первых шагов правительства к освобождению крестьян, – обеде, на котором присутствовали редакторы газет, профессора университета и литераторы всех направлений, кроме славянофильского.

Находясь в Риме и тесно общаясь с группой русских либеральных деятелей, центром которой была в. кн. Елена Павловна, Тургенев оказался в сфере русской общественной мысли, близкой к славянофильству. Через кн. Черкасского он был информирован о московских делах и, в частности, об обеде, устроенном литераторами и профессорами Московского университета. Тургенев знал, что славянофилы были одной из активных сил в борьбе за освобождение крестьян с землею. И хотя он не разделял взглядов славянофилов на крестьянскую общину как на лучшую, исторически сложившуюся форму землевладения, ему было ясно, что в конце 50-х годов интересы борьбы за реформу требовали единения сил.

Иван Сергеевич Тургенев

<Редактору «Le Nord»>, 17/29 января 1858 г

Rome, 29 janvier <1858>.

Monsieur le directeur,

Plus le credit d'un journal est grand et merite, plus il doit tenir a ecarter tout ce qui, dans ses correspondances, peut induire le public en erreur sur l'etat veritable des esprits, dans un pays surtout qui, comme la Russie, est peu connu de la masse des lecteurs. Vous me permettrez donc, Monsieur, tant dans l'interet de la verite que dans celui, j'ose le dire, de votre propre journal, de rectifier quelques insinuations malveillantes a l'egard du parti soi-disant slave, qui se sont glissees dans la correspondance de Moscou inseree dans le No. du «Nord» du 22 janvier. Etranger a ce parti, et par mes idees et par ma carriere litteraire, je ne saurais pourtant admettre, avec votre correspondant, que c'est par un esprit d'opposition aux recentes et nobles aspirations du gouvernement que les personnes qui representent le parti slave se sont abstenues d'assister au banquet donne a Moscou le 9 janvier, en honneur de l'emancipation du travail, proclamee par l'Empereur. Personne n'ignore en Russie, que dans cette importante question, le gouvernement marche d'accord avec la pensee du pays entier. Aucune fraction litteraire ou politique ne saurait ni ne voudrait lui refuser son concours, quelque mince qu'en puisse etre l'importance. Les Slaves ne sont jamais restes etrangers au mouvement qui se prepare: bien plus, ils y ont contribue et continuent encore a le faire dans la mesure de leurs moyens; et certainement personne en Russie ne voudrait leur contester ce merite. Pourquoi donc leur preter aux yeux de l'etranger des idees autres que les leurs? Et pourquoi affecter devant l'Europe une desunion qui, heureusement, n'existe pas dans la realite?

Les preuves d'equite que vous avez toujours donnees a l'egard de notre pays, le soin que vous mettez a faire connaНtre a l'Europe l'entiere verite sur la Russie, me sont des garants, Monsieur, que vous accueillerez dans vos colonnes une reclamation dictee uniquement par l'amour de la justice et etrangere a tout esprit ou toute preoccupation de coterie. Veuillez en recevoir mes remercНments d'avance et agreer, etc.

I. Tourgueneff

Перевод

Рим, 28 января <1858>.

Господин редактор,

Чем более велико и заслуженно влияние какой-нибудь газеты, тем больше стараний должна приложить она для того, чтобы устранить из своих корреспонденции всё то, что может ввести публику в заблуждение относительно истинного состояния умов, в особенности в такой стране, как Россия, мало знакомой читательской массе. Надеюсь, сударь, что Вы мне позволите, столько же в интересах истины, сколько, смею сказать, в интересах Вашей собственной газеты, внести поправки в некоторые недоброжелательные по отношению к так называемой славянской партии отзывы, проскользнувшие в корреспонденцию из Москвы, помещенную в номере газеты «Nord» от 22 января. Будучи чужд этой партии как по своим воззрениям, так и по своей литературной деятельности, я всё же не могу согласиться с утверждением Вашего корреспондента, будто бы представители славянской партии воздержались от участия в банкете, устроенном в Москве 9 января в честь объявленного императором освобождения труда, из духа оппозиции к недавним благородным начинаниям правительства. Всем в России известно, что в этом важном вопросе правительство идет в ногу с общественной мыслью всей страны. Ни одна литературная или политическая группа не смогла бы и не захотела бы отказать правительству в своем содействии, каким бы ничтожным оно ни было. Славяне никогда не оставались чужды подготовляющемуся движению: более того, они принимали в нем участие и продолжают это делать в меру своих сил; и, конечно, в России никому не придет в голову отказывать им в этой заслуге. Зачем же приписывать им в глазах иностранцев чуждые им взгляды? и зачем же изображать перед Европой некий разлад, которого, по счастию, в действительности нет?

Справедливость, доказательства которой Вы всегда давали в отношении нашей страны, старания, которые Вы прилагаете к тому, чтобы Европа знала всю правду о России, служат мне залогами того, сударь, что Вы дадите место на столбцах Вашей газеты опровержению, продиктованному исключительно любовью к истине и чуждому всяким кружковым интересам и соображениям. Благоволите принять заранее мою благодарность, имею честь быть и пр.

И. Тургенев

Примечания

Печатается по первой публикации: «Le Nord «, 1858, № 37, 6 fevrier.

В собрание сочинений впервые включено в издании: Т, Сочинения, т. XII, стр. 377–379.

Автограф неизвестен.

В официозной газете «Le Nord», издававшейся в Париже на счет русского правительства, в № 22 от 10/22 января 1858 г. была помещена корреспонденция из Москвы (датированная 30 декабря ст. ст. 1857 г. и подписанная «N»), в которой сообщалось об обеде, состоявшемся в Коммерческом клубе 28 декабря ст. ст. 1857 г. по случаю первых шагов правительства к освобождению крестьян, – обеде, на котором присутствовали редакторы газет, профессора университета и литераторы всех направлений, кроме славянофильского.

21 января/2 февраля 1858 г. В. А. Черкасский писал из Рима А. И. Кошелеву: «…я душевно сожалею, что славяне в нем (обеде) не участвовали; эта ошибка, вроде фальшивой ноты, влияние на молодежь будет иметь нехорошее; тем более, что московский корреспондент «Nord» не поскупился на намеки так, чтобы потопить славян зараз в глазах и власти и публики. Я уговорил Тургенева написать от себя письмо для напечатания в «Норде» в виде протеста беспристрастного лица, уверенного в сочувствии славян к поднятому государем вопросу освобождения крестьян» (О. Трубецкая. Материалы для биографии кн. В. А. Черкасского, т, I. М., 1901, стр. 94–95).

Находясь в Риме и тесно общаясь с группой русских либеральных деятелей, центром которой была в. кн. Елена Павловна, Тургенев оказался в сфере русской общественной мысли, близкой к славянофильству. Через кн. Черкасского он был информирован о московских делах и, в частности, об обеде, устроенном литераторами и профессорами Московского университета (см.: Т, Письма, т. III, стр. 192).

Тургенев знал, что славянофилы были одной из активных сил в борьбе за освобождение крестьян с землею. И хотя он не разделял взглядов славянофилов на крестьянскую общину как на лучшую, исторически сложившуюся форму землевладения, ему было ясно, что в конце 50-х годов интересы борьбы за реформу требовали единения сил. В это время и Н. Г. Чернышевский выступил в «Современнике» с рядом статей, содержавших призыв пересмотреть «холодное, отчасти насмешливое, отчасти даже неприязненное» отношение к славянофилам и их журналу «Русская беседа». Заметки о мартовских и апрельских номерах журналов за 1857 год Чернышевский почти полностью посвятил разъяснению того, чем полезны обществу славянофилы, обращая внимание на их горячую любовь к России.


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера: