<< 1 2 3 4 5 >>

Русь Татарская. Иго, которого не было
Константин Александрович Пензев

Если сказать прямо, то подавляющее большинство политических, экономических и культурных доктрин не отличается особой сложностью и рассчитано на уровень среднего ефрейтора или среднего министра экономического развития. Концептуальная простота является вынужденным злом. Во-первых, известно, что чем проще мысль, тем сложнее ее извратить, во-вторых, чем проще действие, тем труднее ошибиться. Кроме того, всякая схема весьма облегчает существование в том плане, что позволяет не обдумывать каждый раз ту или иную ситуацию заново, а моментально действовать в соответствии с заданной моделью.

По словам С. Хантингтона: «Упрощенные парадигмы и карты необходимы для человеческого мышления и деятельности. С одной стороны, мы можем ясно формулировать теории или модели и сознательно применять их как ориентиры нашего поведения. С другой стороны, мы можем отрицать необходимость подобных ориентиров и делать вид, что мы действуем в рамках каких-то «объективных» факторов, разбираясь каждый раз «по существу». Однако если примем такую позицию, мы будем обманывать себя. Потому что где-то в глубине нашего сознания сидят скрытые допущения, предубеждения и предрассудки, которые определяют наше восприятие реальности, и наше видение фактов, и наше суждение об их важности и сущности»[5 - С. Хантингтон. Столкновение цивилизаций. (WWW)].

Идеологические концепции не выделяются из общего ряда. И что самое интересное, несмотря на все их разнообразие (к примеру: «Свобода, равенство, братство»; «Германцы – высшая раса»; «На Бога мы уповаем»; «Россия – часть Европы»), практический результат работы большинства идеологем почему-то один – грабеж и резня. Что же касается исторических концепций, то здесь нас, т. е. русских людей, будет, прежде всего, интересовать концепция русской истории. Почему? Потому что этнос, как уже было отмечено выше, это, кроме всего прочего, историческая общность.

Для начала следовало бы задаться вопросом, а существует ли она вообще, эта концепция, как предмет рассмотрения? На взгляд автора, да, существует. Сейчас необходимо очень коротко напомнить вам, читатель, общую схему российской истории, как ее обычно преподносят, с теми или иными непринципиальными вариациями, авторы учебной литературы.

Так вот, общая схема русской истории, утвержденная в начале XIX века, остается практически неизменной и по настоящее время: 862 год, Рюрик, Олег, Киевская Русь, принятие христианства, Ярослав Мудрый, «Русская правда», Владимир Мономах, политическая раздробленность, половцы, выделение Галицко-Волынского и Владимиро-Суздальского княжеств, Новгородская республика, монголо-татарское нашествие и иго, погром, разорение, подъем Москвы, возрождение Руси, Иван Грозный, Смутное время, эпоха Петра, Екатерина II, XIX век, либералы, Герцен, Лев Толстой… В ХХ веке добавилась история КПСС. Иногда этот ряд в учебниках дополняется главой «Древнейшие времена», из которой студенты и учащиеся узнают, что первое упоминание о славянах относится к VI веку, а также о том, что территорию Волго-Окского междуречья в древности заселяли финно-угры.

Данная схема прилагается к идеологеме Россия часть Европы, соответственно, вся наша писаная история имеет вид обоснования данной идеологемы.

Суть общепринятой на сегодняшнее время концепции российской истории состоит в том, что изначально Русь являлась, в целом, европейской страной с развивающейся демократией, но как-то раз пришли некие хины и извратили ее цивилизационную сущность. С тех пор восточные славяне, уже вот-вот готовые передаться под просвещенное правление индогерманцев, переняли у хинов деспотические формы правления, табуированную лексику и чжурчжэньскую шапку-треух, которая и стала для них чем-то вроде национального символа. Читатель может сейчас задать недоуменный вопрос, а разве не татаро-монголы завоевали Русь?

Автор, право слово, не знает, кто завоевал Русь, может то были и клятые москали, но на Куликовом поле войска Дмитрия Донского дрались именно с хинами. Что касается моголов, то они никогда не называли себя татарами, более того, они этих татар вырезали в 1202 году. Впрочем, подобные нюансы большинство историков не интересуют, главное дело для них состоит в том, что Россию завоевали азиаты и очень долго мучили ее. Азиаты непременно должны быть узкоглазыми и нецивилизованными. Все остальное непринципиально.

Между тем, если российскому обществу в качестве некоей культурной задачи поставить лозунг Россия часть Европы, особенно подкрепленный мерами дисциплинарного воздействия, то попробуйте, читатель, догадаться, какой вид, в конечном итоге, будет иметь сочиненная история русского народа? Нет сомнения, что вся древняя азиатская часть этой истории до Петра I окажется просто-напросто вырезанной, как если бы речь шла о некоторой сомнительной сцене в некоем сомнительном фильме. Что же касается тех разделов, которые технически довольно сложно изъять, например истории казачества, то эти разделы будут частично интерпретированы в соответствующем смысле, частично фрагментированы, а полученные фрагменты инвентаризованы по иным секторам.

Потому, что Россия часть Европы…

Но всегда ли она являлась частью Европы?

Существует давний спор о том, к какому цивилизационному типу принадлежит Россия – к европейскому или азиатскому? Сам по себе этот спор нелеп, достаточно вспомнить некоторые исторические реалии. До начала освоения европейцами Америки вся человеческая цивилизация, цивилизация в том смысле, в каком мы ее понимаем, являлась азиатской. Сегодняшняя высококультурная Европа вплоть до начала Нового времени являлась периферийным евразийским регионом.

До эпохи Великих географических открытий в Евразии об Америке ровным счетом ничего не знали, население Африканского континента, за исключением жителей узкой полосы средиземноморской Северной Африки не оказывало никакого воздействия на ход общеевразийского цивилизационного процесса, а культурным светочем тех же западноевропейцев в Средние века являлась далекая, загадочная и богатейшая Индия.

Индия для какого-нибудь невежественного и полунищего германца, не имеющего в своем городе даже примитивной канализации, в XIII или же XIV столетии являлась чем-то вроде США для некоторых современных россиян, т. е. сказочной, богатой и культурной страной, где текут молочные реки, обрамленные кисельными берегами.

Невелика была честь для русского человека, к примеру, в XIV веке в какой-либо принадлежности к пресловутому европейскому сообществу. Невелика эта честь и сегодня. Навязанный Западом путь развития белой расы в настоящее время привел к тому, что белая раса вымирает, и тем же арабам сегодня нет нужды конфликтовать и доказывать свою культурную ценность перед Западом, им достаточно подождать, пока французы и немцы вымрут, а после заселить европейские земли и построить здесь множество мечетей. Велик Аллах, и он не оставит своих детей.

Многие современные интеллектуалы совершенно ошибочно принимают сегодняшний Запад за универсальность, а его путь развития за универсальный путь. Увы, это трагичное заблуждение. Запад – это уникальность. Именно это утверждает не кто иной, как один из его лучших современных умов – С. Хантингтон. Он даже не утверждает, он, можно сказать, талдычит об этом, но либеральная российская интеллигенция не желает вслушиваться в слова великих людей Запада, поскольку ей, только представьте себе глубину российской самоуверенности, лучше известна суть западного мышления и культуры, и в этой своей уверенности она пребывает совершенно непоколебимо.

Понятия Азия и азиатский в сознании современного российского интеллигента равнозначны понятиям дикость и варварство. Это обстоятельство общеизвестно, и над внедрением этого мифа в России трудились, не покладая языков и перьев, начиная со времен Петра, но ответьте на вопрос: Япония – это европейская страна? Конечно нет, но разве она каким-либо образом отстает от Запада в технологическом плане? Опять же нет, и, что самое интересное, ее население сейчас так же вымирает, как и белое население стран Запада. Технологический рывок может быть произведен на любой цивилизационной основе, и практика это подтверждает. Математика и физика – это основа технических наук, и для их успешного освоения вовсе не требуется в обязательном порядке переодеваться в европейский камзольчик, сбривать бороду и сочинять богохульные памфлеты. Математика, физика и химия не имеют национальности и, как это ни покажется кому-то странным, не отрицают бытие Господа.

Предположим, мы все-таки решились понимать Россию умом, так давайте же, наконец, распрощаемся с некоторой мифологией. Сначала подумаем вот над чем. В абсолютно азиатской стране Японии, в которой все население принадлежит к монголоидной расе, а традиции деспотии и тоталитаризма уходят корнями в глубочайшую древность, в период с 1866 по 1869 г. кланам Сацума и Тёсю удалось свергнуть власть Сёгуната Токугава и восстановить правление императора. А сейчас представьте себе, что именно в результате этих событий, известных как Реставрация Мэйдзи, т. е. после восстановления императорской власти, было разрушено феодальное общество и Япония встала на капиталистический путь развития. До этого момента в стране царила потрясающая азиатчина и ужасная технологическая отсталость, а по улицам японских городов ходили самые настоящие самураи, вооруженные исключительно холодным оружием.

Эпоха Мэйдзи официально начинается 23 октября 1868 года, а уже в 1905 году японские вооруженные силы, отстроенные при помощи англо-американского капитала, вступают в схватку с российской императорской армией и действуют против нее весьма успешно. Японский же флот, а военный флот это один из нагляднейших показателей технологического уровня страны, разбивает российскую эскадру адмирала Рождественского что называется «вдребезги», и это поражение, здесь автор высказывает личное мнение, приводит для России к последствиям куда более тяжким нежели организованный в 1237 году Батыем и Ярославом Всеволодовичем рекрутский набор.

Однако, если для Японии хватило меньше сорока лет, причем без всякого избавления от азиатчины, чтобы выйти на один технологический уровень со вполне развитыми европейскими странами, то в чем состоит смысл всех этих горестных стенаний российских историков по поводу пресловутого «татаро-монгольского ига», которое, якобы, отбросило и затормозило развитие России? Сколько еще сотен лет будут продолжаться эти стенания?

Если мы хотим понимать Россию умом, а мы обязаны понимать ее умом, то нам необходимо избавиться, сколько это возможно, от нелепой прозападной культуртрегерской мифологии. В конце концов, если дверь не удается открыть ударами головы, то может быть стоит поискать в карманах ключ?

Посмотрим на некоторые реалии непредвзятым образом. Переломным периодом в развитии Российской цивилизации ныне принято считать ордынский период, когда в ее судьбе, якобы, произошел некий цивилизационный сдвиг. Основное обвинение в адрес Орды со стороны российских историков состоит в том, что она, эта Орда была «тормозом экономического, политического и культурного развития», а ордынская власть явилась «одной из главных причин отставания Руси от западноевропейских стран (выделено мной. – К.П.)»[6 - Советский Энциклопедический словарь. М., 1982], что категорически утверждается в справочной литературе и в учебниках истории для детей и юношества. Так, в школьном учебнике «История России» под редакцией академика, директора Института российской истории РАН А.Н. Сахарова выделено курсивом «нашествие и иго отбросили русские земли назад в их развитии». Но каким образом?

Широко известен тот факт, что Ренессанс (Возрождение) начался в Италии в XIV–XVI веках, а на севере Европы только в конце XV – начале XVI веков (Реформация). Что же представлял из себя западноевропейский мир в эпоху Средних веков? Никто иной, как Н.М. Карамзин пишет на этот счет в своей «Истории государства Российского» следующее: «Что в начале XI века была Европа? Феатром Поместного (Феодального) тиранства, слабости Венценосцев, дерзости Баронов, рабства народного, суеверия, невежества. Ум Альфреда и Карла Великого блеснул во мраке, но ненадолго; осталась их память: благодетельные учреждения и замыслы исчезли вместе с ними». Что же случилось с Европой в том же XI веке? По словам Н.М. Карамзина: «Крестовые походы сообщили ей (Европе. – К.П.) сведения и художества Востока; оживили, распространили ее торговлю». В чем же тогда могла состоять прогрессивность Западной Европы в XIII веке, т. е. во времена организации Орды?

Здесь автор возьмет на себя смелость утверждать, что, по крайней мере, до конца Средних веков, а это середина XVII века, Западная Европа не могла представлять для той же Владимиро-Суздальской земли, а затем и Московии какого-либо значения как в области наук, так и в области экономики, вооружений, культуры и пр. Восток, т. е. Иран, Индия, среднеазиатские государства и, как следует полагать, Китай, связи с которым несомненно существовали во времена Орды, представляли для тогдашних русских людей куда большую ценность, чем это обычно утверждается в исторической литературе.

В данном случае мы не станем делать глубокого сравнительного анализа уровня развития Западной Европы и Востока в средневековые времена, ограничимся некоторыми показательными примерами. Читатель, заинтересованный данным вопросом, может провести и самостоятельное расследование, тем более что материала по этой теме предостаточно.

Экономика. Экономическое превосходство Востока над западной цивилизацией имело место чуть ли не вплоть до новейших времен. Существуют специальные исследования (к примеру, труды А.М. Петрова), которые убедительно доказывают, что даже в XVII–XVIII вв. западноевропейская торговля с Востоком была устроена неравным для Запада образом. По утверждению проф. Л.С. Васильева, за пользующиеся высочайшим спросом в Европе пряности и предметы роскоши Запад оказался вынужден платить золотом и серебром, а не товарами собственного производства, конкурентоспособность которых в сравнении с товарами восточного производства являлась весьма низкой, и в них не было нужды на богатом Востоке. Если бы не приток американского золота и серебра с XVI столетия, то, даже несмотря на все успехи в навигации и мореплавании, торговля Восток – Запад оказалась бы под большим вопросом. Ситуация решительно поменялась только с XIX в., с началом развития машинной индустрии и фабричного производства, конкурировать с которыми восточное ремесленное хозяйство не могло[7 - Л.С. Васильев. История Востока. М.: Высшая школа, 1998 Т.1, с. 22.].

Данное положение дел общеизвестно настолько, насколько могут быть общеизвестны энциклопедические знания. Так, интернет-энциклопедия «Кругосвет» в статье «Великий Шелковый путь» сообщает вполне определенно: «Добиться конкурентоспособности своих товаров в сравнении с восточными Западной Европе удалось только после промышленной революции». Между тем, даже к концу XIX века западноевропейская промышленность и сельское хозяйство не смогли полностью превзойти качество, к примеру, китайских потребительских товаров. Так, Н.Я. Данилевский (1822–1885 гг.) в свое время отмечал: «В этой стране (в Китае. – К.П.) живет около 400 миллионов народа в гражданском благоустройстве. Если бы имелись точные цифры о количестве производительности китайского труда, то перед ними, может быть, побледнели бы цифры английской и американской промышленности и торговли, хотя китайская торговля почти вся внутренняя. Многие отрасли китайской промышленности находятся до сих пор на недосягаемой для европейских мануфактур степени совершенства, как, например, краски, окрашивание тканей, фарфор, многие шелковые материи, лаковые изделия и т. д. Китайское земледелие занимает, бесспорно, первое место на земном шаре. По словам Либиха, это единственное рациональное земледелие, ибо только оно одно возвращает почве все, что извлекается из нее жатвами, не прибегая притом ко ввозу удобрений из-за границы, что также должно, без сомнения, считаться земледельческим хищением»[8 - Данилевский Н.Я. Россия и Европа (WWW).].

Представим к рассмотрению такой раздел экономики, как денежная система. Преимущества металлической денежной системы, основанной на золоте и серебре, известны всем – это возможность создавать накопления, которые не зависят от конъюнктуры рынка. Однако при развитом товарном производстве (это следует отметить особо) существующие в стране мощности горнодобывающих предприятий, которые прямо зависят от величины рудных залежей и россыпей драгметаллов, далеко не всегда могут обеспечить потребности хозяйства страны в деньгах. Таким образом, развитое товарное производство создает предпосылки для бумажного обращения и, более того, прямо его требует. Если в конце XVII в. в Англии денежная масса состояла на 80 % из золотой и серебряной монеты и на 20 % из бумажных банкнот, то к началу XIX в. бумажные банкноты составляли уже половину всей ее денежной массы. Как писал К. Маркс: «Деньги из любого монетного материала могут быть заменены любым другим знаком, выражающим определенное количество их единиц. Таким способом символические деньги могут заменить реальные деньги, ибо материальные деньги, как всего лишь средство обмена, сами символичны»[9 - К. Маркс. Критика политической экономии (черновой набросок 1857–1858 гг.). Т. 46, ч. I, с. 158.].

Первые попытки использовать бумажные деньги в Западной Европе зафиксированы во Флоренции в XIV в., в Швеции и Англии в XVII в., т. е. очень поздно. В Китае же первые попытки заменить металлические деньги бумажными знаками состоялись еще в начале IX в., а в XI в. состоялся первый выпуск государственных бумажных денег[10 - Н.В. Ивочкина. Возникновение бумажно-денежного обращения в Китае. Эпохи Тан и Сун. М.: Наука, 1990; прим. Эпоха Тан (618–907 гг.), Эпоха Сун (970—1278 гг.).]. Государство чжурчжэней[11 - Нюйчжэни, или ну-чи у Рашид-ад-дина, см.: Рашид ад-Дин. Сборник летописей Т. I. Кн. 2. М.-Л., 1946, с. 163–164.] Цзинь (1115–1234 гг.), которое существовало одновременно с ханьской[12 - Хань – собственно китайцы.] империей Сун, копировало сунскую денежную систему со всеми ее элементами: медными деньгами, серебряными платежными слитками и бумажными ассигнациями. Западная Европа пришла к бумажным знакам под давлением потребностей денежного оборота, и в большинстве своем переход европейских государств на банкнотную систему состоялся в XVIII веке, в России с 1769 года.

Упоминание о бумажных деньгах встречается в отчете Г. де Рубрука[13 - Джованни дель Плано Карпини. История монгалов. Гильом де Рубрук. Путешествия в восточные страны. Книга Марко Поло. М.: Мысль, 1997 (WWW)], который посещал в 1253 году двор Менгу-кагана, и воспоминаниях известнейшего путешественника Марко Поло[14 - Джованни дель Плано Карпини. История монгалов. Гильом де Рубрук. Путешествия в восточные страны. Книга Марко Поло. М.: Мысль, 1997 (WWW)], находившегося на службе у кагана Хубилая в течение 17 лет. Марко Поло писал: «Приказывает он (Хубилай. – К.П.) изготовлять вот какие деньги: заставит он набрать коры от тутовых деревьев, листья которых едят шелковичные черви, да нежное дерево, что между корой и сердцевиной, и из этого нежного дерева приказывает изготовить папку, словно как бумагу; а когда папка готова, приказывает он из нее нарезать вот как: сначала маленькие (кусочки), стоящие половину малого ливра, или малый ливр, иные ценой в пол серебряный грош, а другие – в серебряный грош; есть и в два гроша, и в пять, и в десять, и в безант, и в три, и так далее до десяти безантов[15 - В тексте Рамузио добавлено: «Эти бумажки выпускаются с такой важностью и торжественностью, как будто бы они были из чистого золота или серебра; над каждым родом бумажек поставлено много чиновников, назначенных для того, чтобы подписывать свои имена и прикладывать свои печати. Когда все приготовлено как следует, тогда главный чиновник, назначенный государем, окрашивает киноварью вверенную ему печать и прикладывает ее к бумажке, так что форма ее отпечатывается на последней красным; после этого монета считается подлинной. Если бы кто подделал монету, он был бы подвергнут смертной казни». – Прим. к тексту.]; и ко всем папкам приложена печать великого хана. Изготовляется по его приказу такое множество этих денег, что все богатство в свете можно ими купить. Приготовят бумажки так, как я вам описал, и по приказу великого хана распространяют их по всем областям, царствам, землям, всюду, где он властвует, и никто не смеет, под страхом смерти, их не принимать. Все его подданные повсюду, скажу вам, охотно берут в уплату эти бумажки, потому что, куда они ни пойдут, за все они платят бумажками – за товары, за жемчуг, за драгоценные камни, за золото и за серебро: на бумажки все могут купить и за все ими уплачивать; бумажка стоит десять безантов, а не весит ни одного… Скажу вам еще о другом, о чем следует упомянуть: когда бумажка от употребления изорвется или попортится, несут ее на монетный двор и обменивают, правда с потерей трех на сто, на новую и свежую. И другое еще следует рассказать в нашей книге: если кто пожелает купить золота или серебра для поделки какой-нибудь посудины, или пояса, или чего другого, то идет на монетный двор великого хана, несет с собой бумажки и ими уплачивает за золото и серебро, что покупает от управляющего двором».

Наука и образование. Абу-р-Райхан ал-Бируни (973– 1048), научное наследие которого составляет более 40 трудов по математике, астрономии, географии, минералогии, истории, этнографии и пр., писал в своем трактате «Индия» об астрономических познаниях индийских ученых того времени следующее: «По их мнению, небо и все мироздание круглой формы, Земля шарообразна, ее северная половина состоит из суши, а южная половина покрыта водой. Размеры Земли по их данным большие, чем по мнению греков и чем их находят современные ученые… Пулиса говорит в своей «Сиддханте»: «Черта, отделяющая сухую и влажную половину Земли, называется ниракша, то есть «не имеющая широты», что и есть экватор… Земля прикреплена к двум полюсам и удерживается осью». Что касается вопроса о вращении нашей планеты вокруг собственной оси, то ал-Бируни указывает, что «вопрос о движении Земли вызвал много сомнений при решении. Выдающиеся астрономы древности и современности очень много занимались его решением и пытались отрицать вращательное движение Земли. И мы думаем, что мы не на словах, а по сути стали выше этих ученых в решении вопроса в нашей книге «Мифтах ‘илм ал-хай’а».

Ал-Бируни был родом из предместья города Кят (Южный Хорезм, ныне г. Бируни, Узбекистан), а писал на арабском языке, бывшем тогда широко распространенным. В Хорезме он возглавил Академию при дворе шаха Мамуна, которая объединяла многих выдающихся ученых, таких, к примеру, как известнейший Абу-Али ибн-Сина (Авиценна) (980—1037 гг.). В Хорезме также жил и работал Мухаммад ибн-Муса (ал-Хорезми) (783 – ок. 850 гг.). Ал-Хорезми написал книгу «Китаб аль-джебр валь-мукабала» («Книга о восстановлении и противопоставлении»), посвященную решению линейных и квадратных уравнений, от названия которой и произошло слово «алгебра». Более того, имя автора, в латинизированной форме Algorithmus, сейчас обозначает не что иное, как алгоритм, т. е. правило действий, последовательность проведения вычислительных операций, способ нахождения искомого результата.

Как известно, в основе технических наук лежит математика. До начала Ренессанса своей математической науки в Западной Европе практически не существовало. Цифровые символы, которыми мы сейчас пользуемся, пришли в Европу с Востока и долгое время не имели здесь хоть сколько-нибудь широкого распространения. Самый древний европейский манускрипт, содержащий числовые знаки индийско-арабской системы нумерации, – это «Вигиланский кодекс» (Codex Vigilanus), написанный в Испании в 976 г. Самая ранняя французская рукопись, в которой присутствуют «арабские» цифры, относится к 1275 г. Европейцы в те времена считали на абаке и для записи результатов вычисления использовали римские цифры. В течение всех Средних веков и даже позже эта система господствовала в торговых книгах. Так, в установлениях «Искусства обмена» (Arte del Cambio, 1299 г.) флорентийским банкирам запрещалось пользоваться арабскими цифрами, и хотя в XIV веке итальянские купцы начали их понемногу применять, это не привело к чему-то большему. Только в начале XVI века, по словам известного историка Д. Стройка, «итальянские математики на деле показали, что можно развить новую математическую теорию, которой не было у древних и у арабов, это было большой и вдохновляющей неожиданностью. Такая теория, которая привела к общему алгебраическому решению кубических уравнений, была открыта Сципионом дель Ферро и его учениками в Болонском университете»[16 - Д.Я. Стройк. Краткий очерк истории математики. М.: Наука, 1984 (WWW).].

Астрономия в Западной Европе долгое время не то чтобы не развивалась, но и вообще отсутствовала как система научных знаний. Почему? Ответ на этот вопрос дает Д. Стройк: «Наиболее развитой частью Римской империи как экономически, так и культурно всегда был Восток. Земледелие Запада было экстенсивным, никогда не имело в своей основе орошения, и это не содействовало астрономическим исследованиям. Действительно, Запад очень хорошо обходился минимумом астрономии, известным объемом практической арифметики и некоторыми приемами измерения для целей торговли и землемерия, стимулы же для развития этих наук шли с Востока. Когда Восток и Запад оказались политически разобщенными, такие стимулы почти полностью исчезли. Малоподвижная цивилизация Западной Римской империи сохранялась в течение ряда столетий лишь с незначительными изменениями или разрывами».

В подтверждение слов Д. Стройка можно привести некоторые сведения из приложения 2 (Даты основания крупных обсерваторий) к справочнику «Астрономы: биографические данные»[17 - Колочинский И.Г., Корсунь А.А., Родригес М.Г. Астрономы: Биографический справочник. Киев.: Наукова думка, 1986. Издание второе, дополненное и переработанное.].

1100 г. до н. э. В Китае основана одна из древнейших обсерваторий, известная под названием Чжоугунской. До настоящего времени сохранились остатки старинного гномона и каменные плиты с надписями, относящимися к истории обсерватории.

331 г. до н. э. Основан знаменитый Александрийский музей, представлявший собой комплекс научных и учебных заведений и являвшийся главным центром научной мысли эпохи эллинизма. Музей имел свою астрономическую обсерваторию.

829 г. Основана астрономическая обсерватория в Багдаде.

1154 г. Основана Пекинская астрономическая обсерватория. В 1190 г. была разрушена ураганом, восстановлена в 1279-м. В наше время на месте обсерватории находится астрономический музей, в котором собрано большое число древних астрономических инструментов.

1259 г. Под руководством ат-Туси началось строительство Марагинской астрономической обсерватории (Южный Азербайджан), которая стала одним из крупнейших научных центров своего времени. Обсерватория просуществовала до середины XIV в.

1384 г. В Китае близ Нанкина, на Пурпурной горе, основана астрономическая обсерватория, оборудованная самыми совершенными для того времени инструментами.

1425 г. Под руководством Улугбека в окрестностях Самарканда закончено строительство самой большой для своего времени астрономической обсерватории, в которой был сооружен гигантский квадрант радиусом 40,2 м.

1471 г. Региомонтан основал в Нюрнберге астрономическую обсерваторию – одну из первых в Европе.

1576 г. Т. Браге приступил к строительству своей обсерватории «Ураниборг» («Дворец астрономии») на о-ве Вен близ Копенгагена. Строительство обсерватории было закончено в 1580 г. Основным инструментом был квадрант радиусом 2 м.

1641 г. Я. Гевелий построил в Гданьске астрономическую обсерваторию, в которой были установлены угломерные инструменты и астрономические трубы с фокусным расстоянием до 45 м.

Таким образом, начало сколько-нибудь систематической научной астрономической работы в Европе следует отнести только к XV веку. При этом первые западноевропейские обсерватории сильно уступали в техническом оснащении китайским и среднеазиатским.

Весьма любопытно, а кому-то покажется невероятным, но, по сообщению Рашид-ад-Дина, некоторые Чингизиды весьма неплохо разбирались в геометрии и заботились об астрономических исследованиях, в подтверждение тому можно привести выдержку из «Сборника летописей», относящуюся к 1259 году.

«Рассказ о счастливом мовляна, султане мудрецов, пособнике общины и веры Насир ад-дине Туси и о постройке в Мераге обсерватории по указу Хулагу-хана. В упомянутую же пору вышел указ, чтобы превеликий счастливый мовляна, учитель рода человеческого, султан мудрецов, достойнейший из деятелей последнего времени, ходжа Насир-ад-дин Туси, «да обнимет Господь его своим прощением», выстроил в местности, которую признает подходящей, здание для наблюдения звезд. Он выбрал город Мерагу и построил великолепную обсерваторию. Причиною этому обстоятельству было то, что Менгу-каан от прочих монгольских государей особо отличался совершенством разума, проницательностью, понятливостью и сообразительностью до того, что решал некоторые Евклидовы чертежи (выделено мной. – К.П.). Прекрасное мнение и высокий помысл его признали необходимым в пору его державы построить обсерваторию, и он приказал, чтобы Джемаль-ад-дин Мухаммед Тахир ибн Мухаммед аз-Зейдии Бухари приступил к этому важному делу. Некоторые дела по этой части для них были сомнительны, а молва о превосходных качествах Насир-ад-дина летала по всему миру, как ветер. Поэтому Менгу-каан во время прощания с братом ему сказал: «Когда крепости еретиков будут завоеваны, ходжу Насир-ад-дина пришли сюда». В ту пору, поскольку Менгу-каан занялся завоеванием владений Манзи и находился далеко от столицы, Хулагу-хан приказал, чтобы он, Насир-ад-дин и здесь построил обсерваторию, потому что он уже узнал об его прекрасном образе жизни и природной искренности и желал, чтобы он состоял при нем. После того как прошло семь лет по восшествии Хулагу-хана на ханский престол, ильханскую обсерваторию выстроили при помощи четырех ученых: Муайид-ад-дина Арзи, Фахр-ад-дина Мераги, Фахр-ад-дина Ахлати и Наджм-ад-дина Дабирани Казвини»[18 - Рашид-ад-Дин. Сборник летописей. М.-Л., 1946 Т.3, с. 48.].

Следует отметить, что Менгу-каган и Хулагу-хан отличались совершенством разума не только от прочих могольских государей, но и от прочих государей западноевропейских, многие из которых не только ничего не слышали об эвклидовой геометрии, но зачастую даже не знали каких-либо букв.

Всякому культурному человеку известно об энциклопедистах, т. е. о французских философах, ученых, деятелях искусства и литературы XVIII в., которые участвовали в создании Энциклопедии, или Толкового словаря наук, искусств и ремесел (1751–1780 гг.), одного из важнейших трудов эпохи Просвещения. Нет необходимости говорить о важности подобной литературы, благодаря которой культурные слои населения могут ознакомиться с широким спектром знаний. Само понятие энциклопедия, т. е. «обучение по всему кругу знаний», пришло из греко-римского мира. К древним временам относятся и первые работы, имеющие энциклопедический характер. В Средние века в Западной Европе сложно указать на какой-либо труд, имевший подобное значение, а появление первого издания такого рода следует относить к XV веку. Первой философской энциклопедией можно считать «Философскую жемчужину» Грегора Рейша, исповедника императора Максимилиана I (ок. 1496), которая включала в себя двенадцать частей: натурфилософия, логика, психология, этика и др. Само же слово энциклопедия появилось только в 1620 году в названии труда Генриха Альштеда «Энциклопедия по курсу философии»[19 - Alsted J. Н. Cursus philosophiae encyclopaedia. Herborn, 1620].

<< 1 2 3 4 5 >>