Скандал в благородном семействе
Марина Сергеевна Серова

1 2 3 4 5 ... 8 >>
Скандал в благородном семействе
Марина С. Серова

Частный детектив Татьяна Иванова
У частного детектива Татьяны Ивановой все дела непростые. Но это… Несколько дней, забывая перекусить, почти не имея времени вздремнуть, мечется она по городу в поисках того единственного человека, который мог отравить известную бизнес-леди Инну Россову. Но кто он? Как попал на презентацию в ее роскошный особняк? И по каким причинам пошел на убийство? С огромным трудом вычислив его имя, Таня понимает: нет у него никаких мотивов для преступления. Но тогда кто подсыпал цианид в роковой бокал с шампанским? В конце концов, Татьяна находит и причину, и виновника, но… отпускает убийцу на свободу! И снова идет за ним по пятам…

Марина Серова

Скандал в благородном семействе

Глава 1

Особняк был и в самом деле шикарным: построенное на старинный манер здание, окна с изящными решетками, черепичная крыша и высокий забор из красного кирпича. Ограду со стороны двора сплошь покрывали какие-то вьющиеся растения с крупными листьями, которые умудрились перекинуться на противоположную, внешнюю ее сторону.

Само здание было явно новым, вернее, недавно построенным, так как его форма соединяла в себе очертания не только построек прошлых лет, но и имела современные мотивы. Особенно же впечатляло в нем не это комбинирование, а то, что вместо балконов к особняку были пристроены небольшие, полностью стеклянные, навесные зимние сады. Они в последнее время просто покорили всех своим очарованием, а потому каждый более или менее обеспеченный человек старался пристроить их к собственному дому, дабы выделиться и блеснуть модной новинкой.

Мы подъехали к широким металлическим воротам, и Эдик несколько раз просигналил. Через пару минут ворота тяжело отъехали в сторону, и мы смогли попасть во владения, скрывавшиеся за ограждением.

Во дворике все было еще лучше, чем мне показалось сначала: вокруг тропинок располагались красиво постриженные деревья, гнущиеся под тяжестью плодов, нежным ароматом цветов окутывало со всех сторон, словно легким покрывалом, а воздух в округе был насыщен доносившейся из окон мелодичной музыкой.

Эдик припарковал машину на стоянке возле дома, специально сделанной для гостей, вышел сам, а затем открыл дверь с моей стороны и протянул руку:

– Прошу на бал, моя прелестная леди.

Я улыбнулась и, медленно выйдя из его черного «Феррари», приняла предложенную мне руку. Мы направились в особняк, ступая по мраморной лестнице, в настоящий момент украшенной по бокам напольными вазами с живыми цветами.

Душа моя ликовала, и я с уверенностью могла сказать, что в эти минуты счастлива. Уже давно мне не удавалось так великолепно проводить время, как в последние дни. И все благодаря Эдику.

С ним я познакомилась пару дней назад на выставке ювелирных изделий, где он меня и заприметил. И лишь позже, когда я прогулочным шагом направилась к дому, решился подойти и познакомиться. Не стану скрывать, что мне Эдик понравился практически сразу же, а потому я не отказалась от его приглашения провести вместе выходные.

Первый день мы просто гуляли по центральным улицам города, на второй – посетили театр, затем наведались еще в парочку интеллигентных мест. И вот сегодня он пригласил меня на роскошную презентацию какой-то новой марки сигарет. Ее, как я узнала по дороге, устраивала известная в Тарасове «табачная императрица». Такое прозвище дали Инне Андреевне Россовой, самой богатой женщине города, сумевшей собственными силами создать крупнейшую сеть по производству табачных изделий и торговле ими. В ее особняк мы в данный момент и направлялись.

При входе в дом нас встретил молодой человек в смокинге и, сверив пригласительные билеты со списком, проводил в залу, куда уже успели прибыть иные приглашенные. Эдик сразу же попытался найти среди этих людей саму хозяйку, а я тем временем, не скрывая своего интереса, рассматривала внутреннее убранство, ведь не каждому удается оказаться в подобном месте.

В будние дни это, скорее всего, была обычная гостиная, но сейчас она была превращена в банкетный зал с широкой сценой, чем-то напоминающей половинку диска солнца. Кроме сцены, здесь стояли маленькие мягкие диванчики, выставленные вдоль стен полукругом, и множество столиков, на которых оригинальным образом располагались всевозможные сувениры с маркой компании.

Чуть в стороне от сцены стояли и другие столы, но их, как я могла предположить, планировалось выдвинуть позднее, чтобы устроить шикарный ужин. К такому выводу я пришла потому, что на столах кое-где уже стояли салфетки в виде сложенных из бумаги крупных цветов.

Стены же зала были украшены плакатами с изображением тех самых сигарет под названием «Затмение», которые сегодня и планировалось представить на суд публики.

Пока я все это рассматривала, Эдик успел выхватить глазами в толпе хозяйку особняка и буквально поволок меня с нею знакомить.

– Инна Андреевна, разрешите представить вам даму моего сердца, Татьяну Иванову, – слегка склонившись перед приятной на вид блондинкой лет сорока пяти, произнес мой кавалер. – Так же, как и вы, она в этом городе персонаж весьма известный, так что прошу любить и жаловать.

Я поприветствовала гостеприимную хозяйку, о которой мне приходилось не раз читать в газетах много всякого, как лестного, так и не очень. А потому, увидев «табачную императрицу» воочию, я попыталась сопоставить тот ее образ, сложившийся в моем воображении ранее, с тем, что приходилось созерцать сейчас.

С первого взгляда бросалось в глаза то, что женщина эта и в самом деле очень властная, любящая управлять и не признающая над собой чьего-либо главенства. На это указывали ее тонкие, плотно сжатые губы, прямой, даже сверлящий взгляд, резко и четко очерченные нос и скулы. Но злобной я бы ее не назвала, так как в целом выражение ее лица казалось довольно привлекательным и миролюбивым.

Сейчас «императрица», кажется, была в прекраснейшем расположении духа – она так и светилась вся и улыбка не сходила с ее губ. Одета она была весьма строго: черный брючный костюм с блестящими металлическими пуговицами и цепочкой, выполненными явно на заказ, так как форма их была очень уж экзотической, в то время как покрой самого костюма был весьма прост. На ногах – также черные туфли на очень высоком каблуке-шпильке, какие принято носить бизнес-леди. Волосы Инны Андреевны были тщательно зачесаны и собраны на затылке в ракушку, наверху превращающуюся в астрообразный цветок из завитых локонов волос.

«Императрица» быстро пробежала по мне своим сверлящим взглядом и, улыбнувшись, ответила:

– О вашей работе я действительно кое-что слышала, и все – только положительное. Так что, Эдик, – тут же повернувшись к моему кавалеру, продолжила она, – могу сказать, что тебе крупно повезло: Татьяна, кажется, женщина очень своеобразного склада ума, таких сейчас и не встретишь. Ты уж береги ее, а то не дай бог уведут.

Сразу после этого хозяйка извинилась и, оставив нас наедине, поспешила поприветствовать остальных гостей. А их было немало – около тридцати человек, как я могла судить по тому списку, в котором искали и наши с Эдиком имена. И это не считая прислуги, охраны и самих жильцов особняка, о которых я, честно говоря, практически ничего пока не знала.

После знакомства с хозяйкой мы с Эдуардом некоторое время наслаждались просмотром рекламных роликов нового товара, причем именно наслаждались, так как сняты они были действительно мастерски. Затем началась официальная часть, проходившая по вполне обычному сценарию: сначала видеофильм о новом товаре с рассказом о технологии его изготовления, затем сообщение о целях данной презентации, повторное прокручивание рекламы, а потом и вопросы публики. Их, как и можно было предположить, было не так уж и много, да и те, что прозвучали, не блистали остроумием.

Все это заняло около тридцати минут, но я даже не заметила, как пролетело время, так как была поглощена рассказом Эдика о присутствовавших.

Эдик – журналист газеты «Короли жизни», и ему, что называется, по должности приходилось вращаться в высших кругах. Потому-то он и знал, кто есть кто, кто с кем в ссоре или наоборот – в дружбе, кто, кого и почему не любит, ненавидит, и прочее. В силу своей, весьма схожей с его, профессии мне было страсть как интересно все это слушать, ну и, конечно, кое-что из сообщенной им информации откладывалось про запас в памяти – мало ли, вдруг пригодится.

Именно от Эдуарда я узнала многое и о самой хозяйке. Оказалось, что Россова добилась такого положения в обществе и в бизнесе благодаря своему первому мужу, отвалившему ей прехорошенькую сумму денег за то, чтобы она дала ему развод, а затем уехавшему в Штаты с новой пассией. Инна Андреевна полученные денежки по ветру не пустила, а быстренько заставила их работать, вложив в какую-то выгодную сделку. И вот благодаря своим усилиям и, конечно, уму за несколько лет она достигла того, что стала именоваться «табачной императрицей». Звание это настолько прикипело к ней, что если даже кто-то в городе не знал, как зовут Россову, то при упоминании прозвища сразу понимали, о ком именно идет речь.

– А теперь, уважаемые дамы и господа, прошу минуточку внимания, – прервал нашу с Эдиком беседу голос ведущего. – Всеми уважаемая хозяйка этого дома приготовила для вас сюрприз.

Зал одобрительно загудел, а ведущий – молодой человек лет двадцати семи – продолжил:

– Неофициальную часть нашего мероприятия начнет всем известная группа «Бэри-Бэр», специально приглашенная для вас из Москвы. Ну и первая ее песня, сопровождаемая дегустацией новых сигарет, это, конечно же, «Закурим».

Услышав эту новость, я невольно вздохнула: любовью к творчеству группы я никогда не пылала. Остальные же гости явно были другого мнения, после объявления музыкального номера раздались одобрительные выкрики.

– О, прекрасно задумано, – так же, как и остальные, обрадовался Эдик, но, заметив на моем лице некоторое неудовольствие, сразу же спросил: – А ты что так грустна? Тебе не нравится «Бэри-Бэр»?

Я мило улыбнулась ему в ответ и, склонившись к уху, тихо произнесла:

– Не нравится, это слабо сказано – я эту группу терпеть не могу. Если ты не будешь против, то я бы пока немного прогулялась по дому.

– Мне пойти с тобой? – задал вполне естественный вопрос Эдик.

Не желая лишать Эдуарда удовольствия послушать любимые песни, я предпочла отказаться от его сопровождения и, чтобы не мешать остальным, быстренько выскользнула из залы в соседнюю комнату.

Как оказалось, это был длинный коридор, через который можно было выйти в сад, а также попасть во множество других комнат, расположенных на первом этаже. Где-то в самой середине коридора вверх шла широкая лестница, соединяющая между собой этажи особняка. Она имела литые перила, узор которых казался выплетенным из настоящих цветов, настолько тонко и мастерски он был сделан.

Но наверх я подниматься не стала, решив, что не совсем красиво шляться по чужому дому без хозяев и заглядывать в их комнаты. Может, кто-то и мог такое себе позволить, но я была здесь человеком совершенно посторонним, а потому предпочла прогуляться по саду и подышать воздухом, пока столичная чудо-группа будет демонстрировать свой репертуар.

Прежде чем туда направиться, я решила заглянуть в кухню в надежде получить какой-либо холодный напиток, так как те, что стояли на подносах официантов, были весьма уж однообразны и совсем не отвечали моему вкусу. Я больше люблю натуральные соки, нежели лимонад или джин-тоник даже в очень большом ассортименте.

Кухню я нашла сразу, так как именно из нее все время выскальзывали одинаково одетые официанты с легкими закусками на подносах. Спросив у одного из них, где можно взять себе обычной воды или натурального сока, я направилась к какой-то старушке, которая всем этим заведовала, так как сидела за столом и то и дело отдавала какие-то распоряжения девушкам и юношам, нанятым для обслуживания презентации.

Подойдя к ней, я поздоровалась и спросила, где можно добыть холодный сок. Старушка окинула меня удивленным взглядом и, приветливо улыбнувшись, произнесла:

– Так что ж вы сами-то ищете? Тут ведь официанты есть. Спросили бы их, они б вам все принесли.

Тогда я честно сказала, почему покинула зал, на что старушка ответила:

– Абсолютно с вами согласна, но с моей дочкой разве поспоришь! Сказала, что пригласит эту непутевую группу, вот и пригласила. Ей она нравится, да и остальные гости вроде довольны. А нашего мнения никто уж и не спрашивает, – напоследок вздохнула она.

После ее слов до меня дошло, что эта женщина – мать Инны Андреевны. Как же я раньше не догадалась? Ведь черты лица у обеих очень схожи. Правда, старушка темноволоса и глаза у нее, в отличие от глаз дочери, зеленые, а не серые.

1 2 3 4 5 ... 8 >>