<< 1 2 3 4 5 6 ... 21 >>

Антон Дюваль
Судьба Пятерых, или Нефритовая лилия. Историко-приключенческий роман


Г-н де Лавон распорядился, чтобы слуги принесли вещи с поломанной повозки, и приготовили комнаты для гостей.

– Вы я смотрю, продрогли совсем, подойдите к огню, – предложил де Лавон, гостье.

Леди Глайд с благодарностью приняла предложения графа, и подошла к камину. Граф Сайег посмотрел на племянника той улыбкой, которая заставляет молодых людей, когда они ее замечают, гордиться собой.

Через некоторое время слуга объявил, что комнаты для гостей готовы, после чего по распоряжения графа, он проводил лорда и леди, в их апартаменты.

Спустя сорок минут, по лестнице робкими шажками, спустилась леди Глайд. Она к тому времени успела привести себя в порядок. Ее рыжие, густые кудри рассыпались по черному бархатному платью, а ее большие и слегка выпуклые, зеленого цвета глаза игриво поблескивали при свете свеч.

Через несколько минут к ней присоединился лорд Глайд. Слуга, между тем оповестил хозяев, что ужин уже готов. Граф де Лавон, как добрый хозяин, пригласил гостей пройти вместе с ним в столовую.

Рассадив в столовой гостей, граф де Лавон смущаясь и робея, не знал с чего начать разговор. Щадя застенчивость племянника, граф де Сайег решил прийти к нему на помощь.

– Куда же вы держали путь, господа? – озабочено спросил он, обращаясь к гостям.

– Мы держали путь из Лондона в Венецию, – отвечал лорд Глайд, – а тут такая напасть. Мало того что дорогу размыло, так еще на полдороги сломалась карета.

– У вас в Венеции родственники, или вы путешествуете? – осведомился де Сайег.

– У нас там родственники, – как то растеряно ответила юная дева.

Между тем, граф де Лавон, не сводил глаз, с леди Глайд. Ему казалось, что если он отвлечется, то это божество, раствориться в воздухе.

Отужинав, леди Глайд поблагодарила хозяев и, простившись с присутствующими, засобиралась уходить, попросив лишь выдать им, на время, двух скакунов.

– Помилуйте, куда же вы поедите, в такую погоду? – спросил юноша, боясь обнажить внутреннюю тревогу. – Это было бы не по-христиански, отправлять людей в дождь, не позволив им даже толком обсохнуть. Лучше оставайтесь у нас в замке, а я распоряжусь, чтобы мои слуги занялись починкой вашей кареты.

– Ну что вы граф, я не могу воспользоваться вашей добротой, – ответила леди.

– Я вас прошу, нет, я даже настаиваю, леди, украсьте наш вечер вашим присутствием, – умоляющим взглядом, попросил граф де Лавон.

– Благодарю вас граф, вы так добры к нам, но мы не хотим злоупотреблять вашим гостеприимством, – сказала скромно леди.

– Мы почтим за честь, если вы останетесь в нашем замке, до утра, – ответил юноша.

Леди озадаченно посмотрела на своего спутника, и тот в знак согласия, кивнул головой. Лицо юноши было невозмутимо, но в душе его боролись два чувство, радость и страх перед предчувствием любви.

Они еще долго вели беседу между собой, в гостиной, пока граф де Лавон, не предложил расположиться в своих покоях.

Весь оставшийся вечер и ночь, юноша, не сомкнул глаз. Из головы у него не выходил образ этой очаровательной девушки, взор который его опьянял. Мысль о том, что ему предстоит разлука, с этим божественным созданием, приводила его в отчаянье. Наконец он решил, во чтобы то бы то ни стало, уговорить леди, остаться еще хотя бы на один день, но он не мог найти предлога. В надежде на милость природы, юноша заставил себя заснуть, рассчитывая, что пока льет дождь, и карета не исправна, гости от них не уедут.

ГЛАВА II

Предчувствие любви

Несмотря на все ожидания Эмиля, с приходом утра и следа не осталось, от непогоды. И только капли на траве и невысохшие на дороге, лужи, напоминали о вчерашнем дожде.

Проснувшись, от теплого прикосновения, солнечных лучей, пробивавшихся сквозь витражные стекла, граф тут же вспомнил о вчерашней гостье. Улыбнувшись своим мыслям, Эмиль быстро поднялся с кровати, и позвонил в колокольчик, тем самым призвав слугу, который незамедлительно принес его одежду и кувшин с водой для умывания. Но юный хозяин, не пожелал надевать, в тот день, будничный костюм. Дабы произвести впечатление на англичанку, граф приказал слуге, принести одно из лучших платьев.

Следуя испанской моде (в прочем, как и все французы тех времен), граф де Лавон надел короткий, темно-серого цвета, камзол расшитый к низу. Верх его застегивался на навесные пуговицы, а полы его свободно расходились. Поверх камзола был надет большой, кружевной, покрывающий плечи, воротник. Сам камзол, был украшен рукавами с продольными разрезами, сквозь которые выглядывала белоснежная сорочка. Широкие, до середины икр, штаны заканчивались тонкими петлями из лент.

Окончив утренний туалет, Эмиль чуть было не побежал в столовую, но вовремя удержал свой юношеский порыв.

– Не будьте мальчишкой, месье де Лавон, – с усмешкой сказал сам себе граф, покидая свои покои.

Сдерживая быстрый шаги, граф шел неспешно по коридору. Когда же он проходил мимо покоев леди Глайд, сердце его беспричинно забилось, а ноги сами понесли в столовую.

Едва граф де Лавон оказался в столовой, он первым делом начал искать глазами леди, однако ее там не оказалось. За столом сидел дядя и лорд Глайд, ведя беседу о лошадях. Пожелав им доброго утра, юноша сел за стол в подавленном настроении. Граф де Сайег, заметив взволнованность племянника, озабочено его спросил:

– Что с вами Эмиль, вы чем-то расстроены?

– Нет, дядюшка, – хмуро ответил граф.

– Быть может, вы себя плохо чувствуете, у вас что-то болит?

– Нет, благодарю, я здоров, – достойно ответил юный граф. И невольно, обнажив свою внутреннюю тревогу, он вдруг, спросил: – А где же леди Глайд?

– Леди Глайд просила извинить, она немного опоздает к завтраку, – ответил англичанин.

Когда спустя четверть часа милое создание спустилась на столовую, молодой человек встал и, поглядел на особу пристальным взглядом, чем невольно насторожил девушку.

– Доброе утро, сударыня, – сказал нежно граф.

– Доброе утро, господа, – улыбаясь, проговорила леди. – Простите, что заставила вас ждать.

– Как вы спали эту ночь, сударыня? – с волнением спросил Эмиль.

– Превосходно, у вас на редкость чистый воздух, – восхищалась леди Глайд, – а трели соловьев ласкают душу.

– После завтрака господа, я предлагаю оглядеть наш парк, – предложил де Лавон. – Наш садовник, этой весной, высадил удивительные розы и мальвы.

– Благодарю за приглашение, граф, – произнес англичанин. – Я думаю моя сестра, не будет против, легкой прогулки.

В ответ леди, благосклонно кивнула.

После завтрака все спустились в парк. Леди шла задумчиво впереди, граф де Сайег вел беседу с лордом Глайдом, а поодаль них шел юноша. Прогуливаясь в прохладной тенистой аллее, сквозь листву которой, пробивались косые лучи, восходящего солнца. Один из этих золотых лучей осветил лицо девушки, глаза которой, казалось, излучали такой же теплый, утренний свет.

Тем временем юноша, успел нарвать букет лилий с капельками росы, такими же прелестными, как, и она сама. Подойдя к мадемуазели, и взглянув ей в глаза, граф молча, протянул ей букет. Она с благодарностью взглянула на него, и с восхищением произнесла:

– Боже, откуда вы узнали, что это мои любимые цветы?

– Я этого не знал, – ответил юноша. – Просто, я посмотрел на лилии, и мне показалось, что вы похожи на одну из них.

В ответ девушка звонко рассмеялась и, прибавив шаг, подошла к лорду Глайду, который продолжал о чем-то беседовать с графом Сайегом.

После прогулки они вернулись в дом. Гости поднялись к себе в комнаты, поблагодарив графа, за прекрасную прогулку. Граф де Сайег величественно подошел к окну, но даже со спины, можно было понять, что он, не доволен поведением племянника. Эмиль хотел подняться в свои покои, но строгий голос графа, остановил его:

– Не спешите Эмиль, мне нужно с вами поговорить.
<< 1 2 3 4 5 6 ... 21 >>