1 2 >>

Приключения Локет Диндивис и её друзей
Ксения Андреевна Кабочкина

Приключения Локет Диндивис и её друзей
Ксения Андреевна Кабочкина

Плохо остаться сиротой. Ещё хуже, когда родной дом становится чужим. Но кошка Локет не сдаётся, и у неё находятся друзья. Ни генералу Собакову, ни другим злодеям справиться с ними оказывается не по зубам. Вместе они попадают в такие закрученные истории, что дух захватывает…

Ксения Кабочкина

Приключения Локет Диндивис и её друзей

Часть I. Волшебный шар

По улицам города Ололии пронеслись две тени – кошачья и собачья. Но вот, что странно: не собака гналась за кошкой, а кошка – за собакой. Кошку зовут Локет. Кто в небольшом кошачьем городе не знает эту юную отчаянную голову!

Еще совсем котенком Локет на спор совершила головокружительный прыжок с десятого этажа, приземлилась правильно – на все четыре лапы, подумаешь – потом недельку похромала, зато утерла нос школьной красавице Лоле, возомнившей себя супер-звездой. Затем, будучи подростком с острыми торчащими из-под шерстки лопатками, Локет не побоялась заступиться за слабенького болезненного второклассника Шурку. Малыша третировали дылды-старшеклассники за то, что беспородный очкарик «вылез» в отличники и получает от школы стипендию. Деньги у Шурки забирали, очки в назидание разбивали, дергали за хвост, выкручивали лапы, кричать и плакать запрещали. Однажды некрасивую сцену за школьными гаражами увидела Локет. Долго не раздумывала – скакалка, через которую только что прыгала, превратилась в плетку, в ход пошли когти, зубы, стремительный налет сопровождал пронзительный визг. Хулиганы от неожиданности оглохли, ослепли, а когда пришли в себя, сидели связанные все той же скакалкой на коврике в кабинете директора… Правда, у родителей дылд оказались «хорошие связи», в кошельках водились немалые деньги и виноватой во всей этой истории осталась Локет. Мама с папой утешали, говорили, что проявленные их малышкой смелость и благородство важнее несправедливых обвинений, уверяли, что это очевидно для всех, и что они своей дочерью гордятся.

А потом мама с папой попали в аварию, и Локет осталась совсем одна…

– Отдай! Это мой подарок! – задыхаясь от быстрого бега кричала Локет. – Это мне подарили!!!

– Что упало, то пропало! – нахально неслось в ответ.

Гонка с препятствиями (через казарменный забор, сваленные во дворе бревна, кирпичи стройплощадки, мусорные баки) длилась, наверное, больше часа. Но вдруг Локет поскользнулась и упала прямо в лужу, в своем праздничном розово-голубом платье. От обиды брызнули слезы, а собака ехидно сказала:

– Ой-ой-ой, бедная именинница, ой, заплакала, какое несчастье! А шарик-то теперь мой! С Днем рождения!

Вредная собака убежала, нарочно прошлепав по луже, чтобы еще больше обрызгать Локет.

В казарме все при виде Локет стали смеяться, а генерал Котович съехидничал:

– Ну, что, поймала шпиона? Или… О-о-о, да ты плачешь, неужели грязная псина испачкала твое платье? И отняла подарок? Ой, – генерал сделал круглые глаза и перешел на громкий шепот, – а подарок-то – волшебный шар!

Боже мой, ну, почему на голову Локет свалилось такое несчастье! Шар уже несколько веков передавался от поколения к поколению в роду Динидивис. Сегодня Локет достигла совершеннолетия и получила право свободно распоряжаться семейной реликвией. Хранители городского музея, в который после смерти родителей был передан шар, вручили его Локет на платцу во время строевого смотра под завистливые взгляды всей казарменной братии. Генерал Котович возлагал на шар большие надежды – волшебство могло помочь одержать стопроцентную победу над собачьей армией.

– Ах, ты, гадкая девчонка! – Котович уже не скрывал своего гнева, – Не смогла справиться с какой-то мерзкой собачонкой!

Генерал всегда недолюбливал Локет с ее независимым характером, неумением пройти мимо чужой беды и при этом невнятной родословной, в которой известные кошачьи породы смешались с безродными простоками. И за какие такие заслуги директор школы рекомендовал ее в военные казармы ололийского президента? Котович давно ждал случая избавиться от девчонки. Удерживало его только желание завладеть ее шаром. Но шар похищен и долгожданный случай настал:

– Ты уволена!!!

Большинство родовитых обитателей казармы, уступавших Локет в спортивной ловкости и военной сноровке, неприкрыто радовались – мол, выскочке так и надо. Не смеялся только Александр, гладкошерстный бристолец, повадками и окрасом похожий на ягуара. По нем сохла вся девичья половина казармы, а он любил Локет, не скрывал своих чувств и своей рыцарской преданностью сумел добиться взаимности.

В его душе закипала ярость. Когда за Локет закрылась дверь, Александр сказал генералу:

– Я слишком долго терпел Вас, не знающего ни жалости, ни снисхождения. Но теперь, когда Локет ушла, уйду и я!

– Ну, что ты, – испугался генерал. – Она ведь тебе не пара! Посмотри-ка туда, – он указал на стройную сиамскую кошечку, похожую на супер-модель и глядевшую прямо на Александра своими необыкновенно пронзительными синими глазами. – Это Леонида. Моя племянница, между прочим. Вот какая девушка тебе нужна, а не эта беспородная Локет.

– Что? Да я, да она, да Вы…

Молодой кот задохнулся от возмущения, с трудом справился с собой, чтобы не вцепиться Котовичу в глотку, тихо сквозь зубы произнес:

– Да Вы хуже генерала Собакова!

Услышав такое Котович, чистокровный короткошерстный экзот, стал похож на вислоухого шотландца и оглушительно гаркнул своей командирской глоткой:

– А ну-ка в строй! Быстро! И чтоб я этого от тебя не слышал!

Александр, по-военному развернулся и зашагал. Но не в строй, а к двери, за которой скрылась его любимая.

В это время Локет шла по улице и плакала. Неожиданно столкнулась с Люсей. Девушки дружили еще со школы, всегда понимали друг друга с полуслова.

– Ты что здесь делаешь, Локет? – спросила Люся, осторожно вытирая мокрую от слез мордашку подруги новым носовым платочком. – Вроде бы сейчас ты должна находиться в казарме?

– Уже не должна.

Люся проницательно заглянула в глаза подруги:

– Почему?

– Меня уволили!

И Локет зарыдала с новой силой.

Люся молча ее обняла, вздохнула. Она давно предполагала, что все закончится именно так. И все удивлялась, как это лизоблюд Котович терпит в своих владениях Локет, у которой кроме смелости, положительных рекомендаций от уважаемого в Ололии директора школы и доброй репутации в среде честных горожан ничего за душой нет.

Когда Локет закончила свой печальный рассказ, Люся, которая слушала с большим вниманием и то кипела от злости, то плакала на пару с рассказчицей, неожиданно просияла:

– Ну, что ж, насколько мне известно, Локет, ты – лучшая разведчица в твоих казармах. Никто не сравнится с тобой в ловкости и умении расследовать запутанные дела. Я, кажется, придумала…

– Что ты придумала? – Локет с надеждой взглянула на подругу.

– Скоро узнаешь. И даже увидишь собственными глазами. Пойдем!

Люся стремительно направилась к границе города. Локет знала, что в момент «решительного озарения» спрашивать о чем-либо подругу – дело бесполезное. Однажды, когда в далеком детстве у соседской бабули Клариты пропала единственная драгоценность, памятная вещь ее молодости – ожерелье со сверкающими алмазными блошками – Люся вызвалась помочь найти похитителей. Пока до раскрытия дела было далеко, они с Локет делились версиями, рассказывали друг другу о проверках, которым подвергали ни о чем не подозревающих подозреваемых. Потом Люся вдруг замкнулась, Локет обиделась. А после двух дней игры в молчанку, Люся взяла Локет за руку, постучалась в дверь к потерпевшей соседке, наврала о решении Ололиевских властей о субботнике, во время которого школьники якобы должны делать генеральную уборку в квартирах всех городских одиноких стариков, и… во время этой самой уборки нашла пропавшее ожерелье…

Девушки уже вышли за городские стены, пересекли поле, дошли до подножия огромного холма… Локет, наконец, не выдержала:

– Куда мы идем?

– Сюда, – ответила Люся, торжественно сверкнув изумрудно-зелеными глазами, и нажала на кнопку, которую трудно было разглядеть в траве.

В холме открылась дверь, подруги перешагнули порог. Они оказались в огромной комнате с бревенчатыми стенами и бревенчатым полом. За большим круглым столом сидела… лохматая собака и мирно отхлебывала чай из большой эмалированной кружки.

Локет ощетинилась, приготовилась драться, а собака не обнаружила ни малейших признаков враждебности. Приветливо кивнув Люсе, она с любопытством уставилась на Локет:

– Привет.

И не дождавшись ответа дружелюбно продолжила:

– Меня зовут Жучка. Для друзей – просто Жю.
1 2 >>