<< 1 2 3 4 >>

Гродненский ангел Лейб Найдус
Маргарита Акулич


В период 1908-го – 1911-го годов он был учащимся среднего Виленского училища. В последнем классе он это училище и, соответственно, учебу оставил полностью, посвятив себя поэтическому искусству.

Итак, Лейб Найдус хотя и не особенно успешно, но учился в Гродно, Радоме, Белостоке, Каунасе и Вильно, и в итоге понял, что ему нужна не учеба, а поэзия.

О поэтической деятельности Лейба Найдуса

Начиная с десятилетнего возраста Лейб Найдус стал заниматься написанием своих первых стихов на таких языках как русский, иврит и идиш и публиковать их в русских местных изданиях. Его первые творения были лаконичными, наивными, детскими стихами о природе и обо всем, что с ней связано, об Израиле и национальных еврейских праздниках. Но в них уже проскальзывал будущий большой поэтический талант. Поэтому его учителя старались ему помогать советами и наставлениями как перспективному поэту.

Когда Лейб был студентом, его отличало то, что он сочинял на русском весьма звучные стихи, публиковавшиеся частично в некоторых из печатных изданий. Это было время так называемого «русского периода» в творчестве Лейбы Найдуса. Целую серию его стихов под названием «Полевое панно» опубликовали в то время, причем коллекция этих стихов сохранилась. В то же время до сих пор, к сожалению, нет опубликованного собрания его ранних произведений на русском языке.

Позднее он также иной раз писал на русском и на таких языках как беларуский и польский. Но пришло время, когда он дебютировал на идише. На идише его стихотворное произведение напечатано было в газете Варшавы (газета Roman Cajtung) в 1907-м году. И он начал с того времени писать на еврейском языке идише, отдаваясь все усерднее и сильнее поэзии на нем.

Литература на идише возрождалась. В Варшаве и Вильно сосредоточивались еврейские издательства, число которых было далеко не малым. Лейбой Найдусом публиковались его переводы и стихи в ряде журналов: «Di yidishe velt», «Dos naye land», «Parizer zhurnal», «Lebn un visnshaft», «Roman-tsaytung». Публиковал он как собственные свои работы, так и переводы произведений современных и классических европейских и российских поэтов. Им осуществлялись переводы на язык идиш с русского и французского языков произведений Лермонтова, Мэри Шелли, Мюссе, Пушкина, Гете, Ростана, Бодлера, Гейне, Верлена.

Источник: https://zhizngrodnenskogor-kultura.blogspot.com/

1915-й год стал годом выхода в Екатеринославе его первого сборника на идише «Лирика. Первая книга» («Lirik – Ershtes bukh». В этом ему оказал помощь его друг И. Авчин.

Печатанием этого сборника занимались в Вильно. Но распространение ее оказалось невозможным, поскольку была военная ситуация и условия немецкой оккупации. Его первому серьезному выходу в литературу не способствовала удача, резонанса не получилось. Лейб Найдус при своей жизни не услышал слов одобряющих его поэзию критиков, не было признания этой поэзии литературными авторитетами. Если не считать небольшую рецензию Лазаря Коэна, опубликованную в 1917-м году в «Народной газете».

Ирина Тушина отметила [2]:

«Молодой поэт должен был довольствоваться лишь восторгами еврейской молодежи, главным образом. В 32-м номере «Roman-tsaytung»», специально посвященном начинающим авторам, было опубликовано его первое стихотворение на идише «Di junge harpe» – «Молодая арфа» (1907 год) [Rejzen 1927: 554] 20 студентов, которые знали его как блестящего чтеца собственных работ», – отмечает Залман Рейзен [Rejzen 1927: 554—555]».

1.3 Причина написания стихов Лейбом Найдусом на идише. Об общественной жизни и талантах поэта, о его печальной любви

Причина написания стихов Лейбом Найдусом на идише

Фото из источника в списке литературы [5]

Алла Петрушкевич (статья «Няма y Гароднi анёла») объяснила, почему Лейб Найдус писал на идише (основной причиной была любовь к девушке-еврейке) [3]:

«Пiсаць Лейб Найдус пачаy вельмi рана. Валянцiна Найдус падае цiкавыя зьвесткi, разважаючы пра няпросты выбар маладога творцы: «На якой мове пiсаць? Адказ быy ня зь лёгкiх. У двары жыла польская сям’я конюха. З ганка можна было зазiрнуць у пакоiк старэйшай сястры-габрэйкi. Па суседзтве жыла сям’я беларусаy. Непадалёку знаходзiлiся таксама беларускiя вёскi Вызгi i Даyгасельцы. Крыху далей – польскiя вёскi Кавалi i Мерашкоyцы. Няпоyныя тры кiлямэтры было да Кузьнiцы з касьцёлам на плошчы, царквой на yзгорку i дзьвюма-трыма бажнiцамi».

Дамiнуючая y тагачасным грамадзтве моyная палiфанiя паспрыяла таму, што спачатку вершы паyставалi на трох блiзкiх яму мовах: габрэйскай, польскай i расейскай. Некаторыя крынiцы сьцьвярджаюць, што пiсаy ён i па-беларуску. На жаль, тыя творы не захавалiся. Але y хуткiм часе для творчасьцi была абраная выключна мова ягонае душы – iдыш, дэбют на якой адбыyся y 1907 годзе y варшаyскiм часопiсе «Романцайтунг». Справа y тым, што вялiкi yплыy на яго аказала юная асоба – Нiна Табачнiк, шчырая аматарка габрэйскае культуры, патрыётка».

Об общественной жизни и талантах Лейба Найдуса

Лейб Найдус не был в стороне от общественной жизни, разного рода презентации, лекции, а также литературные вечера нередко проходили именно по его инициативе.

У него был талант актера, он часто выступал перед публикой, читал свои стихотворения и доклады, он был на самом деле популярен.

Лейба Найдуса выделяла его способность играть на фортепиано.

Авром Зак отмечал [2]:

«Не зная нот, он исполнял прекрасные и весьма серьезные произведения на фортепиано» [Zak 1924: 13]».

Лейб был обладателем мягкого голоса и хорошо пел. Его современники поражались энергичности поэта, его жизнерадостности, его словесным экспромтам и метким эпиграммам. Его отличало то, что он всегда обращал на вечерах и балах на себя внимание, он был первым всегда, играл только «главные роли».

У него были способности к выражению себя через мастерство художника. Он нарисовал по словам Зака «весьма удачные» виньетки к собственным стихам. [2]. С помощью своих способностей и талантов он достигал лучшего понимания и воплощения в своем стихотворном творчестве пластики слова, ритма и музыки стиха.

О печальной любви Лейба Найдуса

И я со светлых гор спустился
В долину холода и льда.

Увижу ли я солнце снова?
Шумят деревья: «Никогда…»

(Лейб Найдус, перевод с идиша —
Исроэл Некрасов)

Лейб Найдус был человеком богемным, поэтому его постоянно окружали прекрасные женщины. Однако он был верен одной, завладевшей навсегда его душой и сердцем. У его любимой был блестящий интеллект и приятная внешность, она его вдохновляла и заставляла (невольно) писать для нее и о ней. Ей молодой поэт посвящал многие свои стихотворения.

Влияние этой девушки на творчество и внутренний мир Лейба Найдуса было велико, она стала причиной того, что он писал почти исключительно на идише. И он подтвердил своим творчеством, что идиш может быть языком красивым, тонким и восторженным. Это важно потому, что многие евреи, восхищавшиеся ивритом, не любили идиш, считая его грубым языком, пригодным только для общения между собой кухарок.

Возлюбленная Лейбы Найдуса внезапно заболела и поехала лечиться в Швейцарию, много лет он был с ней в разлуке, общаясь лишь через письма. Письма, которые поэт посылал своей любимой, особенные, они рассматриваются в качестве части его творчества, в них он выражал свою любовь, свои страдания, эмоции, мысли. Это ценные письма.

Любовь к девушке, которая разгорелась в душе молодого поэта, стала для него большой трагедией. Его любимая умерла в цветущем возрасте. После этого Лейб Найдус писал только на идише, печатался в виленских и варшавских еврейских периодических изданиях.

Он на идише не только писал свои творения, но и занимался переводами на этот язык его рода творений классиков мировой значимости (Пушкин, Мицкевич, Бадлер, Лермонтов и др.). Это имело большое значение для небольших областных центров, так как помогало обойти провинциальность и культурную обособленность.

Благодаря Лейбу Найдусу его земляки получили возможность ознакомления с творениями западных художников слова. Между тем и сам он развивался, занимаясь переводами.

Лейба постоянно терзала мысль о невозвратности прошлого, тема эта у него стала, по сути, рефреном, она прошла через все его творчество. Об этом, в частности, писала Ирина Тушина [2]:

«Одной из самых ранних опубликованных работ Л. Найдуса, в которой также центральными темами становятся темы любви и природы, является стихотворение „A folks-motiv“ („Народный мотив“): Blimelekh bloyninke, blimelekh sheyninke, Reytst nisht mayn harts, velkhes nogt. Punkt ot azelkhene bloyinke oygelekh Hot mayn gelibte farmogt. Vaserlekh kilinke, vaserlekh shtilinke, Murmlt nit: ikh bin batribt. Punkt ot azoy flegt mir murmlen: mayn tayerer Di, velkhe ikh hob gelibt… Foygl du libinker, foygl di goldinker, Zing nit, vos vekstu mayn shmarts? Punkt ot azoy flegt mir zingen mayn feygele, Velkher gehert hot mayn harts… Boymelekh yunginke, boymelekh grininke, Roysht nit un rirt nit mayn vund, Punkt ot azoy rousht dos bliende boymele Shtil af ir keyver atsund… [Naydus 1924: 316]. „Цветочек голубенький, цветочек красивенький, Не тревожь мое сердце, которому не дают покоя Точно такие же голубые глазки, У моей любови. Водичка прохладная, водичка тихая, Не журчи, ведь опечален я, Точно также бормотала моя дорогая, Та, которую я любил… Птичка милая, птичка золотая, Не пой, к чему пробуждать мою скорбь? Точно также пела мне моя девушка, Та, которую слушало мое сердце. Деревья молоденькие, деревья зеленые, Не шумите и не ворошите мои раны, Ведь точно также шумит сейчас цветущее деревце В тишине на ее могиле…“ Данное стихотворение было написано в 1909 году, когда поэту было всего 19 лет, однако здесь мы уже видим яркий, глубокий образ потерянной любви, а также внутренние терзания и переживания поэта. Также здесь раскрыты образы природы, с использованием различных эпитетов, олицетворений, метафор – автор сопоставляет образы цветов, воды, птиц и деревьев с образом своей возлюбленной, таким образом одухотворяя природу. Природа здесь становится образом постоянного напоминания о его утрате, о покинувшей этот мир возлюбленной. Стоит отметить, что тема потерянной любви была характерна для раннего периода творчества Л. Найдуса».

II О творчестве Лейба Найдуса

2.1 Об особенностях, творчества Лейба Найдуса. О новаторстве его творчества и значимости его поэзии

Об особенностях творчества Лейба Найдуса

По словам ученого идишской поэзии Бенджамина Харшава, «прекрасные, хорошо отмеренные стихи Найдуса были наполнены французскими словами, пианино, ночи и ностальгией Шопена».

http://www.staroeradio.net/audio/17207

К главной заслуге творчества великого еврейского поэта Лейба Найдуса относится его непосредственная причастность к становлению нового поэтического идиш-языка. Конструирование своего языка Лейбой Найдусом происходило с использованием новых тем, не привычных для еврейской литературы сюжетов игр с метафорами.

Самыми, пожалуй, популярными из тем, которые оказались отраженными в его особенной поэзии, были темы, имевшие отношение к природе, к прекрасной любви, к самовыражению. Также поэт Найдус обыгрывал такие темы как греческая мифология, пиратство, мореходство, Север и т. д.

Мотивы им использовались романтические, эротические и связанные с экзотикой. Особенно ему присуща романтика. Даже традиционным классическим еврейским сюжетам он придает налет романтики, окутывая свои произведения вуалью этой романтики. В этом отражено то, что Лейба Найдуса увлекали произведения мировой поэзии тех времен, они были пронизаны романтичной лирикой, мотивами психологического плана, изяществом образов.

Чтобы создавать нужные образы, необходимо умело подбирать лексику. Грамотность использованного слова, если оно уместно применено, и занимаемое им место в тексте подобрано верно, помогает созданию поэтом на читателя желаемого впечатления и требуемого образа.

Лейбом Найдусом в его творчестве использовалась довольно разнообразная лексика. В том числе у него наблюдаются вкрапления иностранных слов, особенно французских, иностранных имен, а также собственных неологизмов.

<< 1 2 3 4 >>