1 2 3 >>

Л. В. Филимонова
Жития святых славных и всехвальных апостолов

Жития святых славных и всехвальных апостолов
Л. В. Филимонова

В книге собраны жития учеников Спасителя – двенадцати апостолов, апостолов от семидесяти, описания трудов и подвигов святых равноапостольных мужей и жен первых веков христианства, а также живших в последующие времена (включая просветителей славян святых Кирилла и Мефодия, крестителя Руси святого Владимира и равноапостольную княгиню Ольгу). В тексте воспроизведены литографические изображения из оригинального издания 1907 года.

Л. В. Филимонова

Жития святых славных и всехвальных апостолов

Жизнь и труды святых славных и всехвальных двенадцати апостолов Христовых

Избрание двенадцати апостолов

После Крещения от Иоанна в реке Иордан Господь Иисус Христос начал проповедовать Свое Божественное учение, творя бесчисленные чудеса и исцеляя всякие болезни (см.: Мф. 4, 23). Множество народа из всей страны Иудейской стало стекаться слушать Его дивное учение и просить исцеления своих недугов (см.: Лк. 6, 17–18). Эти слушатели большею частию скоро оставляли Небесного Учителя и возвращались к своим житейским занятиям. Впрочем, некоторые сопровождали Спасителя почти всюду и именовались уже учениками Его (см.: Ин. 3, 22; 4, 1). Но и они не все были далеки от житейских интересов и не все одинаково были способны к восприятию Божественных истин. Между тем предстояло Христу выступить решительно и открыто на Свое славное служение роду человеческому, и Ему угодно было из числа учеников отделить несколько избранных, достойнейших. Прозревая душевную чистоту некоторых, Господь еще раньше призвал их порознь для следования за Собою, как бы для испытания их готовности. Теперь, видя эту их готовность, Он вознамерился положить начало теснейшему союзу их с Собою. И вот однажды вечером удаляется Господь на уединенную гору для молитвы. Всю ночь провел в молитве Божественный Молитвенник (см.: Лк. 6, 12). Кто знает, что обнимала в это время молитва Господня! Может быть, Сын Человеческий просил Отца Своего Небесного об укреплении на предстоящий Ему подвиг; может быть, Он призывал благословение Отчее Себе на Свое великое дело и избираемым ученикам на их служение этому делу. Настало утро. Укрепленный ночною молитвой, Господь призывает к Себе на гору учеников Своих и здесь, среди торжественной утренней тишины, вдали от мирского шума, избирает из них двенадцать.

Вот их имена: Симон Петр и Андрей, брат его, Иаков и Иоанн, сыновья Зеведея, Филипп и Варфоломей, Матфей и Фома, Иаков Алфеев и Симон Зилот, Иуда Иаковлев и Иуда Искариот, который потом предал Христа (см.: Лк. 6, 14–16; ср. Мк. 3, 16–19). Все это были большею частию люди простые, малообразованные, бедные галилейские рыбаки. Господь избрал их как доказавших свою любовь и привязанность к Нему, доверчивых, как детей, не зараженных мечтами ложного просвещения. Себе Самому Он предоставил их образование и учил их не только словом, но и делом, одних и пред народом, в доме и на пути, на суше и на море. Им Господь открывал тайны Царствия Своего, нередко отдельно от народа изъяснял Свое учение (см.: Мк. 4, 34; Мф. 13, 36). Он постепенно изглаждал их предрассудки, принесенные из иудейского учения, умерял в них сердечные движения и приводил их в согласие с их обязанностями. Господь очищал и просвещал их ум и сердце, приготовляя их к полнейшему излиянию в них Духа истины и освящения. Они постоянно были при Нем (см.: Мк. 3, 14), повсюду сопровождали Его, были всегдашними Его спутниками и собеседниками, слушали Его учение, были свидетелями Его жизни и деятельности, Его чудес, Его страданий, смерти, воскресения и вознесения на небо, и имели сами потом свидетельствовать о том, что видели, слышали, осязали.

Сначала они были в отношении к Господу как ученики; в конце Своего земного поприща Он уже назвал их друзьями (см.: Ии. 15, 14–15), как такими, от которых Он ничего не скрывал; наконец, по воскресении Своем наименовал их братьями (см.: Ин. 20, 17), как самыми близкими к Себе существами. По роду служения своего они Самим Господом наименованы были апостолами (см.: Лк. 6, 13), т. е. посланниками. Двукратно Христос Спаситель посылал их на проповедь. Сначала, дав им власть творить чудеса, послал их по двое пред лицом Своим только к погибшим овцам дома Израилева (см.: Мф. 10, 6 и далее; Мк. 6, 7 и далее). Потом, после смерти и славного воскресения, послал их проповедовать Евангелие всей твари (см.: Мк. 16, 15), научить все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа (см.: Мф. 28, 19). Число 12 апостолов, нарушенное отпадением Иуды, вскоре по вознесении Христа восполнено было избранием по жребию Матфия (см.: Деян. 1, 20, 23–26). В день Пятидесятницы апостолы прияли Духа Святого, нисшедшего в виде огненных языков и почившего на них Своею благодатию (см.: Деян. 2, 1–4). По сошествии уже Святого Духа, по непосредственному призванию Христа и озарению Духа Святого, к лику 12 апостолов был присоединен Павел, великий апостол язычников (см.: Рим. 11, 13; 15, 14–19). Исполняя повеление Господне, святые апостолы, чрез 12 лет по вознесении Христа, которые, по церковному преданию, они пребывали вместе в Иерусалиме, разошлись и везде проповедовали имя Христово (см.: Деян. 16, 21; Мк. 16, 20). По всей земле раздался голос их, и до края вселенной разнеслись слова их (см.: Рим. 10, 18).

Святой апостол Петр

В Палестине, в пределах Галилейских, на берегу Галилейского озера, расположился небольшой городок Вифсаида. В нем жили больше рыбаки, отчего он и получил свое название, которое на еврейском языке означает «рыбачье место». Между другими рыбаками жил там бедный рыбак Иона, происходивший из колена Симеонова. У него было два сына – Симон и Андрей. Старший сын Ионы, Симон, женился на дочери Аристовула, брата святого апостола Варнавы, и имел от нее сына и дочь. Симон был человек простой, неученый, но боялся Бога и строго соблюдал Заповеди Божии. Он вместе с отцом своим занимался рыбной ловлей; когда состарился отец, он продолжал заниматься ею один и тем содержал жену, детей, престарелого отца и тещу. И этому простому рыбаку суждено было впоследствии сделаться великим, первоверховным апостолом.

Однажды Иоанн Предтеча стоял недалеко от Иордана с двумя учениками своими, из которых один был Андрей, брат Симона. Увидев проходящего мимо Христа, Иоанн, указав на Него, сказал: се Агнец Божий. Оба ученика, оставив своего учителя, немедленно пошли вслед за Христом. Они попросили у Христа позволения видеть Его жилище и пробыли у Него весь тот день. Наутро Андрей поспешил поделиться своими впечатлениями со старшим братом. С радостью открыл он Симону, что видел Мессию-Христа, и повел его самого к Господу. Христос взглянул на Симона и, провидя твердость и силу веры его, сказал: «Ты – Симон, сын Ионин; ты наречешься Кифа, или Петр (камень)» (см.: Ин. 1, 36–42).

У Симона была душа горячая, пламенная; он нередко подчинялся более порывам сердца, чем голосу рассудка; способный увлекаться часто до самоотвержения, он вместе с тем не всегда умел благоразумно сдерживаться. Увидав кроткое лицо Христа и услыхав обращенные к нему пророчественные слова, Симон возгорелся горячею любовию к Иисусу, он уже уверовал, что видит пред собою Христа, посланного Богом для спасения мира. Однако Симон-Петр не оставил еще своего дома и своего промысла; он продолжал доставлять пропитание своим домашним рыбной ловлей, в чем помогал ему иногда, за старостою отца, и младший брат, Андрей. Так жили братья, пока оба не были призваны Самим Христом на апостольство. Вот как это было.

Однажды Иисус Христос, проходя по берегу озера Галилейского, увидел две лодки, причаленные к берегу, а рыбаки на берегу вымывали сети. Между этими рыбаками был и Симон-Петр с братом. Войдя в лодку Петра, Христос просил его отплыть немного от берега. Сидя в лодке, Он учил народ, собравшийся около озера. Окончив проповедь, Господь обратился к Петру. «Отплыви на глубину, – сказал Он ему, – и закинь сети свои для лова». «Учитель, – отвечал Петр, – мы трудились всю ночь и ничего не поймали, но по слову Твоему закину». Тотчас сети были закинуты, и было поймано такое множество рыбы, что даже сеть прорывалась. Дали знак товарищам, бывшим на другой лодке, чтобы пришли на помощь, с ними едва вытащили пойманную рыбу. Рыбы было такое необыкновенное множество, что, наполненные ею, обе лодки начали тонуть. Эта чудесная ловля рыбы объяла священным ужасом всех присутствовавших. Все оставались в немом изумлении от необычайного чуда, и только Петр не мог удержать чувств, волновавших его сердце. Чувство своего не достоинства было так в нем велико, что он воскликнул, припав к коленам Иисуса: «Выйди от меня, Господи, потому что я – человек грешный». Но Господь успокоил его и сказал: «Не бойся, – идите за мною, и будете ловцами человеков» (см.: Лк. 5, 1–11; Мк. 1, 16–20; Мф. 4, 18–22). Это было и повеление, и обещание. Тогда обе лодки были вытащены на берег, все оставлено и Петр с Андреем последовали за Христом.

Вскоре после этого Христос с учениками Своими, Иаковом и Иоанном, посетил убогий дом Петра. Теща Петрова в то время лежала больная в горячке. Иисусу Христу сказали о ней, и Он, подошедши к ней, взял ее за руку и поднял. Тотчас горячка оставила больную, и она служила Божественному Гостю. Пред наступлением вечера, когда заходило солнце, стали приносить и приводить в дом Петров к Иисусу больных и бесноватых, и чуть не весь город собрался к дверям убогого жилища рыбака. Христос исцелил страдавших различными болезнями и изгнал многих бесов. Наутро, встав очень рано, Господь вышел из дома Петрова и удалился в пустынное место для молитвы. Тогда и Петр оставляет дом свой и всех домашних и с другими учениками идет вслед за Христом. Все ищут Тебя, – говорит он Христу, найдя Его. Но Христос отвечал: Пойдем в ближние селения и городи, чтобы Мне и там проповедовать, ибо Я для того пришел (см.: Мк. 1, 29–38). С этого часа Петр уже не отлучается от Христа, всюду сопровождает Его, наслаждаясь лицезрением Его и слушанием Его учения.

Уверовав в Господа Иисуса Христа сразу, Петр все более и более укреплялся в вере, будучи постоянным свидетелем великих чудес Христа, которые явно говорили о том, что Христос – Сын Божий. Душа Петра пламенела глубокой верой и горячей любовью к Господу. Вот пример твердой веры Петра. Однажды Христос учил о Хлебе Небесном. Это учение большинству слушателей показалось странным и непонятным, и многие из учеников Христа, соблазнившись, оставили Его. «Что же? и вы не хотите ли оставить Меня?» – спросил Господь апостолов. «Господи! – от лица всех их воскликнул пламенный Петр, – куда пойдем? Ты глаголы Жизни Вечной имеешь в Себе. И мы уверовали и познали, что Ты – Христос, Сын Бога живаго» (Ин. 6, 68–69).

Петр первым из учеников высказал и торжественное исповедание Христа. Когда Христос, пришедши в страны Кесарии Филипповой, спрашивал учеников Своих, сначала – за кого люди Его почитают, потом – за кого они сами Его почитают, Петр за всех горячо отвечал: Ты Христос, Сын Бога живаго. Тогда Христос сказал ему на это: Блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах. И Я говорю тебе: ты – Петр (камень), и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее. Идам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах (Мф. 16, 13, 19). В этих словах содержится высокая похвала вере Петровой. Но горячность чувства иногда увлекала Петра за пределы должного, и ему немало пришлось слышать от Господа упреков за эту излишнюю горячность. Вот один подобный пример. Господь открывал ученикам Своим, что Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин, первосвященников и книжников, быть убитым и в третий день воскреснуть. Любящий Христа, Петр и мысли не мог допустить, что Христос сколько-нибудь пострадает. От преизбытка любви к Господу он не хотел, чтобы что-нибудь подобное случилось. Отозвав Христа, он начал прекословить Ему, говоря: «Сохрани Бог! Этого не будет с Тобою, Господи!» Со строгим упреком отвечал ему Христос: Отойди от Меня, сатана; ты Мне соблазн, потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое (Мф. 16, 21–23).

В другой раз горячность чувства соединилась в Петре с колебанием и сомнением. Это было вскоре после чудесного насыщения пятью хлебами пяти тысяч человек. Ученики плавали в тихий вечер по спокойному озеру. Сердце их еще было полно совершившимся, и они беседовали о великом чуде, свидетелями которого недавно были. Вдруг поднялся сильный противный ветер, и громадные волны окружили небольшую лодку. Изо всех сил трудились ученики, чтобы скорее добраться до берега, но мало подвигались вперед. Иисус, молившийся на горе, увидел их бедственное положение и пошел к ним прямо по волнам. Это призрак, – со страхом вскричали ученики, видя, как будто тень какая движется по воде. Но Христос поспешил ободрить их и заговорил с ними. Ободритесь, это Я, не бойтесь! – обратился Он к ним. Смелый и горячий Петр был особенно поражен неожиданным явлением их Учителя и Его словами. Господи! – воскликнул он. – Если это Ты, повели мне прийти к Тебе по воде. Иди, – отвечал Христос. Петр вышел из лодки и по воде направился к Господу. Пока держала его вера, он мог идти по воде, но когда он увидел, что еще далеко находится от Господа, что ветер не перестает, что под ногами у него зияет страшная черная бездна, он испугался, стал сомневаться и – тотчас начал тонуть. Господи, спаси меня! – с отчаянием вскричал он, погружаясь в глубину морскую и в ужасе поднимая руки. Простерши руку Свою и поддерживая утопающего, Христос обратился к нему с упреком: Маловерный! Зачем ты усомнился? (Мф. 14, 26–31). И вообще, Петр больше многих других учеников нуждался в особом руководительстве Господа. Но в то же время за свою любовь к Господу, за свою глубокую веру в Него Петр был одним из близких учеников Его. Только он с другими двумя учениками, Иаковом и Иоанном, сподобился видеть на горе Фаворской славное преображение Господне и слышать голос Бога Отца, с неба нисшедший к Господу (см.: Мф. 17, 1–13; Лк. 9, 28–36; Мк. 9, 2–13). Об этом и сам апостол Петр свидетельствует в своем Послании (см.: 2 Пет. 1, 16–18).

На Тайной вечери пламенная душа Петра не могла вынести мысли, что Христос, Сын Божий, будет служить ему вместо раба. Господи! – говорит он. – Тебе ли умывать мои ноги? Что Я делаю, – отвечал Господь, – теперь ты не разумеешь, а уразумеешь после. Тихая и таинственная важность этих слов требовала скорого и безусловного повиновения. Но Петр в своих действиях привык следовать больше чувству. «Что тут разуметь, – думал он, – если дело идет о таком уничижении Учителя и Господа». Горячо он возражает: Не умоешь ног моих вовек. Все движения говорящего показывали, что он готов сдержать свои слова. В другое время такое смирение, может быть, заслужило бы похвалу, но не теперь. Если не умою Тебя, – отвечал Господь, – не имеешь части со Мною. При этих, хотя все еще таинственных словах нельзя уже было не понять, что дело идет более чем о чувственном умовении, и Петр тотчас пробудился от сомнения. «Твори со мной что угодно, – подумал он, – только не лишай части с Собою». И он горячо воскликнул: Господи, не только ноги мои, но и руки, и голову… (Ин. 13, 6–10).

Во время знаменательной прощальной беседы Иисуса Христа с учениками Петр самоуверенно заявляет свою непреклонность следовать за Господом даже до смерти. Я душу свою положу за Тебя, – говорит он Господу. Душу свою положишь за Меня? – отвечает Господь, – истинно, истинно говорю тебе: не пропоет петух, как отречешься от Меня трижды. Такая мрачная измена Учителю любви Петровой показалась положительно невозможною. Чтобы сильнее отвратить от себя подобное нарекание, детская самонадеянность не усомнилась употребить даже небезобидное для других сравнение. «Если и все соблазнятся о Тебе, – сказал смущенный Петр, – я не соблазнюсь. Я с Тобою готов и в темницу, и на смерть». «Симон, Симон! – отвечал ему Господь с чувством глубокого умиления. – Если бы ты знал, с какими врагами должно иметь вам дело! Вот сатана просит дать ему волю, чтобы рассеять вас, как пшеницу. Но Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя, – и ты, когда восстанешь от падения сам, утверди тогда и братьев твоих» (см.: Ин. 13, 36–38; Лк. 22, 31–32). Это было предсказание, и оно потом сбылось с буквальною точностию.

Окончилась вечеря, прекратилась прощальная беседа, Господь перешел поток Кедрон и, взяв трех избранных учеников – Петра, Иакова и Иоанна – удалился в сад Гефсиманский для молитвы. Душа Его смертельно скорбела и тосковала, и Он просил учеников бодрствовать вместе с Ним. Но когда Он, пав лицом на землю, с кровавым потом горячо молился Богу Отцу, ученики Его крепко заснули. Господь, подошедши к ним, обратился к Петру: Симон, ты спишь? Вот и одного часа не мог ты бодрствовать со Мной! (см.: Мк. 14, 33–37; Лк. 22, 41–46). В этих словах Господа слышался упрек Петру. Только сейчас он высказывал свою полную готовность идти всюду, даже и на смерть, за своим Учителем, а теперь не мог бодрствовать с Ним, не мог разделить с Ним последних минут, минут сердечной тоски, душевной скорби.

Но вот настал час. Появилась толпа народа с фонарями и светильниками, с мечами и кольями. Это шел предатель на свое злодейское преступление. Возмутилась душа Петра – он не выдержал, извлек меч, ударил им первосвященнического раба по имени Малх и отсек ему правое ухо. Эта горячая несдержанность вызвала упрек Господа. «Вложи меч свой в ножны, – сказал Он строго Петру, – неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец? Или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, чтобы Он послал Мне более двенадцати легионов Ангелов? Как же сбудется предсказанное в Писаниях, что этому должно быть?..» (см.: Мк. 14, 43; Ин. 18, 10–11; Мф. 26, 51–54). И вслед же за этим горячим порывом Петр малодушно трижды отрекается от Христа, за Которого он готов был и душу положить. «Не знаю я этого человека», – в замешательстве, боязливо говорит он. Встретив немой упрек Христа, взглянувшего на него, и услыхав в третий раз пение петуха, Петр весь отдался сердечному сокрушению; горькими слезами раскаяния он оплакивал свой необдуманный поступок (см.: Мф. 26, 69–75; Лк. 22, 56–62; Мк. 14, 66–72). Эти непритворные слезы, это истинное сердечное раскаяние дали Петру прощение. Петр первым из апостолов удостоился увидеть воскресшего Господа (см.: Лк. 24, 34; 1 Кор. 15, 5). Это было верным свидетельством того, что он получил прощение. Трудно, конечно, и представить ту глубину радости, которая объяла сердце Петра при виде воскресшего Христа. После этого Господь, явившись ученикам при море Тивериадском, испытует любовь Петра, и он троекратное отречение заменяет троекратным засвидетельствованием любви. Господи! Ты все знаешь, – Ты знаешь, что я люблю Тебя, – говорит он. Паси овец Моих, – отвечал Господь Петру на каждое уверение в любви (см.: Ин. 21, 1, 15–17). Так Петр был поставлен от Господа пастырем овец словесных. И действительно, по вознесении Господа на небо святой Петр является как первоверховный апостол и как первый проповедник слова Божия.

После вознесения Господня 11 апостолов пребывали в Иерусалиме и единодушно проводили время в молитве. Верующие каждый день посещали их. Раз случилось, что собрание возросло до 120 человек. Тогда Петр, ставши среди учеников, напомнил об отпадении от них Иуды, на место которого, для восполнения числа 12 апостолов, должен быть избран другой. Апостолы обратились с молитвой к Богу и по жребию избрали Матфия, который и раньше был учеником Христовым (см.: Деян. 1, 13–26). Настал день Пятидесятницы. Все ученики Христовы в этот великий праздник собрались, по обыкновению, вместе, недалеко от храма. Множество иудеев из всей Палестины и из других, самых отдаленных стран собралось на праздник в Иерусалим. Все они приходили ко храму для принесения жертв и для молитвы. Вдруг с неба послышался шум, как бы от порыва сильной бури, и устремился к тому месту, где были собраны ученики Христовы. Бурное дыхание наполнило комнату, где они были собраны, и явились разделяющиеся, как бы огненные языки, которые спустились на каждого из них. Все исполнились Духа Святого и начали говорить на разных языках. Шум привлек к апостолам множество народа. Собравшиеся из разных земель изумлялись и недоумевали тому, что все апостолы говорят на разных языках; одни из них спрашивали друг друга, что это значит; другие, насмехаясь, говорили, что апостолы, верно, напились вина. Тогда святой апостол Петр стал с прочими апостолами пред народом и, возвысив голос, начал говорить. Он объяснил собравшимся, что событие, свидетелями которого пришлось им быть, есть предреченное в Ветхом Завете излияние Духа Святого, и присоединил воодушевленную проповедь о Христе. Эта первая проповедь святого апостола Петра привела в умиление многих, и они спрашивали, что им делать. Святой Петр отвечал: Покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов, и получите дар Святого Духа… Проповедь Петра в один час обратила ко Христу до 3000 человек (см.: Деян. 2, 1–41).

Великий проповедник слова Божия, святой апостол Петр вскоре явился и великим чудотворцем. Однажды, входя со святым Иоанном Богословом в храм на молитву, он перед красными дверями храма увидел хромого, который не ходил от рождения. Убогий обратился к апостолам, прося милостыни. Тогда Петр, взяв его за правую руку, поднял и сказал ему: «Именем Господа нашего Иисуса Христа встань и ходи». В то же мгновение утвердились ноги его, он встал, начал ходить и, войдя за апостолами во храм, прославил Бога. Весь народ пришел в изумление от этого чуда. Видя общее изумление, Петр обратился к народу с проповедию и привлек ко Христу до 5000 человек (см.: Деян. 3, 1–4, 4). Немало и других чудес совершил святой апостол Петр. Так, в городе Лидде он возвратил здоровье одному человеку, именем Еней, восемь лет лежавшему в расслаблении. В городе Иоппии он воскресил из мертвых девицу Тавифу (см.: Деян. 9, 33–41). Но не только словами и руками святой апостол Петр творил чудеса и подавал исцеления – и самая тень его имела целебную чудотворную силу. Поэтому, когда он шел куда, спешили выносить больных, чтобы хотя тень проходящего апостола осенила недужных и исцелила их (см.: Деян. 5, 15–16). Все эти чудотворения многих привлекали ко Христу.

Святой апостол Петр был ревнитель правды и истины, и он всегда являлся поэтому строгим обличителем и карателем неправды и лжи. Вот замечательный случай такого обличения. Между верующими царствовало полное согласие, как бы у всех было одно сердце и одна душа. Никто ничего из имения своего не называл своим, а все было у них общее. Владельцы земли или домов продавали их и приносили цену проданного к апостолам. Из этих денег каждому выдавали, кто в чем имел нужду, так что бедных не было между верующими. Но некто Анания с женою своею Сапфирою, продав имение, утаили несколько из цены, а часть принесли к апостолам. Тогда Петр строго обличил их – за то, что они согласились искусить Духа Святого и солгали Богу. Оба пали бездыханными к ногам Апостола (см.: Деян. 4, 34–37; 5, 1–12). Вот еще случай ревности Петра, бывший вскоре после того, как в Иерусалиме поднялось гонение на Церковь. В то время весьма многие из верующих оставили Иерусалим и разошлись по окрестным странам Иудеи и Самарии, и заходили даже за пределы Палестины. Они везде проповедовали иудеям учение Христово. Один из семи диаконов, Филипп, пришел в главный город Самарии, Севастию, и проповедовал жителям о Христе. Народ единодушно внимал проповеди. В городе находился некто Симон, выдававший себя за кого-то великого и изумлявший самарян волхвованием. Видя чудеса, совершаемые Филиппом, и он уверовал и крестился. Но вера его не была искренна. Чрез несколько времени пришли в Самарию святые апостолы Петр и Иоанн, чтобы помолиться о ниспослании Святого Духа на новокрещеных. Симон, увидев, что чрез возложение рук апостольских крещеные приемлют Духа Святого и начинают говорить иными языками и пророчествовать, принес апостолам денег и сказал: «Дайте и мне такую власть, чтобы тот, на кого я возложу руки, получал Духа Святого». Тогда апостол Петр строго отвечал ему: «Да погибнет с тобою серебро твое, если думаешь за деньги получить дар Божий. Нет тебе в этом участия и жребия, потому что сердце твое неискренне пред Богом… Вижу, что ты исполнен горькой желчи и находишься в узах неправды…» (см.: Деян. 8, 4–21). С этим Симоном святому апостолу Петру пришлось еще впоследствии встретиться.

Между тем учение Христово более и более распространялось среди иудеев. Святой апостол Петр, первый проповедовавший имя Христово иудеям, первый же отверз дверь веры во Христа и язычникам. Во время пребывания его в Иоппии ему было видение ниспущенного с неба полотна с нечистыми четвероногими животными и гадами. Когда Петр отказывался от такой пищи как от нечистой, ему было сказано: Что Бог очистил, того не почитай нечистым… (Деян. 10, 15).

Это видение знаменовало обращение в веру Христову язычников. Когда видение прекратилось, пришли к Петру посланные от Корнилия сотника из Кесарии. Корнилий хотя был и язычник, но проводил благочестивую жизнь, всегда молился Богу и раздавал много милостыни. Однажды, во время молитвы, явился ему Ангел и велел ему призвать к себе Петра, чтобы он научил, как ему спастись. Наставленный небесным видением, Петр, без колебания и сомнения, отправился к Корнилию. Во время проповеди его в доме Корнилия Дух Святой сошел на всех слушавших ее. Видя это чудесное излияние Святого Духа на не крещенных еще язычников, Петр, не обрезывая их в иудейство, крестил во имя Господне. За это ему пришлось выслушать упрек от верующих обрезанных. Но он успокоил их, сказав, что ему было особенное небесное видение, внушавшее не гнушаться язычниками, и что еще во время проповеди сошел Дух Святой на язычников. Тогда верующие прославили Бога, дарующего и язычникам спасение (см.: Деян. 10, 1–11, 18). И еще раз потом пришось святому апостолу Петру напомнить верующим об этом случае, когда некоторые соблазнялись, что обращающиеся язычники не обрезываются и не исполняют закона Моисеева. На соборе апостольском, собранном в Иерусалиме для рассуждения об этом деле, апостол Петр напомнил об обращении чрез него язычников в Кесарии и тем привел дело к скорому окончанию. Все согласно решили, что не нужно отягощать обращающихся из язычества, заставляя их обрезываться и исполнять закон Моисеев, но только они должны удерживаться от языческих обычаев и жизни языческой (см.: Деян. 15, 1–2, 5–29).

С постоянным возрастанием числа верующих росла и злоба начальников иудейских на проповедников Христа. Еще после одновременного обращения ко Христу 5000 человек синедрион потребовал к ответу святых апостолов Петра и Иоанна. Но апостолы и пред всем собранием начальников и старейшин израилевых неустрашимо проповедовали имя Христово. Первосвященники строго запретили им впредь учить о Христе, и только боязнь народа, уважавшего апостолов, не позволила первосвященникам сделать им что-нибудь худшее. Но вот совершилось первое убийство, убийство святого архидиакона Стефана, и поднялось гонение на христиан. Начал притеснять и преследовать верующих и Ирод, владевший тогда Иудеей, видя, что этим может угодить иудеям. Взоры его обратились и на Петра как главу общества верующих. Тогда Петр, закованный двумя железными цепями, был заключен в темницу. В ночь, после которой назначено было Иродом предать Петра на суд народу, спал он, скованный, между двумя воинами, и стражи у дверей стерегли темницу. Вдруг предстал пред ним Ангел Господень, и свет осиял темницу. Прикоснувшись к Петру, Ангел пробудил его и сказал: Встань скорее. Цепи мгновенно спали с рук Петра. Ангел продолжал: Опояшься и обуйся. Петр исполнил приказанное. Надень одежду твою и иди за мною, – говорил Ангел. Петр пошел за ним, не понимая, что с ним, и думая, что видит видение. Прошедши первую и вторую стражу, они достигли железных ворот, ведущих в город, и те сами собой отворились пред ними. Прошли они одну улицу, и вдруг Ангела не стало. Тогда святой апостол пришел в себя. «Теперь я вижу воистину, – сказал он, – что Господь послал Ангела Своего и избавил меня из руки Ирода и от всего, чего ожидал народ иудейский». Велика была радость верующих при виде Петра, чудесным образом избавленного из темницы (см.: Деян. 12, 1–17).

После чудесного избавления Петру уже нельзя было оставаться в Иерусалиме, и он удалился не только из Иерусалима, но и вообще из пределов Палестины, которая в это время полностью принадлежала Ироду. Из Иерусалима святой апостол Петр пошел в Кесарию Стратонийскую и поставил здесь епископа. Отсюда он отправился в Финикию и рукоположил епископов для городов финикийских – Сидона, Берита и Триполиса. После этого посетил он остров Родос, Валонею, Понт и приморский город Лаодикию. Здесь Петр исцелил многих больных и из многих бесноватых изгнал злых духов. Поставив епископа для верующих Лаодикии, Петр перешел в сирийский город Антиохию. Там в это время скрывался Симон волхв от воинов, посланных римским императором Клавдием схватить его. Узнав о прибытии в Антиохию апостола Петра, Симон волхв поспешно бежал от него в Иудею. В Антиохии Апостол успешно проповедовал Христа, исцелял недужных и творил чудеса. Здесь же он рукоположил епископов для Сиракуз и Тавромении, городов на острове Сицилия. Из Антиохии Петр направил путь свой чрез всю Малую Азию, до северного края ее, омываемого Черным морем. Так чрез Каппадокию и Галатию он достиг Пафлагонии – области на берегу Черного моря. Посетив Синоп, приморский город Пафлагонии, апостол пошел к юго-востоку, в область Понтийскую, и был здесь в городе Амосии. Отсюда он отправился на запад, к нынешнему Мраморному морю, и в области Вифании, омываемой этим морем, посетил города Никомидию и Никею. Из Вифании святой апостол Петр поспешил в Иерусалим на праздник Пасхи. По пути он побывал в Галатии – в городе Пессинулте, заходил в Каппадокию в Сирии и останавливался в Антиохии. Наконец Петр прибыл в Иерусалим. Здесь посетил его святой апостол Павел. Павел затем и пришел в Иерусалим, чтобы увидеться с апостолом Петром, и пробыл у него 15 дней (см.: Гал. 1, 18). Прошло уже три года от обращения ко Христу, и это была первая встреча первоверховных апостолов. После праздника Пасхи Петр опять вернулся в Антиохию. Поставив там епископа, он направился снова к Мраморному морю. По пути он посетил город Синноду Фригийской области. Потом опять был в Никомидии, на берегу Мраморного моря. В Никомидии апостол Петр рукоположил епископа и направился отсюда на юго-запад, к архипелагу. По дороге он заходил в город Клиоп, куда поставил епископом Корнилия сотника. Наконец Петр снова возвратился в Иерусалим.

Так святой апостол Петр обошел всю Малую Азию, Палестину и Сирию и везде проповедовал слово Божие и рукополагал по городам епископов. По прибытии апостола Петра в Иерусалим явился ему в видении Господь и сказал: «Встань, Петр, и иди на запад – нужно и западу просветиться твоею проповедью. Я буду с тобою». Апостол Петр рассказал верующим бывшее ему явление Господа, простился с ними и опять отправился в Антиохию – посетить тамошнии церкви. В Антиохии Петр вновь встретился с апостолом Павлом. Павел обличил апостола Петра за то, что он стал делать неправильные уступки христианам из иудеев и начал чуждаться общения с христианами из язычников (см.: Гал. 2, 11 и далее). Обходя церкви Сирии, Петр в это время, вероятно, посетил верующих в Вавилоне. Отсюда он пишет свое Первое соборное послание рассеянным по разным странам верующим, преимущественно из иудеев. В этом Послании апостол благодарит Бога за твердость верующих, дает им христианские наставления, приспособленные к различным состояниям в Церкви и гражданском обществе, и возбуждает к дальнейшим подвигам подвигами Христа. Одним из главных побуждений к написанию Послания был дошедший до апостола Петра слух о том соблазне и о тех сомнениях, которые возникли между верующими после спора двух верховных апостолов в Антиохии. Это Послание было как бы прощальным приветствием и наставлением верующим Азии: апостол, быть может, предчувствовал, что уже не вернется больше к ним. Вручив Послание для передачи верующим бывшему в Вавилоне Силуану (см.: 1 Пет. 5, 12), сам Петр, исполняя повеление Божие, направил путь свой на запад. По дороге он посетил христиан в городах Тарсе, Ликии, Ефесе и Смирне и рукоположил для этих городов епископов. Потом, переплыв из Азии в Европу, святой апостол прибыл в Македонию и поставил епископов в города Филиппы, Солунь, Коринф и Патры. Отсюда Петр переплыл на остров Сицилию. Недолго пробыв в городе Тавромении у местного епископа Панкратия, апостол Петр, наконец, переправился в Италию и прибыл в Рим. Здесь он каждый день проповедовал и в народных собраниях, и на городских площадях, и в домах, – и многих обращал ко Христу и крестил.

В это время в Риме всех поражал своим волхвованием Симон волхв. Император Клавдий послал воинов в Азию взять Симона и представить в Рим для наказания. Долго Симон скрывался от воинов; наконец был схвачен и представлен в Рим. Но Симон не был казнен, как раньше решил было император. Бесовскою хитростию он обольстил и омрачил умы многих, так что его стали почитать за бога. Сам император был изумлен волшебством Симона и велел поставить около реки Тибр изображение Симона с надписью: «Симону, святому богу». Так Симон царил в Риме. Теперь, когда пришел сюда апостол Петр, давнишний враг его, и всех привлекал к себе учением и чудесами, Симон был озлоблен на это, как он думал, вторжение в его царство. Он боялся, что слух о новом великом чудотворце омрачит приобретенную им самим славу. Между тем Петр, узнав, что в Риме живет Симон волхв, который называет себя Христом и обманывает народ разными ложными чудесами, воспламенился ревностию и решил тотчас же разрушить его чары. Поспешно пошел он к дому Симона, но у ворот дома встретил множество народа, который не пустил его в дом. «Почему вы не пускаете меня войти к обманщику волхву?» – обратился Петр к народу. «Он не волхв, а сильный бог, – отвечали апостолу, – вот он поставил у ворот своих стража, который знает все помышления людские». При этих словах они указали Петру на большого черного пса, лежащего в воротах, и прибавили: «Этот пес умерщвляет всякого, кто несправедливо думает о Симоне». «Я говорю истину, – возразил Петр, – что Симон – бесовский слуга». Подойдя ко псу, Петр приказал ему: «Иди скажи Симону: Петр апостол желает войти к тебе». Пес тотчас же встал и человеческим голосом предал Симону слова апостола. Весь народ, бывший здесь, пришел в ужас от такого чуда. «Пускай войдет Петр», – отвечал Симон. Петр вошел в дом, где Симон творил пред народом разные мечтательные видения. Он обольщал народ привидениями, которые ходили впереди и позади его; это, по его словам, были души умерших людей. Пред лицом народа он воскрешал мертвых, и они поклонялись ему, как богу. Хромые вдруг начинали ходить и скакать. Сам он принимал разные виды: то являлся с двумя лицами, то превращался в разных животных – козу, змею, птицу – или в огонь. Так он прельщал безумных. Но при Петре все эти бесовские мечтания мгновенно исчезали.

Симон больше и больше озлоблялся против святого апостола Петра. Будучи не в силах молчать и скрывать свою злобу, он открыто восстал против апостола. Случилось в это время в Риме, что у одной благородной вдовы царского рода умер в молодых летах сын. Мать неутешно плакала о безвременно умершем юноше. Утешавшие ее вспомнили о появившихся в Риме Петре и Симоне, о которых шел слух, что они воскрешают мертвых. Тотчас обоих призвали к умершему. На похороны собрались знатные граждане Рима и множество народа. Симон, надеясь на силу своего волшебства, думал посрамить святого апостола Петра. «Если я воскрешу мертвого, убьете вы Петра?» – горделиво обратился он к народу. «Живого сожжем пред глазами твоими», – воскликнул народ. Симон подошел к умершему, начал свои волхвования и, при помощи бесовской силы, сделал так, что мертвый пошевелил головой. «Ожил, ожил», – громко раздалось в народе. С криком все бросились схватить Петра, но он сделал знак рукою, прося остановиться и замолчать. «Если юноша жив, – заговорил он, когда водворилось молчание, – то пусть встанет, начнет ходить и говорить, а пока этого еще нет – знайте, что Симон обманывает вас мечтательными призраками». Но Симон, должно быть, все продолжал надеяться на себя. Он начал ходить вокруг умершего, призывая бесовскую силу. Долго он ходил, а все ничего не мог сделать. Народ с нетерпением следил за каждым его движением. Наконец, осознав, что не в его силах воскресить мертвого, Симон хотел со стыдом бежать, но собравшаяся толпа удержала его. Тогда святой апостол Петр, став в отдалении, простер руки к небу и молился Богу. Помолившись, он обратился к юноше: «Встань, юноша! Воскрешает и исцеляет тебя Господь Иисус Христос!» В то же мгновение мертвый открыл глаза, поднялся на ноги и стал ходить и говорить. «Един есть Бог, проповедуемый Петром!» – в изумлении воскликнул народ. Постыженный, Симон, показав себя в призраке с собачьей головой, бросился бежать. Но народ опять не пустил его. Все были в сильном возбуждении, и одни настаивали, чтобы волхв был побит камнями, другие требовали сжечь его живым. Апостол Петр остановил общее движение. «Господь наш и Учитель, – сказал он, – повелел не платить злом за зло. Отпустите его – пусть идет куда хочет. Довольно с него стыда и поношения – немало он наказан и тем, что должен был при всех сознать свое бессилие и всю ничтожность своего волшебства». Так легко избавившись от верной смерти, Симон поспешно удалился от многолюдного сборища и пришел к ученику своему Маркеллу. Он привязал у дверей его дома железною цепью большого пса и сказал: «Посмотрю я, как-то войдет сюда Петр». Через час действительно пришел апостол. Он отвязал пса и велел ему: «Пойди, скажи Симону волхву: перестань бесовским действием прельщать людей, за которых Христос пролил кровь Свою». Пес послушно пошел и человеческим голосом пересказал Симону, что было приказано апостолом.

Маркелл пришел в изумление от этого чуда. Поспешно вышел он навстречу Петру и принял его с почестию в дом свой, а Симона вместе со псом его выгнал вон. Пес, раньше не делавший никому вреда, теперь бросился на самого Симона, начал рвать на нем одежду и повалил его на землю. Петр, увидав это из окна, именем Христовым повелел псу не причинять никакого вреда телу Симона. Пес исполнил повеление апостола и только растерзал на Симоне всю одежду, так что волхв, к великому стыду своему, остался нагим. Тогда народ, собравшийся там, с громким криком и ругательствами выгнал Симона вон из города. После этого он целый год не появлялся в Риме.

Между тем воцарился в Риме новый император, Нерон. Нашлись злые люди, которые расхвалили ему Симона волхва. Нерон обратил на него свое внимание и призвал к себе. Симон сумел прельстить императора, и тот весьма полюбил его, сделал своим другом и взыскал своими милостями. И народ скоро опять стал везде следовать за Симоном, изумляясь его ложным чудотворениям. Только апостол Петр продолжал разоблачать обман и разрушать чары волхвования. Так, однажды Симон стал дерзко говорить, что он даст отсечь себе голову и в третий день воскреснет. Множество народа собралось видеть это чудо. Симон же подставил вместо себя под меч барана, придав ему в призраке вид человека. Таким образом вместо головы Симона была отрублена голова барана. Оставалось ждать воскресения Симона через три дня. Но Петр раскрыл пред народом богохульный обман дерзкого волхва – он показал всем действительный вид обезглавленного барана. Лживость волхва стала очевидна для всех, и все с негодованием ругали Симона. Не имея сил в чем-либо оспорить Петра и будучи не в состоянии дольше сносить свой стыд и посрамление, Симон решился употребить в дело еще один, последний обман, чтобы с честию, как он думал, выйти из своего позорного положения. Он обещал народу, что вознесется на небо. Собрав всех служащих ему бесов, Симон вышел на центральную площадь Рима. Надев на голову лавровый венок, он поднялся на одно высокое здание и с гневом обратился к народу: «Римляне! До этого времени вы пребываете в безумии – оставили меня и ходите по следам Петра; за это и я оставлю вас и не стану более защищать этот город. Вот я повелю ангелам моим, и они, в глазах ваших, возьмут меня на руки и вознесут к отцу моему, – и пошлю на вас великие казни за то, что не послушали слов моих и не веровали делам моим». Сказав это, волхв взмахнул руками и начал, поддерживаемый бесовскою силою, летать по воздуху и подниматься на высоту. Сильно было изумление народа. «Это Божие дело – летать по воздуху», – с ужасом перешептывались люди. Тогда Петр начал громко, чтобы слышал весь народ, молиться Богу, прося обличить обман волхва и прекратить тем общий соблазн. Потом он воскликнул: «Именем Бога моего повелеваю вам, бесы: не носите больше волхва по воздуху, но оставьте его там, где он теперь». Повинуясь апостолу, бесы тотчас оставили Симона на воздухе. Симон низвергся вниз и, упав на землю, разбился всем телом. Казалось, не было пределов ужасу, объявшему присутствовавших. «Велик Бог, проповедуемый Петром! Воистину нет другого истинного Бога, кроме Него!» – слышалось в продолжение нескольких часов среди народа. Между тем апостол Петр вошел на высокое место и дал знак рукой, чтобы народ умолк. Он стал учить познанию истинного Бога и большую часть слушателей обратил в веру Христову. Симон же, упавши и разбившись, остался, по воле Божией, еще жив, чтобы мог познать и свое бесовское бессилие и, исполнившись стыда, уразуметь могущество Божие. Лежа распростертый на земле, мучимый жесточайшею болью во всех членах, Симон бессильно скрежетал зубами, слыша, как весь народ презрительно насмехается над ним. Только на другой день смерть прекратила его постыдную жизнь. Император Нерон, узнав о позорной смерти друга своего, сильно разгневался на святого апостола Петра и с этого времени возымел намерение умертвить его.

После случившегося святой апостол Петр недолго пробыл в Риме. Просветив многих Святым Крещением, он утвердил Церковь, поставил ей епископа, а сам пошел в город Таррогону. Поставив здесь епископа для города Ликии при Адриатическом море, Петр отправился в Испанию и там рукоположил епископа в городе Сирмии. Из Испании апостол переправился в Африку. Здесь он рукоположил епископов в городе Карфагене и в двух городах Египта – в Фивах и в Александрии. Из Египта святой апостол Петр был, по откровению, в Иерусалиме, ради честного Успения Пресвятой Богородицы. Из Иерусалима он снова вернулся в Египет. Пройдя опять Африку, Петр через Рим пошел в Медиолан и Фотикин и рукоположил епископов для этих городов. Отсюда он направил путь свой к северу, в Британию, или нынешнюю Англию. Здесь апостол жил, насаждая веру Христову. Наконец явился ему Ангел и сказал: «Приблизилось время отшествия твоего из этой жизни – надлежит идти тебе в Рим, чтобы, претерпев там крестную смерть, получить праведную награду от Господа Христа». Петр возблагодарил Бога за откровение. Он употребил еще несколько дней на устроение Церкви в Британии, рукоположил там епископов, священников и диаконов и возвратился в Рим.

В Риме святой апостол Петр снова занимается устроением Церкви. Там в помощь церковному правлению он рукополагает нового епископа, ревностного христианина Климента. В это же время Петр пишет Второе соборное послание. Это Послание представляет собою как бы последнее, предсмертное завещание апостола тем, кому он прежде проповедовал. Апостол учит их преуспевать в вере, советует остерегаться лжеучителей и убеждает, помышляя о последнем дне мира, пользоваться долготерпением Божиим для своего спасения. Продолжал Петр и проповедь учения Христова. Вера Христова все больше и больше распространялась в Риме, и многие богатые вельможи и знатные женщины были обращены ко Христу. Среди них были и две наложницы императора, которых он любил больше других своих наложниц. Приняв веру Христову, эти две женщины утвердились в целомудрии и не хотели удовлетворять пожеланиям Нерона. Сильно разгневался Нерон на всю Церковь верных, и особенно на апостола Петра, обратившего его наложниц ко Христу и научившего их целомудренной жизни. Припомнил император и о смерти друга своего, Симона волхва, и дал приказание найти Петра, чтобы предать его смерти. Христиане, узнав об опасности, угрожающей апостолу, стали умолять его скрыться и уйти из Рима для пользы всей Церкви. Пламенно желая пострадать и умереть за Христа, Петр не соглашался на это. Но христиане неотступно продолжали со слезами умолять его спасти жизнь свою, столь нужную для Церкви Христовой. Наконец, Петр тронулся общими слезами и молениями и дал обещание уйти из Рима и скрыться.

Ангел выводит апостола Петра из темницы

Наступила ночь. Петр в собрании всех верующих совершил молитву, простился со всеми и один пошел из города. Но вот подошел он к городским воротам и видит – навстречу ему идет в город Сам Господь Иисус Христос. Изумленный, Петр поклонился Господу и спросил: «Куда идешь, Господи?» «Иду в Рим снова распяться», – отвечал ему Господь и тотчас стал невидим. Тогда Петр познал волю Божию о себе и вернулся. На другой день он был взят воинами. Вместе с ним было взято и еще много верующих. Всех взятых под стражу христиан Нерон присудил к смертной казни чрез усечение мечом – только святого Климента, как царского родственника, пощадили и отпустили живым. Святому апостолу Петру, на которого особенно был озлоблен Нерон, была присуждена более жестокая казнь – распятие на кресте. Петр умолил распинателей, чтобы его распяли головою вниз: он не осмеливался уподобиться в своем распятии Господу Иисусу Христу и желал преклонить голову свою под ноги Его. Желание Петра было исполнено. Испытывая жестокую боль от гвоздей в руках и ногах, святой апостол Петр в муках предал Богу непорочную душу свою. Он окончил жизнь 70 лет от рождения, 29 июня 67 года по Рождеству Христову. Святая Церковь свято чтит память святого апостола Петра и совершает празднование ему в день его преставления – 29 июня (12 июля по н. ст.).

Пощаженный мучителями, святой Климент испросил тело своего учителя и снял его с креста. В собрании всех римских христиан Климент с честию предал погребению тело святого апостола Петра, а также и прочих пострадавших с ним. Честное тело святого апостола оставалось почивающим в Риме, но голова его перенесена была в Константинополь. Во время Пятого крестового похода крестоносцы овладели Константинополем и со множеством других святынь нашли и честную главу апостола Петра. Возвращаясь из Шестого крестового похода, венгерский король Андрей II проезжал Константинополь и взял с собою в Венгрию в числе других святынь главу святого апостола.

Кроме празднования дня преставления святого апостола Петра Церковию установлено в честь него празднование поклонения его веригам. Это те вериги, в которые Петр был закован при заключении в темницу по повелению Ирода во время первого гонения на христиан. Когда распространилась по Иерусалиму весть о чудесном освобождении апостола из темницы Ангелом, тогда некоторые из христиан тайно взяли узы, спадшие с Петра в темнице. Христиане усердно хранили у себя эти узы, как бы имея пред глазами самого Апостола, который, по освобождении из темницы, оставил Иерусалим. Эти вериги святого апостола имели целебную и чудодейственную силу, исцеляли болезни и прогоняли нечистых духов. Поэтому христиане еще более благоговейно почитали узы апостола, поклонялись им и, тщательно сберегая, передавали их из рода в род. Переходя таким образом от одного поколения к другому, вериги святого апостола Петра сделались достоянием Иерусалимского патриарха Ювеналия. От него честные вериги перешли в Константинополь. Супруга греческого императора Феодосия Младшего, благочестивая царица Евдокия, прибыла в Иерусалим для поклонения святым местам. Она украсила святые места и создала там немало церквей. Патриарх Ювеналий, видя благочестие царицы и любовь ее к Богу, одарил ее многими священными сокровищами, и в числе их передал ей чудотворные вериги Петра. Привезя эту святыню в Константинополь, царица Евдокия одну из вериг положила в храме, созданном в честь святого апостола Петра, а другую послала в Рим, дочери своей Евдокии, супруге римского императора Валентина III. Евдокия с радостию приняла это сокровище и, создав храм в честь святого апостола Петра, положила в нем присланный матерью дар. Тогда же найдена была в Риме и третья верига, которою святой апостол был скован в Риме по повелению Нерона, и положена в том же храме. И был установлен Церковию праздник поклонения честным веригам святого апостола Петра, совершаемый 16 января (29 января по н. ст.).

Святой апостол Андрей Первозванный

Святой апостол Андрей был братом апостола Петра и так же, как и старший брат, занимался с отцом рыбной ловлей. Но он не был привязан к семейной жизни и мирским удовольствиям. Презирая суету мира сего, Андрей предпочел девство брачной жизни и в родительском доме оставался недолго. Когда проповедь Иоанна Крестителя огласила Иордан, Андрей, услыхав эту проповедь, пошел к Крестителю и стал его учеником, а вскоре после этого последовал и за Христом.

Однажды Иоанн Креститель стоял с учениками своими на берегу Иордана. В это время Иисус, после сорокадневного поста в пустыне и победы над искусителем, возвращался из Своего уединения. Иоанн, не раз говоривший о Нем своим ученикам, указал на Него и воскликнул: Се Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира… На другой день Иоанн с двумя учениками, Андреем и Иоанном, опять стоял у Иордана. Увидев идущего мимо них Иисуса, он повторил свое прежнее свидетельство о Нем. Се Агнец Божий, – сказал Креститель. Эти слова были словно особенным указанием для учеников Крестителя. Они тотчас оставили учителя своего и пошли за Иисусом. Иисус, обратившись и увидев, что они идут за Ним, спросил: Что вам надобно? Они отвечали на этот вопрос вопросом же. Учитель, где Ты живешь? – сказали они. В их словах слышалось желание идти ко Христу. Идите и увидите, – отвечал им Господь. Они пошли за Христом и провели у Него весь этот день (см.: Ин. 1, 29–40). Это было первое призвание Христом учеников. Святой апостол Андрей получил наименование Первозванного, потому что прежде всех апостолов стал учеником Господа. После этого святой Андрей был еще раз призван Христом. Это случилось после чудесной ловли рыбы на озере Галилейском. Всех объял ужас при виде необычайного чуда. Тогда Господь, обратившись к рыбакам, сказал: Идите за Мною, – Я сделаю вас ловцами человеков, – и святой Андрей с братом своим Симоном-Петром, оставив сети, последовали за Христом (см.: Мк. 1, 16–18; Мф. 4, 18–20; Лк. 5, 1–11). С этого времени святой Андрей уже неотступно был с Господом.

Когда после вознесения Господня все апостолы разошлись с благовестием по разным странам, и святой Андрей отправился на проповедь учения Христова. Главным местом его проповеди была Малая Азия, и особенно – побережье Черного моря. Много скорбей и страданий за имя Христово претерпел здесь святой Андрей, но, укрепляемый силою Божиею, он с радостию перенес все бедствия. Самые большие мучения он испытал в пафлагонском городе Синопе, на берегу Черного моря. Там его влачили за руки и за ноги, без пощады били палками, бросали в него камнями, вырывали пальцы и зубы. Только благодатию Христовою святой апостол остался жив и невредим от ран. Мужественное терпение, с которым он переносил страдания, значительно умножило число верующих в Синопе. Из Синопа святой Андрей пошел на восток по берегу Черного моря и пришел в Амосию. В первую субботу по прибытии сюда Андрей вошел в еврейскую синагогу и обратился к присутствовавшим с проповедию о Христе. Окончив речь, он тотчас же удалился из синагоги, оставив своих слушателей одних размышлять о сказанном. На улице апостола окружили больные и бесноватые: молва о нем как о великом целителе уже успела долететь из Синопа, где он совершил множество исцелений, до Амосии. Прежде чем подать исцеление, святой Андрей обратился к народу со словом, убеждая познать истинного Бога. После этого он начал исцелять недужных. Тогда множество жителей Амосии, и бедных и знатных, и здоровых и больных, обратилось ко Христу. Устроив Церковь в Амосии, сам апостол отправился в город Трапезунт, на берегу Черного моря. Народ здесь жил грубый и неохотно внимал слову Евангелия – слову мира и любви. Отсюда святой Андрей направился в Закавказские области и долго пребывал в Иверии, насаждая там веру Христову. Зайдя потом на непродолжительное время в Армению, он прошел в Вифанию, лежавшую на берегу Черного и Мраморного морей. В Вифании святой Андрей посетил многолюдный город Никею. Жители города приняли апостола очень грубо. Сначала его проповедь о Христе не имела здесь успеха. Но когда святой Андрей умертвил своим жезлом страшного дракона, который жил в пещере недалеко от города и пожирал путников, тогда изумленные этим чудом жители Никеи во множестве уверовали во Христа. Проповедь апостола и исцеления недужных стали все более и более умножать число верующих в Никее и ее окрестностях. Здесь святой Андрей пробыл два года, насаждая веру Христову. Устроив христианский храм на месте еврейской синагоги и поставив епископа для новой христианской Церкви, сам апостол отправился в Халкидон, приморский город при входе в Босфорский залив. Здесь проповедь апостола имела большой успех. Оставив в Халкидоне епископом одного из учеников своих, святой апостол Андрей переправился в Европу, в греческую область Фракию, гле на самом берегу моря лежало селение Византия, впоследствии славный и знаменитый город Константинополь. Здесь святой Андрей первым проповедовал учение Христово. Научив жителей Византии вере Христовой, поставив для новой Церкви священников и диаконов и рукоположив епископом ученика своего Стахия, святой апостол возвратился опять в Малую Азию. Святой Андрей продолжал здесь свои апостольские труды.

Чудо апостола Андрея в Никее

Он немало лет ходил со словом Евангелия по городам и селениям Малой Азии, преимущественно по берегам Черного моря. Потом святой Андрей пошел к северу и посетил Иверскую землю, Сванетию и Осетию, шел по горам Кавказа. После этого он достиг города Боспора, столицы Боспорского царства, у Киммерийского пролива, где нынешний полуостров Тамань. Здесь святой Андрей оставался довольно долго, проповедуя учение Христово и совершая бесчисленное множество чудес и исцелений. Отсюда он направился к южному берегу Тавриды – нынешнего Крыма. Продолжая проповедовать на всем пути следования, святой Андрей на более продолжительное время останавливался в городах Феодосии и Херсонесе. Из Тавриды он направился далее на север и, достигши Днепра, поднялся к горам Киевским. Переночевав у их подножия, он наутро сказал бывшим с ним ученикам: «Видите ли горы эти? Поверьте мне: на них воссияет благодать Божия и будет здесь великий город. Господу угодно воздвигнуть тут множество церквей и просветить Святым Крещением все эти страны…» Войдя на горы, святой апостол благословил их и водрузил крест, предвещая этим, что земля эта получит веру Христову от Церкви Византийской, которую он основал. По преданию, святой апостол прошел и дальше на север от Киевских гор и был на том месте, где в настоящее время находится Новгород. После этого он посетил страны, лежащие на берегу Балтийского моря, и отправился в Рим. Отсюда святой Андрей вернулся в Грецию. Он обратил ко Христу область Эпир, на берегу Адриатического моря, и снова посетил Фракию. Здесь святой апостол утверждал христиан в вере, ставил им епископов и священников. Обойдя многие области Греции, он достиг Пелопонеса и пришел в город Ахайской области Патры, где ему суждено было пострадать и умереть за имя Христово.

В Патрах святой апостол Андрей поселился в доме некоего Сосия. Вскоре этот Сосий сильно занемог и был уже при смерти, но святой Андрей исцелил его от лютой болезни. Слух о чудесном исцелении быстро распространился по городу. Множество больных принесено было к апостолу, и он всех исцелял возложением на них рук. Все чудесно исцеленные обращались ко Христу. И другие, видя чудеса исцеления, уверовали во Христа, и скоро почти весь город был просвещен верою Христовою. Между уверовавшими были Максимилла, жена Егеата, правителя города, получившая от апостола исцеление, и брат Егеата, ученый Стратоклий. Но сам Егеат оставался в заблуждении и принуждал христиан приносить жертвы идолам.

Однажды святой Андрей встретился с Егеатом на дороге и сказал ему: «Тебе, судии земному, следовало познать Судию Небесного и, познав, – поклониться Ему, поклонившись же истинному Богу – отвратиться от идолов». Егеат, не знавший еще в лицо апостола, но много слышавший о нем, с любопытством спросил: «Не ты ли Андрей, разоряющий храмы богов и проповедующий людям ту недавно появившуюся веру, которую повелели истребить римские императоры?» «Римские императоры еще не познали, – с внушительною строгостью отвечал апостол, – что для спасения рода человеческого пришел на землю Сын Божий. Он явно показал, что идолы не только не боги, а напротив – нечистые бесы и враги людям, потому что научают людей тому, что прогневляет Бога и отвращает Его от человека. А от кого прогневанный Бог отвратит милость Свою, того эти бесы пленяют в рабство себе и до тех пор обольщают его, пока душа не отойдет от тела, не имея при себе ничего, кроме своих грехов». Егеат презрительно усмехнулся: «Пустые басни проповедовал ваш Иисус, и за них-?? иудеи пригвоздили Его ко кресту». «О, если бы захотел ты познать тайну креста! – с воодушевлением воскликнул Андрей. – Создатель наш, по любви Своей к нам, претерпел Крестную смерть не неволею, но по Своей воле, чему я сам был свидетелем. Он знал о времени страданий Своих и предсказал нам, что в третий день воскреснет. На последней вечери, возлежа с нами, возвестил Он нам о Своем предателе, говорил о будущем как о прошедшем и добровольно пришел на то место, где, как известно Ему было, будет предан в руки иудеям…» «Удивляюсь, – нетерпеливо перебил апостола Егеат, – удивляюсь, как ты, будучи человеком умным, следуешь Тому, Который, волею ли, или неволею, но – распят на Кресте, как и сам сознаешься». «Велико таинство Святого Креста! – благоговейно воскликнул святой Андрей. – Если желаешь знать его, я объясню тебе», – прибавил он. «Крест не таинство, но казнь злодеям», – надменно возразил Егеат. «Нет, – с живостию ответил Андрей, – эта казнь есть тайна обновления человечества. Выслушай меня терпеливо». Апостол надеялся, что, быть может, слова его хоть сколько-нибудь подействуют на закоренелого язычника. Но трудно было подействовать на Егеата. «Хорошо, – сказал он, как бы уступая, – послушаю тебя; но если потом не исполнишь того, что приказываю, ту же тайну креста понесешь и на себе». Апостол твердо отвечал: «Если бы я боялся крестной казни, то не стал бы прославлять крест». «Как по безумию прославляешь крест, так по дерзости не боишься и смерти», – презрительно возразил Егеат. «Не по дерзости, но по вере не боюсь смерти, – кротко отвечал Андрей. – Честна смерть праведников, но люта смерть грешников. Мне бы желательно, чтобы ты выслушал, что скажу о тайне крестной: познав истину, уверуешь, и уверовав – обретешь душу свою». «Обретается только то, что потеряно, – улыбаясь, возразил Егеат. – Ужели и душа моя потеряна, что ты велишь обрести ее верою, не знаю – какою!» «Всему этому можешь научиться от меня, – начал говорить апостол. – Я покажу тебе погибель душ человеческих, чтобы мог ты познать их спасение крестом. Первый человек древом преслушания ввел смерть, и нужно было древом страдания изгнать смерть. Виновник смерти, первый человек, был создан из чистой земли: от чистой Девы надлежало родиться совершенному человеку, Христу, Сыну Божию, создавшему первого человека, и обновить жизнь вечную, погубленную человеческим родом. Древо креста низложило древо похотения, к которому простер руки первый человек и впал в грех. Надлежало Ему, Сыну Божию, за невоздержание рук человеческих простереть на кресте Свои неповинные руки, за сладкую пищу запрещенного дерева – вкусить на кресте желчь и, прияв на Себя смерть нашу, даровать нам Свое бессмертие».

Выслушав спокойно слова апостола, Егеат с решительным видом сказал: «С этими речами обращайся к тем, кто готов тебя слушать, а что до меня, то, если не исполнишь моего повеления – не принесешь жертвы богам, прикажу бить тебя палками и потом распять на кресте, который так прославляешь». Святой Андрей твердо и торжественно отвечал: «Единому Истинному и Всесильному Богу приношу я каждый день, приношу не дым кадильный, не мясо волов, не кровь козлов, но – непорочного Агнца, принесшего Себя на алтаре крестном. Все верующие причащаются Его Пречистого Тела и Крови Его, однако Агнец этот всегда жив и невредим, хотя Он подлинно повсюду закалается». «Как же это может быть?» – с недоумением спросил Егеат. «Если хочешь узнать, – отвечал Апостол, – то согласись быть учеником, и узнаешь то, о чем спрашиваешь». «Я выпытаю это от тебя муками», – воскликнул Егеат с раздражением. «Дивлюсь, – осторожно возразил Андрей, – дивлюсь, что ты – человек умный, а говоришь безумно. Можно ли тайны Божии выпытать муками? Ты слышал от меня о таинстве креста, таинстве жертвы. Когда уверуешь, что Христос, Сын Божий, распятый иудеями, есть истинный Бог, тогда открою тебе, как Убитый – жив, как приносимый в жертву и вкушаемый – пребывает невредимым». «Как же Он может быть жив и невредим, – с удивлением спросил Егеат, – когда, как ты говоришь, и убит, и съеден людьми?» «Если будешь веровать всем сердцем во Христа, – продолжал апостол, – то будешь способен узнать эту тайну, а не уверовав – не узнаешь ее никогда!..» Егеат, наконец, не выдержал. Он сильно разгневался на апостола и велел заключить его в темницу. Множество народа собралось к темнице. Все хотели убить Егеата и освободить святого Андрея. Но святой апостол удержал народ от возмущения. Он убеждал не производить мятежа и не препятствовать мучителям, говорил, что не нужно бояться временных земных страданий, что после них человек переходит к вечной радости в Царство Христово. Всю ночь святой Андрей учил народ.

Утром Егеат пришел в судилище и велел привести апостола. «Надумал ли ты, – спросил его правитель города, – оставить свое безумие и не проповедовать Христа, а чрез это иметь возможность вкушать веселье с нами в этой жизни? Нужно быть уж слишком безумным, чтобы добровольно идти на мучения и в огонь». «Тогда только могу возвеселиться с тобою, – отвечал святой Андрей, – когда уверуешь во Христа и отринешь идолов. Самим Христом я послан в эту страну и немалое число людей приобрел Ему здесь». «Для того, – сказал Егеат, – для того и принуждаю я тебя принести жертвы идолам, чтобы прельщенные тобою оставили твое вредное учение и принесли богам жертвы. Ведь нет ни одного города в Ахаии, в котором не запустели бы храмы богов, – так ты теперь и должен восстановить честь их, чтобы, прогневанные тобою, боги тобою же были и умолены. Тогда и мы возлюбим тебя, как друга. А если не принесешь жертв, то примешь различные муки и будешь повешен на прославляемом тобою кресте…» Так злочестивый правитель убеждал апостола, но тот был непреклонен. С воодушевлением сказал он Егеату: «Послушай, сын смерти, послушай меня, слугу Господня и апостола Христова: до этого времени я кротко говорил с тобой, желая научить тебя святой вере, чтобы ты, как имеющий ум, познал истину, оставил идолов и поклонился Богу, живущему на небесах. Но ты все остаешься в своем бесстыдном заблуждении и мечтаешь, что страшусь мук твоих, – так готовь же их, готовь самые ужасные, какие только знаешь: чем тяжелее будут муки, тем угоднее буду я Царю моему Небесному».
1 2 3 >>