1 2 3 4 5 ... 8 >>

Марина Сергеевна Серова
Черные псы

Черные псы
Марина С. Серова

Частный детектив Татьяна Иванова
Странные события происходят в окрестностях дачи Андрея Баскера: как только сумерки опускаются на землю, а над болотами поднимается туман – в доме отчетливо слышатся, будто предвещая смерть, кошмарные завывания собак. В одну из таких ночей при ужасных обстоятельствах погибает гость Андрея, а дама сердца Баскера сходит с ума. Теперь частному детективу Татьяне Ивановой предстоит выяснить, кому и зачем понадобилось инсценировать страшную историю Конан Дойля…

Марина Серова

Черные псы

Глава 1

Не верьте в черных псов

В этой жизни никогда не стоит зарекаться от любых, самых невероятных случаев. Бывает, послушаешь кого, лениво отмахнешься, дескать, вздор… А потом вдруг нелепая, сказочная небылица выплывает перед глазами, и становится жутко вдвойне, потому что возле тебя то, во что верить отказывался.

В начале мая 1997 года меня завертели дела, и потому поступившее на мой автоответчик предложение отметить День Победы на природе меня немало порадовало. Тем более, что исходило оно от моего старого приятеля Андрюхи Баскера. Знакомство наше началось на какой-то попойке по поводу празднования Старого Нового года у общих знакомых. С тех пор и повелось: ряд знаменательных дат, выделенных в календаре, отмечать вместе. Благо с чем, с чем, а с красным цветом в России всегда был порядок даже в календаре, посему мы виделись с Андреем довольно часто. До злоупотреблений постельным режимом дело у нас не доходило, у него была жена, очаровательное создание. Я видела ее один раз, и она произвела на меня двоякое впечатление. Красива, бесспорно, но что-то странное, не от сего мира блуждало в ее глазах… Мне показалось, что у милой супруги Андрея Карловича не все дома.

Кстати, надо сказать, что Андрей был родом из поволжских немцев, что весьма способствовало его деловой карьере. В свои тридцать лет он стал вице-президентом довольно крупной строительной фирмы и зарабатывал, естественно, очень неплохо.

Так, уже два года назад он смог позволить себе возведение делового дворца на Волге, который скромно именовал «дачкой», а его жена – «Баскер-холлом». Надо полагать, по аналогии с Баскервиль-холлом из известной повести Конан Дойла. Имя жены Андрея было Эвелина, он звал ее Виля, а потому сочетание фамилии и сокращенного имени жены звучало впечатляюще – Баскер Виля.

Нарочно не придумаешь.

Вот в этот «Баскер-холл» и предлагал мне съездить Андрей.

– Алло, здравствуйте, будьте добры Андрея Карловича… Да. Благодарю вас.

– Я слушаю, – раздался в трубке чуть хрипловатый баритон Баскера.

– Здравствуй, Андрюша, это Таня Иванова тебя беспокоит.

– А, Таня! Как дела?

– Да ничего, жива пока. А ты, судя по всему, нагло процветаешь и без зазрения совести обираешь сограждан неимоверными ценами?

– Ну вот, сразу куча комплиментов, – засмеялся он. – Ты прослушала автоответчик? Я тебе звонил…

– Потому и звоню. И что тебе сказать?…

– Что-нибудь приятное.

– Приятное? А у тебя вкусы не изменились?

– Не думаю. Ну, ты едешь?…

– А кто там будет?

– Ну… Я буду.

– Это я как-то по длительном размышлении уразумела.

– Будет мой шеф, Аметистов Глеб Сергеевич то есть, со своей… кхе-кхе… подругой, что ли… ее даже любовницей толком не назовешь. Родственнички мои будут, господин Солодков с женой.

– Это тот архитектор, что строил тебе твою виллу на Женевском озере?

– Какое там еще Женевское озеро?.. А, это у тебя шуточки такие. Да, это тот, что мне дачку строил.

– Когда это он успел в твои родственнички записаться?

– Филька-то Солодков? Да он на Ленке женат, сестре моей Вили. А, ну еще жена моя там будет.

– Замечательно, – сказала я. – Еще кто?

– Соловьев, ты его не знаешь. Некий Бельмов, я и сам его толком не знаю – друг Фили и любимец обеих сестричек, Вили и Лены то есть.

– Журналист? – спросила я.

– Ты с ним знакома?

– Упаси боже! – замахала я руками, зажав телефонную трубку между плечом и ухом. – Я читала его статейки в «Тарасовских вестях» и еще где-то, мне как-то о нем говорили мои алкогольные галлюцинации – Казаков с Кузнецовым, я тебе о них рассказывала.

– А, что-то там о перцептине и светлячках? Да, громкое было дело. Знаю. Так что, твои алкогольные глюки знакомы с Бельмовым? И что они говорят? Я, знаешь ли, не питаю особо нежных чувств к журналистам.

– Ничего утешительного, – усмехнулась я, – одно то обстоятельство, что они знакомы…

– А мне Виля с Ленкой все уши прожужжали: дескать, возьми его, нам с ним весело, он такой остроумный и вообще в высшей степени замечательный.

– Вероятно, в потреблении алкогольных напитков особенно, – заметила я. – Вся журналистская братия такая. Да особенно если водит знакомство с Кузнецовым и Казаковым.

– Ну, еще человек пять, ты знаешь… Так, пара ребят из нашей фирмы, девчонки из «Атлант-Росса»…

– «Атлант-Росса»? – удивилась я. – А Тимофеева и Новаченко там, случаем, не будет?

– Ну, знаете ли… – даже несколько обиделся Баскер, – конечно, будут, а также Березовский Борис Абрамович и Чубайс Анатолий Борисович. И нет надобности говорить, что дело не обойдется без моего любимого Бориса Николаевича. Так шта-а-а, панимаешь, дыр-рагие рыссияни-и-и…

– Ну, ладно, ладно, – произнесла я, – конечно, Тимофеева не пригласили. Подумаешь, президент «Атлант-Росса»! В общем, Андрюша, я с удовольствием.

– Зер гут! – откликнулся Баскер.

* * *

На виллу Баскера мы выехали уже далеко за полдень, часа в три, кортежем из четырех автомобилей. Впереди ехал темно-зеленый «БМВ» Баскера, затем серебристый «Мерседес-320» Аметистова. В следе «мерса» болталась раздолбанная вишневая «восьмерка», в которой сидели молодой архитектор Солодков, его жена и журналист Бельмов. За ними ехала я с двумя знакомыми девчонками из «Атлант-Росса», которых хорошо знал и Баскер. Всю дорогу они обсуждали достоинства генерального директора фирмы, в том числе и самые что ни на есть мужские. Я слушала с интересом, поскольку Александр Иванович Тимофеев вызывал у меня, скажем так, неоднозначную реакцию.

Мы проезжали мост через Волгу, когда нас обогнал поцарапанный и забрызганный грязью старенький «Фольксваген», из которого раздавались надсадные звуки какой-то чудовищной музыки. Я сразу узнала его. Да и как мне было не узнать, если за рулем маячила знакомая широкая харя Кузнецова, красная от бесчисленных прелестей жизни, а из окна просунулась шкодливая рожица Казакова и разверзла ротовую полость, проорав на весь свет божий какую-то гадость. К счастью, ветер унес слова, а быстро мчавшийся «Фольксваген» – их гнусно ухмыляющийся источник.

– Куда это они поехали? – довольно громко произнесла я.

Надо полагать, моя фраза не вписалась в оживленный диалог о Тимофееве, потому что девушки из «Атлант-Росса» тут же прекратили анализ анатомии их шефа и поинтересовались:

1 2 3 4 5 ... 8 >>