1 2 3 4 5 ... 8 >>

Снегурочка для олигарха
Лилия Викторовна Тимофеева

Снегурочка для олигарха
Лилия Викторовна Тимофеева

Я собиралась встретить Новый год по привычному сценарию, под бой курантов, с салатиком "Оливье". Но по иронии судьбы оказалась вдали от дома, в огромном коттедже, в дурацком костюме Снегурочки! Наедине со злобным олигархом и без малейшего шанса избежать общества отвратительного буржуя. Неожиданный снегопад завалил все дороги, так что Новый год нам предстоит встретить вместе. А еще постараться не убить друг друга или… не влюбиться! Фотографии с сайта shutterstock.

Глава 1

31 декабря, полночь. За спиной лязгнул с отвратительным скрипом замок.

– Где мы? В каком помещении твоего чертова особняка нас заперли? И почему тут так холодно? – спросила я.

– В подвале, в одной из кладовок, – ответил хозяин, зажигая свечу.

Тусклый огонек осветил помещение. Я посмотрела на Кристиана. В холодных серых глазах не увидела страха. Только насмешку.

– Да, прохладно. Но ты ведь Снегурочка, значит, не замерзнешь и не растаешь.

Он еще и издевается! Я в костюме Снегурочки по вызову! Ткань тонкая, почти прозрачная. Я уже, наверное, синяя. Сколько сейчас времени? Возможно, уже грохочут куранты. Люди пьют шампусик, желают друг другу счастья. Наверно, внутренние часы у нас недобитым буржуем работали одинаково. Потому что он вдруг сказал:

– Кажется, Новый год наступает! С Новым счастьем, Снегурочка!

– С Новым счастьем, олигарх! – усмехаюсь я горько.

Меня уже буквально трясет от холода, поэтому мой голос дрожит.

– Замерзла? – участливо спрашивает Кристиан и вдруг резко притягивает меня к себе. Я рефлекторно прижимаюсь к широкой груди и замираю. Как же тепло и уютно в лапах буржуазии. Шепчу:

– Спасибо, уже намного теплее.

Олигарх… улыбается. Вот уж не подумала бы, что он на это способен. Потом нежно проводит пальцем по моей щеке, наклоняется к моему уху и шепчет:

– Анфиса, раз уж нам осталось жить не больше часа, предлагаю использовать это время с максимальной выгодой – заняться любовью.

Он это действительно сказал? Я не ослышалась? Мое молчание Кристиан принимает за согласие. Его руки уже на моих бедрах, настойчиво и уверенно движутся к самому сокровенному. Вот это устремленность! Сразу видно, деловой человек. А еще руки у буржуя на удивление нежные. Я думала, что у олигархов они в мозолях от бесконечного пересчета денег. Но деньги больше мне не нужны. А вот шикарный мужчина, что ласкает мою грудь, это именно то, что надо. Я издаю протяжный стон и запускаю руки в шелковые волосы Кристиана…

Несколькими часами ранее

"Маленькой елочке

Холодно зимой.

Из лесу елочку

Взяли мы домой"… – не успела я пропеть первые строчки, как дверь в комнату распахнулась.

– Эй, Фиска, ты че визжишь? Плохо тебе, шоль? – спросил дед Макар.

– Не визжу, а пою, Макар Ильич! – возмутилась я.

– Поёшь?! – дедок хмыкнул. – Да тебе, Фиска, медведь на ухо не только наступил, но еще и попрыгал! Давай, сделай тишину, девка!

– Вообще-то Новый год наступает, дед. Сегодня не просто можно шуметь, а даже полагается. А уж песни петь вообще святое.

– Так пусть Юлька тоды поет! У сестрицы твоей хоть голос есть! Ну и все остальное…

Я горько вздохнула. Но решила на деда Макара не обижаться. Он прав. Юлька не только голосистая, она еще молодая, меня на пятнадцать лет младше. А еще стройная и очень красивая. Блондиночка с васильковыми глазами и пшеничной косой. И да, еще стройная как фотомодель. А уж талантливая!

– Не куксись, Фиска! – дед Макар заметил, что я совсем упала духом и теперь старается утешить. – Будет и на твоей улице праздник. Только ты того, на диету сядь. Жри на полведра меньше!

– Еще чего! – возмутилась я. – Моя фигура итак идеальный… шар!

Про шар я, конечно, преувеличила, но скинуть кг 7-8 все бы не помешало, для воздушности.

– Вот за что люблю тебя, Фиска, так за то, что ты за словом в карман не полезешь! – дед Макар уже принял на грудь и добреет буквально на глазах. – Ладно, Фиска, петь и пить седни можно. Наливай и подпевай мне любимую новогоднюю песню. И уносят меня, и уносят меня в звенящую снежную даль… Три белых коня, эх три белых коня… шампанское, водка, вискарь…

– А давай, дед Макар, наливай! – махнула я рукой. – А то настроение такое новогоднее, хоть на гирлянде вешайся.

Макар Ильич резво метнулся в свою комнату, притащил графинчик и рюмки. Но не успела я сделать и глоток, как раздался возмущенный Юлькин крик:

– Анфиса! Не смей пить!! У тебя важная новогодняя миссия. И вообще я тебя просила песенку про елочку выучить, а не про вискарь!

Моя сестренка злится свысока. В прямом смысле слова. В комнату вошел Валерка, на руках он держал Юльку. Конечно, это святое – к будущему мужу почти на шею взгромоздиться, но Юлька не такая корыстная, просто сегодня она ногу подвернула, очень сильно. В травме перевязку сделали и велели соблюдать полный покой. Вот только сестренка в агентстве "Праздник" подрабатывает, и сейчас, под Новый год, Снегурочек дефицит. Юлька без передыху две недели пахала, остался последний заказ, самый выгодный, аж у олигарха, и тут такая беда. Но Юльке взбрело в голову, что я могу ее подменить! Блин, ну какая из меня Снегурочка! Но Юльку не переубедить. В руках у нее коса с огромным бантом на конце.

– Это мне, Юлечка?

– Тебе, Анфиса! Здорово получилось, да? Мы ее к шапочке пристегнем, и все круто будет.

– К какой шапочке, Юля? У меня нет костюма! А твой мне чуток не по размеру. У тебя 42, у меня 48! Не поеду я никуда, хоть режь!

– Если ты никуда не поедешь, то зарежут меня, Фиса! Сорву заказ – потеряю работу в Празднике, а нам с Валеркой так сейчас деньги нужны! Ну, пожалуйста.

– Юль, может, я в простынь обернусь и снежной бабой буду? – предложила я. – Нос из картонки сделаем!

– Анфиса! Там люди серьезные заказали СНЕ–ГУ–РОЧ–КУ!! А ты со своей бабой меня без бабок оставишь. Ну как так можно не помочь родному человечку!

В васильковых глазах заблестели слезы, а мое сердце пронзила жалость. Ну не могу я отказать сестре. Я ведь вырастила Юльку. Когда не стало родителей, ей было пять, а мне двадцать. И тогда еще стройная молодая Анфиса тоже строила планы. Выучиться, выйти замуж, родить деток, поездить по миру. Но институт пришлось бросить и устроиться на работу, чтобы оформить опеку над сестренкой. Потом понеслось – работа, вторая работа, школа, уроки. Не до личной жизни было. Мужчины подкатывали, да и сейчас вниманием не обделена. Работаю диспетчером в автопарке, там мужиков вагон и маленькая тележка. Но либо женатые, либо молодые совсем. Да и не воспринимают они меня как женщину, скорее как товарища. Работа нервная, могу и шеренгой построить, и на три буквы послать громко и с чувством. Зато сейчас, когда Юлька выросла и сама собралась замуж, у меня стасус – в активном поиске. Вот уже несколько месяцев хочу найти суженого на сайтах знакомств. Взяла ник – Жрица. Люблю пожрать по ночам, потому и жрица. Мужчинки еще как пишут. И предложениями заваливают, но не руки и сердца, а на 99 процентов непристойными. У меня уже столько приключений с этими знакомствами было, что пора мемуары писать. Да что там, последняя встреча была три часа назад. Познакомилась на сайте с итальянцем. А на встречу сегодня пришел не один, а… четверо. Итальянцы все такие: Армен, Сурэн, Карэн и Арчибальд. И говорят, блин, на чистом итальянском:

– Вай, какой у тэбя грудь! Мэчта! Кюшай шашлик-машлик, и паедэм Новый год праздновать!

"Вай! Вай! Чертов вайфай!" – почему-то пришло мне тогда в голову. Не было бы его, не влипла бы я конкретно с четырьмя "итальянцами" в такой же "итальянской" забегаловке, где хозяин Рустам, конечно же, чистокровный итальянец. Но где наша не пропадала. Улыбнулась во все 32 зуба, стрельнула глазками так, что псевдоитальяшки мысленно в кровати упали. Заявила:

– Какое заманчивое предложение. Ребята, а вы не будете против, если я парочку подруг возьму? Они тоже вай-вай!

– Канечна!

– А они такой жэ красывый?

– Очень красивые! Я сейчас в дамскую комнату и сразу же позвоню.

Пока итальянцы с гор не расчухали обман, рванула в туалет в надежде вызвать наряд полиции. Но заметила небольшое окно и передумала задействовать стражей порядка. Просто вылезла в него, правда, мое место для приключений немного пострадало. Но пара царапин ничто по сравнению с тем, что могло быть. Добежала до стоянки такси, а там все свои люди, таксисты. Залезла в машину к Леньке, сунула ему номерок и велела:
1 2 3 4 5 ... 8 >>