Десять карат несчастий
Марина Сергеевна Серова

<< 1 2 3 4 5 6 ... 8 >>
Ряды пассажиров заметно рассеялись, свидетели оживленно обсуждали происшествие, а я подумала, что удар лезвием, вероятно, предназначался мне. И что я вечно лезу, куда никто не просит?

С моим попутчиком мы сошли на одной остановке.

– Благодарю, ты меня сегодня дважды выручила.

– Ты кто вообще-то такой? – его манера разговаривать действовала мне на нервы. – Ты что ко мне привязался?

– Нравишься ты мне, – признался Владик. Мне почему-то стало его жаль, он выглядел таким обеспокоенным и растерянным, что я даже посожалела о своей грубости. Владик достал из кармана носовой платок, намереваясь позаботиться о ране, которая немного кровоточила. Я предложила ее перетянуть, остановив его жестом, и извлекла из сумочки бинт, который носила при себе на случай непредвиденных обстоятельств. «Тип» с интересом наблюдал за моими действиями. Я осторожно его перевязала, чтобы кровь остановилась совсем.

– Молодец, – похвалил меня Владик. – Из тебя получилась бы неплохая сестра милосердия. Это я тебе как врач говорю, – сказал он вполне серьезно.

– Может, тебе в травмпункт… Там бы тебе ее зашили, – осторожно предложила я, грешным делом, надеясь от него освободиться.

– Тут и шить-то нечего, ерунда. Ты что, опять от меня избавиться захотела?

Шестое чувство подсказывало, что я от него теперь долго не избавлюсь.

– Мало того, что жена горит желанием…

Я навострила ушки:

– Каким желанием?

– А тебе какая разница? – насторожился «тип». – Ты что – оперуполномоченный?

– А ты развода добиваешься? – не могла я удержаться.

– Нет, моя вторая половина добивается, – Владик грустно улыбнулся. – И не только развода… – Он замолчал и сделал в воздухе знак, полоснув указательным пальцем себе по горлу.

– С чего ты взял? – стала я допытываться.

Владик пробудил во мне чисто профессиональный интерес. Кроме того, меня занимал вопрос, знает ли «тип», с кем разговаривает? Если ему известно, кто я, то почему он это скрывает? И, надо отдать ему должное, делает это виртуозно! Только вот к чему такая тактика может привести? А впрочем… не моя забота.

– А что это мы все обо мне да обо мне? Девушка, с вами можно познакомиться? – попытался пошутить Владик и одарил меня неотразимой улыбкой. Его глаза вдруг стали такими добрыми и теплыми, что я… чуть было не проболталась.

– Я не знакомлюсь на улице.

– Да, я заметил, ты обычно только ввязываешься в разборки. Бетмен в юбке.

Я пожала плечами… Что, мол, с дурака возьмешь?

– А проводить-то тебя можно? – спросил Владик. – Я – мужик и то в такое время боюсь один ходить.

От его слов я едва не поперхнулась. Он и сам понял, что сморозил глупость, и чуть-чуть смутился.

– Меня иномарка за поворотом ждет! – отрезала я и решила попусту не тратить времени.

– Ага, катафалк с музыкой, – усмехнулся Владик.

Иногда чужая ирония делает меня несносной, а иногда творит чудеса, заряжая меня энергией, как аккумуляторная батарейка. Это был как раз тот случай.

– Ладно, давай знакомиться, – согласилась я, – Татьяна Иванова.

Оказалось, он обо мне наслышан, но встретить даже не мечтал и теперь благодарит провидение. Куда ему, хирургу городской клинической больницы Владиславу Васильевичу Самойлову, угнаться за Ведьмой – легендой тарасовского сыска!

«Подвела тебя, голубушка, хваленая интуиция!» – злорадствовал внутренний голос.

– До недавнего времени все шло прекрасно, – откровенничал Владик о своем неудачном браке. – Она богата и…

– …жил ты безбедно. – Я то и дело прерывала его рассказ ехидными репликами.

– Да неуместен твой сарказм! – воскликнул он. – Конечно, она меня практически содержит, а это, к твоему сведению…

– Представляю, как тебе тяжело!

– Но она не лезла в мои дела. А тут вот недавно на автоответчике я случайно прослушал адресованное ей сообщение…

«Так уж и случайно», – усомнилась я, но вслух высказаться не решилась. Если я соглашусь на него работать, то придется изображать уважение. Хотя откуда у него деньги? Если только…

– Продолжай, – подбодрила я. – От кого сообщение?

– Точно не знаю, – он сощурил один глаз, получилось очень забавно, – но думаю, от любовника.

– Текст?

– Дословно передать не могу, но что-то вроде того, что развод – это опасно, а убрать меня необходимо.

– Почему опасно?

– Я не знаю.

– Странно. Должны же у тебя быть хоть какие-то предположения? Ведь не каждый день замышляют твое убийство.

– Может, я оказался случайным свидетелем?

– Маловато информации, вот что я тебе скажу. От меня-то ты чего хочешь?

– Танечка, нас же судьба свела. Может, ты на нее компромат соберешь, а? Я жить хочу, – говорил Владик очень жалобно, но не на ту нарвался. От его «может» меня коробило, кроме того, тревожил вопрос кредитоспособности «типа».

– Иными словами, ты мне поручаешь слежку за своей благоверной и охрану твоей персоны, – подвела я итог нашему разговору, который продолжался от самой остановки вплоть до моей квартиры. На шестой этаж мы поднимались пешком – лифт, как всегда, не работал. – Двойная работа, – продолжала я, – плюс использование машины, подслушивающих и подглядывающих устройств. Это будет дорого стоить.

– Расплачусь, не волнуйся.

– Подозреваю, деньги тянуть будешь у жены. А когда все раскроется? Не боишься?

– А мне терять нечего, – заявил Владик, и я ему поверила.

– Чем занимается супруга?

<< 1 2 3 4 5 6 ... 8 >>