1 2 3 4 5 ... 8 >>

Кэрол Финч
Фиктивный брак

Фиктивный брак
Кэрол Финч

Ханна Мэллой, выросшая в богатой респектабельной семье, оказалась на улице, где не было не только комфортабельных отелей и шикарных магазинов, но и даже булыжных мостовых с аккуратными тротуарами и уличным освещением. Однако привел сюда девушку не злой рок, а непокорный нрав – она сбежала из-под венца, покинув буквально у алтаря ненавистного жениха, выбранного отцом, чтобы упрочить и без того процветающий семейный бизнес. Понимая, что отец не сдастся и наймет лучших сыщиков, чтобы вернуть беглую дочь, Ханна решает вступить в фиктивный брак. Вскоре появился и подходящий кандидат. Кейл Элиот, постоянно имеющий дело с убийцами и грабителями, наверняка не испугается ее отца.

Кэрол Финч

Фиктивный брак

Глава 1

– Господи, что же я наделала? – со страхом в голосе прошептала Ханна Мэллой, сходя с парохода, переправившего ее выше по течению реки, подальше от Нового Орлеана. Она посмотрела на мрачное небо, затянутое серыми грозовыми облаками, и подумала о том, что с минуты на минуту прохладный весенний дождь вновь прольется на землю. Поежившись, она повернулась в сторону Форт-Смита. Ждет ли ее спасение? О том ли она молилась целых шесть месяцев, планируя начало новой жизни? Господи, о чем она только думала!

– Вам помочь с багажом, мисс?

Ханна отшатнулась от дурно пахнущего мужчины, который незаметно подошел к ней, пока она была погружена в свои мысли. Лохматый человек с маленькими, как бусинки, глазами одарил ее щербатой улыбкой.

– Благодарю за любезность, но я справлюсь сама, – ответила Ханна, делая шаг в сторону.

Мужчина обежал ее саквояж быстрым жадным взглядом и, развернувшись, пошел прочь. Ханна была уверена, что, если бы не снующие вокруг паромщики и железнодорожные рабочие, слоняющиеся без дела, он схватил бы его и бросился наутек.

Ханна вздохнула и огляделась. Да, сейчас она далеко не в лучшей компании. Честно говоря, за все двадцать лет своей жизни она не была ни в какой компании одна, без сопровождающих.

Девушку охватила паника. Она прикоснулась к висящему на шее медальону – подарку матери, – словно надеялась получить поддержку и защиту. Почувствовав прилив бодрости, она решительно двинулась к крепостным стенам из грубого песчаника, обращенным на реку Арканзас.

– Боже мой, – пробормотала Ханна, все ближе подходя к городским воротам, находящимся менее чем в ста ярдах от так называемых индейских территорий. Это было место, где господствовали воры, убийцы и жулики всех мастей. Здесь не было не только респектабельных отелей, шикарных магазинов и бутиков, но даже булыжных мостовых с аккуратными тротуарами и уличным освещением.

Утопая в грязи, Ханна с удивлением оглядывала здания. Она заметила около тридцати пивных, офис какой-то газеты, один банк и несколько захудалых магазинчиков, торгующих лишь самым необходимым. Дюжины повозок и оседланных лошадей ожидали своих хозяев на корявом дощатом настиле около зданий.

Господи, она планировала и мечтала, столько времени копила деньги, откладывая из ежемесячного содержания, чтобы потом сложить их с той суммой, которую оставила ей покойная матушка. И все ради этого? Боже милостивый! Даже в своем скромном, цвета лаванды платье Ханна выглядела шикарно по сравнению с несколькими прошедшими мимо женщинами и казалась диковинным инородным цветком.

Ханна распрямила плечи, приподняла подол платья и уверенно пошла вперед.

Ей следует чаще, а лучше постоянно напоминать себе, по какой причине она оставила аристократическое общество Нового Орлеана и сбежала практически от алтаря, чтобы никогда больше не видеть жениха, которого прочил ей отец. У Ханны было все, о чем многие женщины могут только мечтать, но она вылезла в открытое окно церкви и опрометью понеслась к реке, где села на пароход, который привез ее к долгожданной свободе. Об этом Ханна мечтала много лет и ради этого должна взять себя в руки и принять другой мир, другую жизнь, пока ей совершенно незнакомую.

Ханна ступила на дощатый настил рядом с одной из пивных, чтобы не идти больше по отвратительной слякотной улице. Из-за дверей доносились тренькающие звуки пианино, громкий мужской смех и запах сигарного дыма. Она прошла мимо нескольких баров, где все звуки повторялись, в надежде набрести хоть на какую-нибудь гостиницу, пусть и в самой отвратительной части города. Около одной из пивнушек ее едва не сбил с ног пьяный ковбой, вылетевший из дверей прямо в грязь. Ханна вскрикнула и вцепилась руками в шершавый столб. Саквояж упал к ее ногам.

– Посмотрите, кто к нам пришел! – Мужчина, покачиваясь, встал на ноги и уставился на нее налитыми кровью глазами.

Раздался какой-то рокот и гул голосов, уничтожая последние следы решительности Ханны. Если бы у нее оставалась хоть капля здравого смысла, следовало бы немедленно бежать на пристань и на первом же судне возвращаться в Новый Орлеан, к семье и привычной жизни. Возбуждение от возможности начать новую жизнь сменилось ощущением крушения всех надежд и разочарованием.

– П-почему бы нам не подыскать себе к-ком-натку и не познакомиться п-поближе, крошка? – продолжал мужчина, заикаясь и с трудом выговаривая слова.

Ханна подумала, что он, видимо, считает себя завидным кавалером, а такой тон весьма соблазнительным. Она оторвалась от спасительного столба, гордо вскинула голову и произнесла сухим чопорным тоном:

– Прошу простить меня, сэр, но я направляюсь на встречу со своим женихом.

Она сказала почти правду, и надо признать, что Ханне следовало бы не раз так поступить, прежде чем осуществить свой план.

Увернувшись от пытавшегося схватить ее за руку хулигана, Ханна быстро пошла прочь, моля Бога, чтобы отель оказался где-то неподалеку. Краем глаза она заметила, что привлекает слишком много любопытных взглядов прохожих. Вероятно, соотношение мужского и женского населения города говорит не в пользу последнего, поэтому каждая женщина считала здесь за честь получить хоть малую толику пусть и столь сомнительного внимания. Придя к такому выводу, Ханна решила приобрести другое платье, которое больше подходило бы к обстановке и максимально скрывало ее женственные формы. Все это излишнее внимание невероятно нервировало. Последнее, что ей было сейчас нужно, – это толпа поклонников. Из-за ее богатства и положения в обществе вокруг Ханны всегда было много кавалеров, отпускавших ей комплименты и пытающихся добиться ее расположения в надежде быть принятым в благородную уважаемую семью. Отец подобрал нескольких женихов, достойных, с его точки зрения, ее руки, а когда понял, что Ханна тянет с принятием решения, находя недостатки в каждом из кандидатов, просто предъявил ей ультиматум.

Настойчивость отца только укрепила Ханну в уверенности, что ее решение единственно верное. И несмотря на ливень и грозу, выполнила задуманное, что стоило ей невероятных трудов. И вот теперь она полностью во власти судьбы и проведения. Отец больше никогда не будет диктовать ей свою волю. Что ж, он сам не оставил ей выбора.

Властный Уолтер Мэллой, судоходный магнат, был уверен, что все в этом мире продается и покупается и у каждого человека есть своя цена. Пока отец занимался тем, что управлял компанией и покупал новые машины, Ханна строила планы, как разрушить его жизненную философию или обернуть ее против него же самого, и одновременно пыталась вырваться из-под его контроля. Она приложила все усилия, чтобы задобрить отца, заслужить его любовь и уважение. Ханна годами старалась показать Уолтеру, что достойна его внимания не только как дочь, но и как человек. Однако он, мельком взглянув в ее сторону, отворачивался и уходил. В его глазах дочь не заслуживала такого внимания, как сын, которого он потерял из-за болезни.

Тем временем Ханна поняла всю бесполезность своих стремлений, решила сменить тактику и занялась поисками мужа. Это должен быть ее выбор, а не отца. Она мысленно составила список требований к идеальному мужчине и решила, что прежде всего это должен быть достаточно сильный человек, способный противостоять властности отца, он не должен быть падким на деньги, чтобы Мэллой не мог с легкостью его купить, как купил многих.

Ханна отвлеклась от своих мыслей и посмотрела на деревянную вывеску отеля. В Новом Орлеане она бы и на милю не подошла к подобному заведению. Однако она не в Новом Орлеане, кроме того, сейчас необходимо срочно укрыться от начинающегося дождя, а главное, от похотливых мужских взглядов. Неожиданно она поймала себя на том, что испытывает незнакомое ей ранее чувство самой решать куда, когда, с кем. Это всегда делал отец.

Сейчас ей необходимо отдохнуть и перевести дух, а потом она займется поисками мужчины, который согласится дать ей свою фамилию. За умеренное вознаграждение, разумеется. Она будет действовать против Уолтера Мэллоя его же методами. Ханна надеялась, что среди трех тысяч жителей этого города найдется хоть один мужчина, удовлетворяющий всем ее требованиям. Будет лучше, если он не намерен долго оставаться на одном месте, чтобы отец не смог его найти, аннулировать заключенный брак и с позором вернуть дочь домой. После свадебной церемонии жених пойдет по жизни своей дорогой, а она своей. Ханна решила отправиться на Запад. Говорили, что женщины там имеют больше прав, чем на Востоке. Они могут сами решать, как им жить, и общество это одобряет.

Ханна нахмурилась, вспомнив последний разговор с отцом. Он был в ярости и кричал, что заставит дочь стать миссис Луи Бошам и породниться со старинным французским дворянским родом. Слияние двух крупнейших пароходных компаний давало возможность на полную монополию, которой Новый Орлеан еще не видывал. Ханна ответила отцу, что, если ему так нравится этот Бошам, пусть он сам и выходит за него замуж. Такое непочтительное высказывание было с ее стороны огромной ошибкой. Лицо Уолтера Мэллоя стало цвета перезрелой сливы, и он сказал, что бракосочетание и слияние двух компаний состоится в любом случае. Как достойная дочь, Ханна не посмеет ослушаться воли родителя.

С того дня к Ханне был приставлен охранник – Рутерфорд Джей Уайли. Он сопровождал девушку всякий раз, когда она выезжала куда-либо с семейного ранчо в Миссисипи или покидала городской дом в Новом Орлеане. Это придавало Уолтеру Мэллою уверенности в том, что дочь в очередной раз покорится ему. Ханна улыбнулась, вспоминая, как воспользовалась единственным окном, случайно оставленным открытым впервые за много месяцев. В той комнате в церкви она должна была надеть свадебное платье, чтобы отец повел ее к алтарю и она вскоре стала бы миссис Луи Бошам. Окно открыло Ханне путь на свободу. Она представила, как разозлился отец, и у него на виске наверняка запульсировала синяя ниточка. Поскольку Ханна отлично знала отца, она без труда предположила, что он непременно наймет самых лучших детективов, скорее всего из агентства Пинкертона, и во что бы то ни стало постарается вернуть блудную дочь домой.

Но будет уже поздно. Она выйдет замуж и уедет далеко, туда, где Уолтер ее не найдет.

Она решительно шагнула к отелю.

– Чем могу служить, мисс?

Ханна вздрогнула и подняла голову. За стойкой стоял усатый и абсолютно лысый мужчина в очках на носу.

– Да, сэр. Мне нужен номер. Самый лучший, – поспешила добавить она, решив, что лучший номер в таком отеле, конечно, ни в какое сравнение не пойдет с теми роскошными апартаментами, к которым она привыкла, но, возможно, будет пригоден для жилья.

Владелец отеля Джеймс Дженсен, о чем свидетельствовала табличка, посмотрел на нее с улыбкой. Его взгляд потеплел.

– Прошу прощения, мисс, но могу предложить вам лишь номер второй категории. Первый был занят час назад человеком, который стал легендой в этих краях. Он правая рука самого судьи Паркера, мисс. – Джеймс слегка наклонился вперед и понизил голос. – Как вы понимаете, род его деятельности таков, что люди предпочитают держаться от него подальше. Но однажды он и его собака спасли мне жизнь, когда четверо пьяных бандитов подкараулили меня, ударили рукояткой по голове и украли все деньги, которые я нес в банк. Теперь он всегда останавливается в моем отеле, в лучших апартаментах и совершенно бесплатно.

Ханна была заинтригована. О судье Исааке Паркере – судье-висельнике, как его называли за суровый нрав, – было известно далеко за пределами этих мест. Человек, ставший доверенным лицом мистера Паркера, мог быть именно тем, кого она искала.

– Он федеральный маршал? – спросила она с надеждой.

– Когда ему надо, – усмехнулся Джеймс. – Скажем так, он охотник за головами. Когда законные методы не действуют, тут-то и появляется он. Этот человек берется только за самые сложные случаи, ему приходится иметь дело с самыми отъявленными преступниками на индейских территориях. Он сам наполовину чероки и знает каждый дюйм этой территории в семьдесят четыре тысячи квадратных миль, каждую нору, где могут прятаться бандиты со своим барышом.

– Так вы говорите, что этот человек иногда маршал, а иногда, скажем так, исполнитель секретных поручений? – спросила Ханна с нескрываемым интересом. – Он чаще бывает в городе или в разъездах?

Джеймс открыл книгу регистрации посетителей, чтобы Ханна вписала свое имя.

– Он бывает в городе не чаще раза в месяц, чтобы передать властям преступников, дать показания и получить гонорар.

Иными словами, этот человек – гениальный ищейка, отлавливающий самых отпетых разбойников за внушительное вознаграждение. Ханна воспрянула духом. Фортуна, безусловно, на ее стороне. Всего час, как она приехала в Форт-Смит, а у нее уже есть кандидат в мужья, подходящий ей по всем пунктам. Человек, постоянно имеющий дело с убийцами и грабителями, не испугается ее отца. Крик Уолтера Мэллоя будет для него не громче писка комара.

– Представители закона перемещаются по индейским территориям группами по четыре человека в фургоне, который служит им и квартирой, и тюрьмой для заключенных, – продолжал тем временем Джеймс. – Но не Кейл Элиот. Он путешествует налегке, только с собакой.

Значит, Кейл Элиот. Ханна обдумывала, какое имя вписать в книгу, чтобы сыщики отца не нашли ее. А они будут искать, можно не сомневаться. Хочется надеяться, что к тому моменту, как они появятся здесь, у нее уже будет обручальное кольцо на пальце и свидетельство о браке на руках.

Когда она продумывала все детали плана избавления от родительской опеки, она поняла, что ей нужен только молодой и здоровый муж. Если она вскоре овдовеет, отец сразу вернет ее в Новый Орлеан и выдаст замуж за Луи Бошама. Индеец-полукровка, молодой и здоровый, идеально подходил на роль мужа.

– Прошу вас, мисс… – Джеймс взглянул в книгу, – Ролинз, поднимайтесь наверх. Вторая дверь налево.
1 2 3 4 5 ... 8 >>