<< 1 2 3 4 5 >>

Русь Татарская. Иго, которого не было
Константин Александрович Пензев

В Китае энциклопедическая литература выпускалась издавна. Известнейшей из средневековых китайских энциклопедий является «Систематический свод письменных памятников и суждений» («Вэнь сянь тункао») Ма Дуаньлиня (1228–1322 гг.), который состоит из 24 разделов и 348 цзюаней. Некоторые историки утверждают даже, что если бы не сохранилось ни одного китайского сочинения, кроме «Вэнь сянь тункао», они все-таки имели бы о Китае полное и многостороннее представление только по одному этому труду. Другая известнейшая энциклопедия – «Высочайше утвержденное полное собрание книг, карт, чертежей и рисунков с древности до нашего времени» («Гу цзинь тушу цзичэн») – составлена в 1700–1725 гг. и включает в себя 10 тыс. цзюаней. Особая ее ценность заключается в тщательно составленном научном аппарате: т. е. в ней всегда указаны произведения, главы и разделы источников, из которых заимствован исходный материал, включая и цитаты подлинных текстов.

Что касается образования, то в Средние века Запад явно отставал в этом деле. Наследие античности, которое явилось базой для строительства западноевропейской культуры, кстати говоря, не было усвоено европейцами непосредственно от греков и римлян. Запад получил это наследие, пусть это покажется сегодняшнему человеку странным, от арабов. Как утверждает, к примеру, Н.И. Кареев: «Достаточно именно вспомнить, что в эпоху возрождения на Западе философии (в форме так называемой схоластики) Аристотеля там изучали в латинских переводах, сделанных с переводов арабских, и с толкованиями арабских же ученых»[20 - Н.И. Кареев. Общий ход всемирной истории. Очерки главнейших исторических эпох. СПб., 1903 (WWW).].

Одним из крупнейших культурно-образовательных центров исламского мира являлась мусульманская Испания. Наибольшего расцвета просвещение достигло здесь при Абдурахмане III (912–961 гг.) и Галеме II (961–976 гг.). В это время было открыто множество новых школ и библиотек, а многие нуждающиеся учащиеся получали хлеб и одежду. В одной только Кордове насчитывалось около 80 учебных заведений, в том числе несколько высших школ. Мусульманские университеты Кордовы, Толедо, Саламанки и Севильи давали образование в областях богословия, права, математики, астрономии, истории, географии, грамматики, риторики, медицины и философии, т. е. по всем наукам, которые существовали в то время. В этих университетах получали образование и студенты из других европейских регионов, в том числе и христиане. Так, например, в мусульманской Испании получил образование будущий папа Сильвестр II.

Особенное внимание уделялось образованию в Китае. Дело в том, что для человека, сдавшего все три ступени конкурсных экзаменов, минимальной должностью являлась должность начальника уезда, а его власть в уезде была практически неограниченной, поскольку он являлся и судьей, и налоговым инспектором, и вообще всякой иной властью.

Трехступенчатая система сдачи экзаменов (причем на конкурсной основе) на право занимать какие-либо государственные должности получила широкое развитие в период Тан (618–907 гг.). Эта система впоследствии стала основополагающей для пополнения административных структур императорского Китая. Конфуцианцы, а они всегда являлись основой китайской бюрократии, уделяли мало внимания знатности происхождения и считали, что путь во власть должен быть открыт самым умным и способным. Таким образом, к сдаче экзаменов на чин допускалось и множество людей из простонародья. Нет сомнения, что в большинстве случаев претенденты на государственные должности происходили из обеспеченных слоев, хотя бы потому, что материальное положение позволяло знатным семействам давать качественное образование своим отпрыскам, но в то же время, с ростом престижа экзаменов, все слои общества получили стимул к учебе.

Любопытно, что появление умного и способного мальчика в китайской деревне всегда обращало на себя внимание окружающих. Далее дело происходило следующим образом – или находился богатый покровитель, или крестьяне вскладчину брали на себя расходы, связанные с обучением юного дарования, поскольку это сулило как материальные выгоды, так и соответствующий престиж. Безусловно, успех не являлся гарантированным, но это был, какой-никакой, но шанс, и в том случае, когда дело заканчивалось успешно, покровители оказывались многократно отблагодарены.

Обучение китайских мальчиков грамоте начиналось с 6—7-летнего возраста в государственных школах. Плату за обучение можно было считать вполне умеренной. Обучение длилось семь-восемь лет. Прием в школу проходил в любое время года. Учились также весь год, кроме соответствующих праздников, с 7 часов утра до 18 часов вечера, с перерывом в два часа на обед. Начальное обучение предусматривало запоминание 2–3 тысяч иероглифов, т. е. обычный уровень китайской грамотности, позволяющий в наше время читать газеты. Также программа предусматривала заучивание текстов трех классических книг, «Троесловия» и «Тысячесловника», в которых давались основы философии, литературы и истории и «Фамилии всех родов». Успешная сдача экзамена за начальный курс позволяла продолжить образование на следующей ступени, обучение на которой длилось около пяти лет. Здесь в программу входили философия, литература, история и стилистика. По окончании ступени студент получал право на сдачу уездных экзаменов. В случае их успешной сдачи он удостаивался первой ученой степени сюцай («расцветающее дарование»), мог занять должность уездного чиновника и впоследствии получал право на сдачу провинциальных экзаменов.

Провинциальные экзамены проходили один раз в три года в главных городах провинций Китая, их контролировали уже столичные чиновники. Сдавшие экзамены за вторую ступень получали ученую степень цзюй-жэнь («представляемый человек») и административные должности в масштабе провинции. Наконец, чиновники, сдавшие столичные экзамены, получали степень цзинь-ши («прогрессирующий ученый») и могли рассчитывать на блестящую карьеру.

Вообще Китай – это страна, вернее цивилизация, в которой испокон века существовал культ образования, привитый здесь Конфуцием и конфуцианцами. Рыцарского, т. е. военно-аристократического, сословия здесь не знали. В традиционном китайском обществе статус военного не был почетен, как гласит ханьская поговорка: «Из хорошего металла не делают гвоздей, хороший человек не идет в солдаты». Известный востоковед Л.С. Васильев отмечает: «В отличие от других восточных обществ, от Турции до Японии, включая арабов, индийцев и многих других с их иктадарами, джагирдарами, тимариотами, самураями и т. п., китайцы никогда не ценили воинов-профессионалов. Их армия обычно набиралась из деклассированных элементов… и возглавлялась малообразованными в конфуцианском смысле и потому не очень уважаемыми обществом военачальниками»[21 - Васильев Л.С. История Востока. М.: Высшая школа, 1998. (WWW)].

Известно, что огромное значение для западной цивилизации имело появление здесь книгопечатания, после чего книга стала доступна достаточно широкому кругу людей, что, в свою очередь, повлекло за собой прогресс в науке и технике. Европа гордится своим первопечатником Гуттенбергом, который освоил книгопечатание около 1440 года, но он никогда не являлся его изобретателем. Данный способ копирования текстов был в большом ходу еще тысячу лет назад в Китае, в котором, повторимся, заодно изобрели и бумагу.

В качестве примера… Как сообщает Е.Л. Немировский в книге «Изобретение Иоганна Гуттенберга», в 1944 г. археологи обнаружили в провинции Сычуань могилу женщины, похороненной в эпоху династии Тан (618–907 гг.). Запястье покойницы украшал серебряный браслет, в котором оказался спрятан оттиск амулета с изображением шестирукого божества. Под изображением было отпечатано несколько слов санскритского текста. Комментируя находку, американский востоковед Л.К. Гудрич указал, что в годы правления династии Тан город Чэнду стал центром книгопечатания для всего Китая. В связи с этим он упомянул о некоторых документах, и в частности о декрете Фэн Со, наместника императора в восточной части провинции Сычуань, изданном в 855 г. Декрет напоминал об императорском запрещении печатать календари. Известно также свидетельство придворного Лю Пи, который в 883 г. видел много печатных книг, продававшихся на рынке в Чэнду. Это были словари и учебники, а также гадательные книги и сонники.

Примеров, подтверждающих существование развитого книгопечатания в Китае масса. Весьма показательны некоторые данные о библиотечных фондах чжурчжэньского государства Цзинь. По словам видного чжурчжэневеда М.В. Воробьева, в 60—80-х годах XII в. в библиотеках одного только уезда Чанчжи (совр. пров. Шаньси) числилось до 10 тыс. томов (цзюаней). В частном собрании некоего Сюй Чан-фаня находилось около 30 тыс. томов, а у некоего Шунь Тяньбо – до 10 тыс. томов. Что же касается столичных книгохранилищ, то об их наполнении говорят следующие цифры. Когда в 1214–1215 гг. цзиньское правительство перенесло Среднюю столицу из Яньцзина в Кайфын, для перевозки ценностей потребовалось 3 тыс. мулов, а для транспортировки книг и архивов Бишушэна, Пынлайюаня, Бэйвэньгуаня – 30 тыс. повозок. Несмотря на все это, одни только старые печатни, сохранившиеся в Северном Китае, не могли удовлетворить спрос чжурчжэней на литературу, и они неоднократно требовали у Южной Сун книги, отсутствовавшие в Цзинь. Южносунское правительство выражало недовольство утечкой литературы на север и знакомством чжурчжэней с некоторыми печатными изданиями, особенно с картами[22 - М.В. Воробьев. Культура чжурчжэней и государства Цзинь. М., 1983, с. 169.].

Такая вот азиатчина…

Медицина и санитария. В медицине и санитарии средневековый Запад представлял самое жалкое зрелище. Главными авторитетами тогда являлись Гален[23 - Гален (129 – ок. 200), один из самых знаменитых древнегреческих врачей и естествоиспытателей. Родился в Пергаме, в Малой Азии, расположенном в 75 км севернее Смирны (совр. Измир). Затем учился некоторое время в Смирне; посетив Грецию, отправился для изучения анатомии в Александрию, главный центр греческой науки и медицины, где практика вскрытия человеческих трупов началась при греческой династии Птолемеев ок. 300 до н. э. Некоторое время Гален работал в Александрии, совершенствуя свои познания в медицине и уделяя особое внимание изучению человеческого скелета. После возвращения в Пергам в 157 он стал лечащим врачом гладиаторов и атлетов. В 162 г. Гален покидает Пергам, чтобы работать в Риме. Умер Гален в Риме или Пергаме ок. 200. Как на Востоке, так и на Западе Гален считался непререкаемым авторитетом почти до XVI в. (http://www.krugosvet.ru/ (http://www.krugosvet.ru/))], Гиппократ и все тот же ибн-Сина (Авиценна). Их сочинения, отрецензированные церковью, заучивались наизусть, причем из учения Галена были исключены его выдающиеся экспериментальные достижения в области строения и функций живого организма.

Относительно санитарии следует отметить, что «древнейшие из известных на нашей планете санитарно-технические сооружения (колодцы, канализация, бани, бассейны) были построены в середине III тысячелетия до н. э. в долине р. Инд в городах Хараппа, Мохенджо-Даро, Чанху-Даро и др. на территории современного Пакистана»[24 - Сорокина Т.С. История медицины. М., 2004 (WWW).]. Известная своими термами и акведуками Римская империя не послужила примером для последующих поколений западных европейцев, тогда как Византия унаследовала от античности принципы устройства коммунального хозяйства, т. е. водопроводы, сточные системы, бани.

Города в Западной Европе стали возникать в IX–XI вв., между тем о сооружении в них водопроводов и водоотводов долгие столетия никто и не думал. К примеру, в Германии подобные сооружения появляются лишь с XV в. В средневековом западноевропейском городе весь мусор и пищевые отходы горожане выбрасывали прямо на улицы, которые в дождливую погоду превращались в зловонные болота. Что же касается бань, которые были известны на Руси с древнейших времен, то похоже, что в «просвещенной» Европе в Средние века о них и не слышали, и мылись весьма редко, что еще мягко сказано. Как писал Ф. Бродель: «Ночные горшки продолжали выливать в окна, как это было всегда – улицы представляли собой клоаки. Ванная комната была редчайшей роскошью. Блохи, вши и клопы кишели как в Лондоне, так и в Париже, как в жилищах богатых, так и в домах бедняков»[25 - Ф. Бродель. Структуры повседневности. Т.1. М., 1986, с. 317–332.].

Гораздо лучше, чем в средневековой Европе, было поставлено городское коммунальное хозяйство в Золотой Орде, о чем можно убедиться из исследования В.Л. Егорова «Историческая география Золотой Орды XIII–XIV вв.»[26 - В.Л. Егорова. Историческая география Золотой Орды XIII–XIV вв. М.: Наука, 1985.]. По словам ученого, археологические исследования Сарая ал-Джедида свидетельствуют о благоустройстве города – наличии здесь не только водопровода, но и сложных гидротехнических устройств, регулировавших уровень окружающих водоемов и создававших необходимые запасы воды. Сарай, бывший в свое время столицей Золотой Орды, являлся одним из крупнейших городов того времени. Его население составляло около 75 тыс. человек[27 - Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов по истории Золотой Орды, т. 1, с. 550.]. Для сравнения, в Париже XIII века проживало около 120 тыс. человек. В.Л. Егоров сообщает, что археологические исследования рисуют город Сарай чрезвычайно благоустроенным для своего времени населенным пунктом, располагавшим водопроводной и канализационно-сточной системами.

О повседневной жизни предков нынешних высококультурных германцев и французов можно узнать из книги Мишеля Пастуро «Повседневная жизнь Франции и Англии во времена рыцарей Круглого стола», где он, кстати, пишет: «Очарование Востока не оставляло равнодушными и тех, кто не имел возможности отправиться в путь. Его влияние мы обнаружим в любой области творчества: литературной, художественной, фольклорной, научной. Оно повлияло и на бытовавшее в то время представление о мире в целом. На некоторых сохранившихся европейских картах земля представлена в виде круга, центром его является Иерусалим, а «вершиной» (там, где в наше время изображается Северный полюс) – место, откуда приходит свет, – Восток в виде высокой горы, на вершине которой лежит земной рай. Из всех удаленных стран наиболее привлекательной и таинственной считалась Индия».

Комментарии, как говорится, излишни…

Военное дело и вооружение. В области вооружений Западная Европа не имела никакого превосходства перед Востоком вплоть до Нового времени, а практически до начала XIX века. В Средние века основным видом боевого соприкосновения войск являлась рукопашная схватка, а основным видом вооружения – холодное оружие, соответственно, вопрос о качестве клинка был вопросом жизни и смерти бойца. Лучшее холодное оружие Средневековья являлось булатным[28 - Булат – (от перс. пулад – сталь), булатная сталь, углеродистая литая сталь, которая благодаря особому способу изготовления отличается своеобразной структурой и видом («узором») поверхности, высокой твердостью и упругостью. Узорчатость булатной стали связана с особенностями выплавки и кристаллизации. С древнейших времен (упоминается Аристотелем) идет на изготовление холодного оружия исключительной стойкости и остроты – клинков, мечей, сабель, кинжалов и др. Булат производили в Индии (под названием вуц), в странах Средней Азии и в Иране (табан, хорасан), в Сирии (дамаск, или дамасская сталь). Впервые в Европе литой булат, аналогичный лучшим старинным восточным образцам, получен на Златоустовском заводе П.П. Аносовым (БСЭ).], и в Европе его изготавливать не умели.

Булатные клинки в русские княжества в средневековые времена поступали из Средней Азии, и, кажется, это был основной канал их получения. В «Слове о полку Игореве» упоминаются харалужные мечи и копья: «… гремлеши о шеломы мечи харалужными»; «…притрепеталъ своими… харалужными мечи»; «ваю храбрая сердца въ жестоцемъ харалузе скована, а въ буести закалена»; «…главы своя поклониша подъ тыи мечи харалужныи»; «…молотятъ чепи харалужными». Этимология слова харалуг является дискуссионной, и ознакомиться с широким спектром мнений по этому вопросу можно, прочитав статью О.В. Творогова «Харалуг» в «Энциклопедии «Слова о полку Игореве». Следует отметить версию Н.А. Мещерского и А.А. Бурыкина[29 - Мещерский Н.А., Бурыкин А.А. Заметки к восточной лексике «Слова о полку Игореве» // Вест. ЛГУ. Л., 1984. История, яз., лит-ра. № 14. Вып. 3. С. 67–73.], которые указывали на санскритское слово – композит kharalanghyana; в этом случае слово «харалужный» могло бы иметь значение «поражающий остротой, сверкающий остротой». В. Ф. Ржига[30 - Ржига В.Ф. Восток в «Слове о полку Игореве» // Слово. Сб. 1947. С. 179–183.] возводил слово харалуг к арабскому корню со значением «гибель», а П.Г. Бутков[31 - Бутков П. Нечто к Слову о полку Игоря // ВЕ. 1821. Ч. 121, № 21. С. 38.] считал прилагательное «харалужный» ногайским, со значением «сделанный из черного железа, стали, булата», и указывал на тюркизм курудж, хурудж – «сталь». Очевидно, что за словом харалуг скрывалась именно булатная сталь в той или иной ее разновидности.

Собственное производство булатной стали в средневековой Руси существовало, хотя, возможно, и с поздних времен. В Оружейной палате Московского Кремля хранится подъягдташный нож русской работы князя Андрея Ивановича Старицкого (княжил с 1519 г.), младшего сына князя Ивана III, изготовленный в XVI веке; лезвие у ножа булатное с золотой насечкой, с надписью «князь Андрей Иванович лета 7024» (1516 г.). Там же хранится сабля царя Михаила Федоровича (1596–1645 гг.) работы мастера сабельного дела Нила Просвита, изготовленная им в 1618 году. Полоса у этой сабли булатная с прорезями, украшена насечкой и надписью о времени изготовления.

Что касается личного огнестрельного оружия, то оно входило в боевую практику очень медленно. Известно, что в XVI веке только 10 % бойцов европейских армий были вооружены огнестрельным оружием[32 - Федоров В.Г. История винтовки. М., 1940, с. 16.], которое, вдобавок, уступало по боевым качествам арбалетам и тем же лукам. Так, 16-миллиметровая аркебуза выстреливала 20-граммовую пулю с начальной скоростью около 300 м/с, а ее скорострельность не превышала одного выстрела в 3 минуты. Дальность прицельного огня составляла 20–25 метров, залпового – до 120 метров.

Между тем, надпись еще IV в. до н. э. на мраморной плите из Ольвии гласит о том, что некий Анаксагор выпустил стрелу на расстояние 522 м[33 - Шокарев Ю. Луки и арбалеты. М., 2001 с. 34.]. Наивысший же результат по дальнобойности принадлежит султану Селиму III (889 м), достигнутый им на соревнованиях в Стамбуле в 1798 г. Средневековые правила соревнований в Шотландии оговаривали прицельную стрельбу на дистанции 164 м. Во всяком случае, сегодняшние правила FITA предусматривают наибольшую прицельную дистанцию у мужчин 90 м, у женщин 70 м, размер мишени для олимпийской дистанции 70 м составляет 122 см (диаметр внешней окружности)[34 - На официальных международных соревнованиях FITA в стрельбе по мишеням используются как классические луки (Olympic or Recurve bow) с силой натяжения около 15–20 кг и скоростью полета стрелы 240 км/ч, так и блочные (Compound bow) с силой натяжения около 25–30 кг и скоростью полета стрелы до 320 км/ч.].

По словам Р. Пэйн-Гэллвея, турецкий лук был способен пробить обычной стрелой на расстоянии, превышающем 100 ярдов, доску толщиной в половину дюйма, причем наконечник и древко стрелы торчали бы на 3–4 дюйма. Подобная пробивная сила сравнима с пробивной силой огнестрельного оружия середины XVIII века. Так, в «Тактическом наставлении Прусской армии», написанном Фридрихом II Великим, отмечалось, что ружейный огонь становился эффективным на расстоянии в 200 шагов (около 160 метров). Испытания прусского мушкета, проведенные в 1810 году, показали, что только 50 из 100 пуль способны на таком расстоянии пробить сосновую доску толщиной в дюйм[35 - R. Payne-Gallwey. Te Crossbow. Longman’s, Green & Co. London, 1903 p. 39.]. Говоря же о скорострельности стрельбы из лука, следует отметить, что у скифов она достигала 10–12 выстрелов в минуту[36 - Шокарев Ю. Луки и арбалеты. М., 2001, с. 36.].

Кстати, любопытна реакция западноевропейской знати на появление арбалета, который являлся мощным и эффективным оружием и не требовал специальной многолетней выучки. По словам современного исследователя истории оружия Д. Уварова, на рубеже XI–XII веков, в западноевропейском арбалетном деле произошел крупный технологический сдвиг. Тогда вошли в широкое употребление способ натяжения арбалета с помощью крюка и стремени и сделанный из кости роликовый затвор. Кроме того, оснащение арбалета композитным луком сделало это оружие значительно более мощным и точным, и теперь рыцарские доспехи плохо защищали от его поражающего воздействия. «С появлением этого оружия малообученный и «голый» (лишенный доспехов) простолюдин получил возможность убить с безопасного расстояния прекрасно подготовленного бойца в дорогих доспехах (в качестве примера, по сообщению хроники Малмсбери, англо-норманнский граф Роджер Глостер был убит арбалетным болтом в голову во время осады Фалеза в 1106 г.). Лук не воспринимался столь остро как «дьявольское» и «несправедливое» оружие именно потому, что требует долгого обучения, недоступного рядовому крестьянину или ремесленнику. Таким образом, арбалет входил в противоречие со сложившимся в то время, освящаемым церковью и ставшим основой всего средневекового мировоззрения разделением на три сословия: «молящихся, сражающихся и трудящихся»[37 - Д. Уваров. Средневековые метательные машины западной Евразии // Военно-исторический портал «X Legio 1.5» (http://www.xlegio.ru/ (http://www.xlegio.ru/))].

Реакция западноевропейского рыцарства на появление арбалета сходна с реакцией японских самураев на развитие огнестрельного оружия. Японцы узнали об огнестрельном оружии от португальцев в 1543 году. Период узнавания не продлился долго, и уже в 1549 году Ода Нобунага заказывает 500 теппо, железных палок, так в Японии стали называть мушкеты. В 1575 году в битве при Нагасино новое оружие доказывает свою эффективность и начинается период широкого распространения его по Стране восходящего солнца. Однако огнестрельный бум 1575–1625 гг. вдруг резко и неожиданно заканчивается.

Причиной, по которой Япония, в свое время, отказалась от огнестрельного оружия, явилось отношение к нему самих самураев. Во-первых, в связи с островным положением Японии ее правящий класс тогда не ощущал какой-то внешней угрозы и, в свою очередь, не стремился к внешним завоеваниям. Во-вторых, с приходом к власти Токугава и воцарением мира в стране возобладало отрицательное отношение сословия буси (воинов, т. е. самураев) к огнестрельному оружию. Дело в том, что уверенное владение мечом и копьем достигалось годами упорных тренировок и буси имели основание гордится своей выучкой, однако огнестрельное оружие девальвировало их воинское искусство, поскольку владение железной палкой не требовало особой подготовки и «сиволапый» крестьянин с мушкетом мог легко противостоять искусному фехтовальщику.

Возвращаясь к арбалету, отметим, что он был изобретен приблизительно в одно и то же время в Древней Греции и Китае. Обычно древнейшие китайские арбалеты приблизительно датируют, на основании разрозненных археологических находок, VI–IV веками до н. э. Дата изобретения древнегреческого арбалета известна точно – 399 г. до н. э., тогда сиракузский тиран Дионисий Старший воевал с карфагенянами и дал задание своим механикам создать машины нового типа.

Искусство и культура. Утверждать о каком-то превосходстве западной культуры над культурами Китая, Индии, Ирана, Византии и среднеазиатских государств Средневековья просто нелепо. В то время как предки нынешних западных европейцев с трудом отбивались от римской экспансии и пребывали в состоянии непроходимого варварства, культуры Востока уже насчитывали не одну тысячу лет, имея на своем счету колоссальное количество впечатляющих достижений. И здесь следует учесть еще один нюанс. Почему-то вдруг, и не совсем понятно на каком основании, западная культура считается историками и культурологами наследником греческой и римской традиций. Подобное наследование вовсе не так очевидно, как может показаться. Прямым преемником римской и греческой культур является Восточная Римская империя, презрительно именуемая западными историками Византией, поскольку Константинополь был отстроен на месте небольшого малоазиатского городка Византия. Более того, если говорить прямо и честно, Византия не то чтобы являлась преемницей Римской империи, она этой империей и была, и эта империя прекратила свое существование только в 1453 году, а вовсе не в 476-м. Слово «Византия» появилось и оказалось в ходу лишь на Западе, и, особо это отметим, появилось в эпоху Ренессанса. Сами византийцы именовали себя ромеями (римлянами), а свое государство – Империей ромеев (Римской империей).

Император Константин Великий не основал новое государство в Малой Азии, а только лишь основал новую столицу Константинополь, довлеющую над черноморскими проливами. Как напоминает историк Ф. Гайда: «Вплоть до середины XII века Новый Рим (Константинополь. – К.П.) был главным торговым узлом планеты. До разорения крестоносцами в 1204 году – это еще и самый населенный город Европы. Позднее, особенно в последние полтора столетия, на земном шаре появились более значимые в экономическом смысле центры. Но и в наше время стратегическое значение этого места трудно было бы переоценить. Владеющий проливами Босфор и Дарданеллы владел всем Ближним и Средним Востоком, а это – сердце Евразии и всего Старого Света. В XIX веке реальным хозяином проливов была Британская империя, оберегавшая это место от России даже ценой открытого военного конфликта (в период Крымской войны 1853–1856 годов, а война могла начаться и в 1836, и в 1878)»[38 - http://www.pravoslavie.ru/jurnal/080213114338 (http://www.pravoslavie.ru/jurnal/080213114338)].

Между прочим, индоевропейское присутствие на малоазиатском полуострове уходит корнями в такую глубь времен, что позволяет некоторым нынешним ученым говорить даже о прародине индоевропейцев на этой территории[39 - См. Гамкрелидзе Т.В., Иванов В.В. Индоевропейский язык и индоевропейцы. Тбилиси, 1984.]. Еще Геродот упоминает в своей «Истории» «азиатских дорийцев»[40 - Этот Крез, насколько я знаю, первым из варваров покорив часть эллинов, заставил платить себе дань; с другими же он заключил союзные договоры. Покорил же он ионян, эолийцев и азиатских дорийцев… (Геродот)], очевидно имея в виду дорийские племена, проживавшие в Малой Азии, дорийцы же и являлись эллинами, о чем «отец истории» сообщал следующее: «Так, ионяне первоначально были пеласгийского происхождея, а дорийцы – эллинского».

Вернемся, однако, к мнимому культурному превосходству Западной Европы над окружающими цивилизациями. Здесь стоит задаться вопросом – чем занимались просвещенные европейцы, когда в Индии складывался эпос «Махабхарата»[41 - Махабхарата – (санскрит – «Сказание о великих Бхарата»), эпос народов Индии. Сложился на основе устных сказаний и легенд, бытовавших у племен и народностей северо-западной и северной Индии. Его истоки восходят ко 2-й половине 2-го тысячелетия до н. э.: современный вид приобрел к середине 1-го тысячелетия н. э. Махабхарата – богатый источник сюжетов и образов, получивших развитие в национальных литературах народов Индии, Индонезии, Бирмы, Камбоджи, Таиланда, Шри-Ланка, отразившихся также в литературах Тибета и Монголии (БСЭ).] или же когда Сыма Цянь[42 - Сыма Цянь – (около 145 или 135 – около 86 до н. э.), древнекитайский историк, автор первой сводной истории Китая «Ши цзи» («Исторические записки»). Сын главного историографа ханьского двора Сыма Таня. В 90-х гг. I в. до н. э. завершил свой грандиозный труд, послуживший образцом для последующих династийных историй. «Ши цзи» состоят из 130 глав, охватывающих историю Китая с древности до конца 2 в. до н. э. (БСЭ)] создавал свои «Исторические записки»? В конце концов, разве тот же А. Шопенгауэр не использовал «Упанишады» в качестве одного из источников своего философского вдохновения? Напомню, что с индийской философией его познакомил в 1813 году известный ориенталист Ф. Майер.

Безусловно, что культурные достижения западной цивилизации достаточно велики, но заменять Западом всю мировую цивилизацию, игнорируя достижения Ирана, Индии, Китая, арабского мира и других регионов Земли, было бы неверно. Разве кто-то станет с этим спорить? Между тем в России имеется достаточное количество шовинистов, готовых буквально растоптать все культуры ради торжества культуры западной.

Так, к примеру, Н. Бердяев писал в свое время: «Все мы (кто? – К.П.) хотим стать западниками в одном только смысле: Россия должна быть приобщена к мировой цивилизации»[43 - Н. Бердяев. Духовный кризис интеллигенции. (WWW)]. Далее Н. Бердяев кликушествовал: «Дело Петра Великого еще не закончено в России, а только став европейской культурной страной, Россия в силах будет бороться с мировым мещанством. Азиатская некультурность и внутреннее рабство сказались и в характере русской власти, и в характере русской интеллигенции, и в черной сотне, и в красной сотне. Татарин еще сидит в нас, и этот татарин должен быть изгнан из России».

Вот тебе и раз…

Слова Н. Бердяева об «изгнании татарина» были бы понятны, если бы пресловутые «татары» оккупировали русские земли, однако никакой оккупации Руси не существовало и в помине, и даже ордынский выход собирали русские князья. Это положение дел никогда не являлось тайной для любого культурного человека, мало-мальски знакомого с историей России. Так, С.Ф. Платонов писал в «Полном курсе лекций по русской истории»: «Да и как татарское влияние на русскую жизнь могло быть значительно, если, завоевав Русь, татары не остались жить в русских областях, богатых неудобными для них лесами, а отошли на юг, в открытые степи?», а С.М. Соловьев предупреждал в своей «Истории России»: «Историк не имеет права с половины XIII в. прерывать естественную нить событий, именно, постепенный переход родовых княжеских отношений в государственные, вставлять татарский период и выдвигать на первый план татар, татарские отношения, вследствие чего необходимо закрываются главные явления, главные причины этих явлений».

Кого же нам сейчас из России изгонять? «Внутреннего раба», бесов, демонов, татар, мировое мещанство?

Однако, может быть, С.Ф. Платонов и С.М. Соловьев выражали свое, особое мнение? Вовсе нет. О том же писал, к примеру, В.О. Ключевский в «Курсе Русской истории»: «Прежде всего, татары стали в отношение к порабощенной ими Руси, устранявшее или облегчавшее многие затруднения, какие создавали себе и своей стране северно-русские князья. Ордынские ханы не навязывали Руси каких-либо своих порядков, довольствуясь данью, даже плохо вникали в порядок, там действовавший. Да и трудно было вникнуть в него, потому что в отношениях между тамошними князьями нельзя было усмотреть никакого порядка».

Тот же Н.М. Карамзин указывал: «Если бы Моголы сделали у нас то же, что в Китае, в Индии или что Турки в Греции; если бы, оставив степь и кочевание, переселились в наши города: то могли бы существовать и доныне в виде Государства. К счастию, суровый климат России удалил от них сию мысль. Ханы желали единственно быть нашими господами издали, не вмешивались в дела гражданские, требовали только серебра и повиновения от Князей». И после этого опять все тот же мотив: «Сень варварства, омрачив горизонт России, сокрыла от нас Европу в то самое время, когда благодетельные сведения и навыки более и более в ней размножались».

Но каким же образом?!

Неужели в XIII веке речь шла о «железном занавесе»? И не идет ли, в данном случае, речь об элементарной западнической демагогии, вроде той, что мы наблюдаем сегодня, о демократии, правах человека, свободах и прочих вещах, которые США насаждают бомбами в странах, где есть нефть?

Итак. Все культурные россияне знакомы со словами А.С. Пушкина: «России определено было высокое предназначение… ее необозримые равнины поглотили силу монголов и остановили их нашествие на самом краю Европы; варвары не осмелились оставить у себя в тылу порабощенную Русь, и возвратились на степи своего востока. Образующееся просвещение было спасено растерзанной и издыхающей Россией…». Однако о каком же просвещении ведет речь классик русской литературы? Если речь идет об эпохе Просвещения[44 - Под Просвещением принято понимать культурно-идеологическое и философское движение общественной мысли, связанное с эпохой утверждения капиталистических отношений. Будучи закономерной ступенью в культурном развитии любого государства, вступающего на путь индустриализма, Просвещение, независимо от национальных особенностей его проявления в той или иной стране, отличается целым рядом общих черт, среди которых: демократизм, связанный с необходимостью приобщения к культуре и знанию широких слоев общества; рационализм, означающий веру в неограниченные возможности человеческого разума (согласно Канту, П. – это «выход из состояния несовершеннолетия», которое есть «неспособность пользоваться своим рассудком без руководства с чьей-либо стороны… Имей мужество пользоваться собственным умом»); исторический оптимизм, вера в прогресс науки и общества, в наличие единых целей исторического развития. Т.Г. Румянцева. Новейший философский словарь.], которой прославилась Франция, то эта эпоха ведет свой отсчет с начала XVIII века[45 - В Германии с середины XVIII века (Виланд, Лессинг, Гердер, Клопшток, Гёте, Шиллер и др.).]. В России ее начало знаменуется правлением Петра I. Между тем, официально окончание так называемого «монголо-татарского ига» приходится на 1480 год. Какое же просвещение могло существовать в Западной Европе в том же 1240 году, во времена погрома Киева Батыем? С точки зрения всякого просветителя, здесь в это время господствовало подлинное мракобесие, ознаменовавшееся господством инквизиции.

Известно, что XIII век оказался периодом апогея борьбы католической церкви с различными ересями. Эпицентром инквизиционной активности во Франции стал Лангедок, где уничтожали катаров и вальденсов. Робер Лебугр в 1235 году в Мон-Сен-Эме устроил сожжение 183 еретиков. В 1244 году, после взятия Монсегюра, на костер было отправлено 200 альбигойцев. В 1245 году Ватикан даровал инквизиторам право «взаимного прощения прегрешений» и освободил их от обязанности повиноваться руководству своих орденов. Далее начался такой дикий произвол, что даже сам Ватикан не мог долгое время установить хоть какой-то контроль над местными трибуналами. Автор этой книги осмелился бы заявить, что только власть моголов, известных своей веротерпимостью, могла остановить жутчайший церковный террор, развернувшийся в то время в Европе. Но увы… Называть XIII век временем образующегося просвещения стало бы большой натяжкой, если не сказать прямо – издевательством.

Здесь следует повторить ряд широко известных фактов, которые можно найти в любой соответствующей популярной исторической книге и во многих энциклопедических справочниках. Только в 1312 году Вьеннский собор сумел обязать инквизиторов согласовывать судебную процедуру (в частности, применение пыток) и приговоры с местными епископатами. До этого решения инквизиторы, как следует понимать, действовали в меру своего инквизиторского сознания и представлений о юриспруденции. В XIV веке в Венеции, Франции, Польше инквизиция оказалась под контролем государства. Известна судьба ордена тамплиеров, который был уничтожен Филиппом IV Красивым с ее помощью. Германский император Сигизмунд в 1415 году отправил на костер Яна Гуса, а англичане в 1431 году сделали это с Жанной д’Арк. Если просвещение заключалось именно в этом, то Россию в период «татаро-монгольского ига» можно назвать стопроцентно непросвещенной страной.

На костер отправили также Джордано Бруно в Риме 17 февраля 1600 года, и вполне возможно, что сожгли бы еще и Галилея, но у того оказалось достаточно много покровителей среди князей церкви, и дело закончилось только публичным отречением и домашним арестом. Если кто-то считает, что в XIII веке в Европе образовывалось просвещение, то позволю себе напомнить, что через триста лет после этого, а именно 5 марта 1616 года, был опубликован декрет Священной Конгрегации по вопросам веры, в котором учение Коперника объявлялось еретическим, а его сочинение «О вращении небесных сфер» вносилось в так называемый «Индекс запрещенных книг».

Короче говоря, последним казненным по приговору инквизиционного суда стал испанский учитель К. Риполь, которого сожгли в Валенсии 1 августа 1826 г. (!). Риполь утверждал, что сущность религии заключается в изречении: «Не делай другому того, что не желаешь, чтобы делали тебе». Аутодафе 1826 г. вызвало в Европе огромное возмущение, и 1 июля 1835 г. инквизиционным трибуналам было приказано немедленно прекратить их деятельность. Наконец в 1835 году папа Григорий XVI официально отменил все местные инквизиционные трибуналы, но сохранил Священную канцелярию, чья деятельность с этого времени ограничилась отлучениями от церкви и изданием «Индекса».

Хваленое западноевропейское просвещение даже в XIX веке в самой Западной Европе не оказалось явлением признанным безоговорочно и во всех слоях общества. «В 1865 г. Пий IX опубликовал «Силлабус» – «Список важнейших заблуждений нашего времени» – своеобразный манифест церковной инквизиции XIX в. В нем глава католической церкви предавал анафеме и отлучению от церкви верующих, повинных в симпатиях к пантеизму, натурализму, рационализму, либерализму, протестантизму, социализму. «Силлабус» осуждал и проклинал всех тех, кто отстаивал требование отделения церкви от государства, отрицал светскую власть пап, признавал преимущество светского права над церковным, отстаивал свободу совести. Одно из 80 «заблуждений», перечисленных в «Силлабусе», было сформулировано так: «Анафема тому, кто скажет, что римский папа может и должен примириться и вступить в соглашение с прогрессом, либерализмом, современной цивилизацией». В «Силлабусе» Пий IX называет свободу совести «безумием», свободу слова – «смердящим заблуждением»[46 - Григулевич И.Р. Инквизиция. М.: Политиздат, 1976. (WWW)].

Насколько же прогрессивнее обскуранта Пия IX был внук Чингиса Менгу-каган, который объяснял Рубруку: «Мы, моалы, верим, что существует только единый Бог, Которым мы живем и Которым умрем, и мы имеем к Нему открытое прямое сердце… Но как Бог дал руке различные пальцы, так Он дал людям различные пути»[47 - Путешествия в восточные страны. М., 1997, с. 169.].

Таким образом, если считать средневековую Европу светочем свободной мысли, то автор этой книги предпочел бы жить в «темной» и «варварской» России. Что же касается истинной сущности пресловутого западноевропейского «просвещения», то вспомните, читатель, хотя бы марксизм, это изобретение прогрессивной европейской мысли, внедренное на некоторое время в нашей стране. Разве эта теория не является человеконенавистнической и варварской? Избавь Господь от подобного «просвещения». Несложно представить себе судьбу того же А.С. Пушкина, доведись ему проживать в советскую эпоху.

<< 1 2 3 4 5 >>