Максим Горький
Ответ на анкету журнала «Vu»

Ответ на анкету журнала «Vu»
Максим Горький

«Следует ли опасаться «еще одной войны»?

Правительства Европы тратят огромные количества народных средств на вооружения. Известно, что даже револьверы приобретаются не для украшения гостиных, а для убийства или самоубийства, – тем более не следует предполагать, что броненосцы, подводные лодки, танки и прочее в этом роде предназначается для целей мирного туризма…»

Максим Горький

Ответ на анкету журнала «Vu»

[1 - Впервые напечатано одновременно в газетах «Правда» и «Известия ЦИК СССР и ВЦИК», 1931, номер 32 от 2 февраля. // Написано в Сорренто 3 января 1931 года, о чём свидетельствует пометка на одной из машинописных копий статьи. // Статья включалась в первое и второе издания книги М. Горького «Публицистические статьи». // Печатается по тексту, подготовленному автором для второго издания указанной книги (Архив А. М. Горького)]

1. Следует ли опасаться «еще одной войны»?

Правительства Европы тратят огромные количества народных средств на вооружения. Известно, что даже револьверы приобретаются не для украшения гостиных, а для убийства или самоубийства, – тем более не следует предполагать, что броненосцы, подводные лодки, танки и прочее в этом роде предназначается для целей мирного туризма.

2. Какие причины могут её вызвать?

Основной причиной нужно признать факт бытия капиталистов – людей, у которых страсть к наживе приняла характер болезни, весьма похожей на сатириазис. Нет надобности доказывать чудовищность бытия небольшого класса, – даже группы маньяков, которые, захватив в свои руки богатства земли, безответственно распоряжаются жизнью народов, то есть трудовых масс. Преступная деятельность людей этих совершенно точно указана за 1500 лет до нашей эпохи одним из «отцов церкви», Лактанцием, который был прозван «Цицероном христианства». Он в своей книге «О правде», глава VI, говорит буквально следующее:

«То, что прежде было в общем употреблении у всех людей, начало скопляться часто в домах у немногих; чтобы других подвергнуть своему рабству, люди стали собирать себе в одни руки первые потребности жизни и беречь их тщательно, дабы небесные дары земли сделать своею собственностью, чтобы удовлетворить единственно своему любостяжанию и корысти. После того составили они себе самые несправедливые законы под личиною мнимого правосудия, посредством которых защитили против силы народа своё хищничество и скряжество, действуя тут то насильством, то богатством, то злобою. Таким образом удаляясь от всех следов правды, они пожелали ввести между собою гордое и надменное неравенство, возвысили себя наглым образом над другими людьми и стали от них отличаться одеждою и оружием.»

Кроме Лактанция, на преступность существования капиталистического строя указывали все люди, которым не чужда была хорошая привычка мыслить честно, например, весьма далёкий от социализма экономист Сисмонди, он в начале XIX века прекрасно понимал, что:

«большая часть расходов по социальному устройству предназначается для защиты богатых против бедных.»

Известно, что эти показания честных людей были научно и неоспоримо обоснованы Карлом Марксом и что, опираясь на философию истории Маркса – Энгельса, развив её до логического конца, Владимир Ленин указал русскому рабочему классу прямой, практический путь к освобождению из тягчайшего плена безумных и бездарных людей.

Сейчас мы имеем законное право сказать, что войны ведутся богатыми не только для укрепления власти над бедными, но и против друг друга, силами бедных при помощи умных, то есть при помощи той интеллигенции, которая служит бесчеловечным целям капитала. Это служение является одним из самых отвратительных зрелищ нашего мира.

Вот, например, некто Черчилль, англичанин, в августе 1930 года говорил на собрании английских промышленников в Сити:

«Английская нация не имеет намерения отказываться от контроля над жизнью и развитием Индии. Конференция Круглого стола не имеет полномочий выработать конституцию для Индии. Никакое соглашение, достигнутое на этой конференции, не будет связывать английский парламент.

24 000 индийских политиков и обманутых ими людей находятся в тюрьмах. Беспорядки пресекаются решительно и сразу. Следует провозгласить, что британская нация не отказывается от своей миссии в Индии. Мы не намерены лишиться этого лучшего алмаза британской короны. Потеря Индии означала бы конец Британской империи.»

Цинизм этой речи должен бы возмутить христианские чувства архиепископа Кентерберийского, но не возмутил. Архиепископ этот – тоже англичанин, тоже циник и демонстрирует свой казённый «гуманизм» только в тех случаях, когда это нужно и выгодно его хозяевам, как это он сделал по отношению к Союзу Советов.

Наиболее тихим среди безумных, которые управляют судьбами народов, является король Испании, – он убивает свой народ молча, тогда как, например, Пилсудский формулирует для репортёров своё «божественное право» на убийство словами больного манией величия.

«Я принадлежу, – заявляет он, – к числу людей наиболее сильных, скажу даже – совершенно исключительно одарённых силой воли и способностью принимать решения.»

Это не хвастовство, он очень решительно изругал сенаторов Польши позорными именами, что нисколько не повлияло на их «гонор» и здоровье. Может быть, его нельзя было бы назвать маньяком, если бы он ограничился только поношением сенаторов, но он явно стремится подражать в действиях своих русским царям, и наиболее ненормальным среди них – Ивану Грозному, Павлу.


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 12 форматов)