След погасшей звезды
Марина Сергеевна Серова

<< 1 2 3 4 5 6 ... 11 >>
– Тамада? – засмеялась я.

– И это тоже, – махнула рукой Света, чтобы ее не перебивали. – Праздничное агентство у нее. Дни рождения, свадьбы, мальчишники (наши понимающие взгляды в зеркале встретились). Так вот, она тоже говорила о том, что клиентов стало меньше. Кризис, все такое.

– Когда это у нас не было кризиса? – хихикнула я.

Света принесла состав, тщательно расчесала мои волосы и начала их аккуратно покрывать. К юной клиентке вернулся парикмахер, и она отправилась на мойку.

– Я так думаю, Танюш, – серьезно посмотрела на меня Света, – это знак.

– Знак? – такого я, пожалуй, не ожидала услышать.

– Свыше, – продолжила Света будничным тоном, но в ее интонации чувствовалось веселье. – Одновременно затишье и на любовном фронте, и на профессиональном. Так вселенная сообщает тебе, что красивая женщина не должна разыскивать преступников. Красивая женщина не должна работать. Тем более, сама знаешь, какая у тебя опасная профессия. Не ровен час – схлопочешь серьезную травму, в больницу попадешь.

– И чем же ей можно заниматься, этой красивой женщине? – уточнила я, чтобы не концентрировать внимание подруги на палатах и врачах.

– Получать удовольствие от жизни, – ответила Света так легко и естественно, как будто речь шла о прописной истине.

– И как ей можно его получать?

– Ходить ко мне два раза в месяц, – улыбка Светы стала шире, – и на массаж горячими камнями, и на маникюр, и по магазинам.

– Света, дело в том, что этой красивой женщине, – я указала на свое отражение, – для того, чтобы получать удовольствие от жизни, нужно совершенно другое.

– И что же?

– Нагружать мозг, – честно ответила я, и Света покачала головой. – Когда я думаю над новым делом, он работает на полную мощность, и это настоящее удовольствие. Не подумай, пожалуйста, что я не люблю массаж, это приятно и полезно для здоровья. Мне нравится приходить к тебе, и не только, когда нужно сменить внешность для очередного задания. Знаешь, я решила сегодня быть транжирой и сделала это исключительно благодаря тебе.

– Как хорошо я на тебя влияю, – рассмеялась Света.

– Но когда я анализирую данные по делу, – продолжила я, – мой мозг поет от нагрузки. Все тщательно проверяется, клубок распутывается, и картина произошедшего раскрывается. Вот тогда я и получаю удовольствие от жизни, которое не смогут компенсировать покупки. Даже если у меня будет столько денег, что я смогу не работать никогда, проживи я хоть двести лет, все равно я бы не оставила это занятие.

Какое-то время Света выглядела задумчивой. Темп работы ее ловких умелых рук замедлился, и я подумала уже, что переубедила ее.

– Знаешь, – ответила она, ускоряя работу, – это все временное. Однажды тебе захочется дом с камином, породистого пса, детей и мужа, который позаботится обо всех вас. Богатый поклонник никому не повредит, особенно когда денег нет и работы тоже… Ну, вот… Теперь нужно подождать, а пока журналы посмотри. Кофе будешь?

Моя улыбка была красноречивее любых слов.

Место молоденькой девушки заняла воспитанная взрослая женщина в роскошном фиолетовом платье, придающем ее немного расплывшейся фигуре пикантность и даже некоторое изящество. Этой клиентке нужна была прическа для торжественного мероприятия. Ей вымыли волосы, и в зале зашумел фен. Легкое эхо – частый атрибут необжитого помещения. Именные дипломы еще не всех сотрудников заняли выгодные позиции на стенах, а выделенная кремовым широкая панель за моей спиной наверняка готовилась под панно или картину. Не могу сказать, что когда-либо увлекалась таким мирным и уютным занятием, как дизайн интерьера. Дело, достойное прилежной супруги успешного дельца, – благоустройство дома и сада. Разумеется, совместно с дизайнерами, садовником, специалистом по художественной подсветке…

Девушка с бронзовым загаром и укладкой голливудской звезды принесла мне кофе. В стопке с журналами оказался потрепанный гид автомобилиста, известное издание с нескромными фото обнаженных девиц и пикантными интервью и «Фокус» полугодовой давности с главным архитектором города на обложке. Мною овладели две извечные силы: лень и любопытство – и любопытство, как обычно, одержало сокрушительную победу.

Журнал начинался несколькими страницами рекламы фирм общероссийского масштаба. Сеть магазинов модной одежды предлагала новую коллекцию, французский модный бренд – «аромат для настоящих мужчин», американский косметологический концерн – линию омолаживающих кремов. Российское производство, определенно, переживало существенный подъем. За глянцем идеальных рекламных листов следовала колонка редактора с ободряющей речью, рубрикатор с указанием материалов и страниц, на которых они расположены, и список сотрудников, трудившихся над номером. Согласно модной тенденции последних лет, отчества в нем не указывались. Некоторые работники журнала даже не использовали полную форму имени: вместо Елены значилась Лена, а Александр превратился просто в Сашу.

Пролистав журнал от корки до корки, я поняла, что его команда зарабатывала на самолюбии тарасовских предпринимателей. Большинство статей имели единственной целью пустить пыль в глаза коллегам и конкурентам. Журнал доставлялся юридическим лицам города, оседая в парикмахерских и стоматологических кабинетах, как мутный осадок на дне стакана. Здесь поздравляли с юбилеями и крестинами, делились опытом распределения времени и снимками с отдыха на далеких тропических островах с эдемскими лагунами и бескрайней лазурью во все стороны. Это уже не было прессой. Это была социальная сеть, и клиенты журнала, как опытные пользователи, старательно пытались перещеголять друг друга из номера в номер. В том выпуске, который я просматривала, победа присуждалась известному в городе предпринимателю Владу Яковлеву. В честь его сорокалетия целый разворот занимали интервью и качественные снимки в непринужденной атмосфере родного дома. Здесь он рассказывал читателю о головокружительных успехах в бизнесе в ходе исторического развития группы компаний, возглавляемых им в данное время.

– Красивый какой, – улыбнулась Света, рассматривая фото через мое плечо.

Не поспоришь. Пикантная легкая небритость, четкие линии темных бровей, густые ресницы, искрящиеся синие глаза, благородная седина на висках, широкие крепкие плечи.

– И держит себя в отличной форме. – Света принялась изучать состояние моих волос. – Животик плоский, зубки беленькие.

– Приятно, когда мужчина следит за собой, – согласилась я.

– И жена у него такая же, – заметила Светлана. – Она приходила сюда на массаж. Такая, знаешь, королева Дании: стрижка, как у Гленн Клоуз в этом, как его – сериале про адвокатов…

На моем лице отразилось непонимание. Света сделала жест рукой, как бы стирающий часть разговора о многосерийных фильмах.

– Ты же не смотришь ничего, – пожала плечами она.

– Света, я знаю, как выглядит Гленн Клоуз, – реабилитировалась я. – Стильная женщина.

– А жена Яковлева еще и очень красивая. Посмотри дальше, где-то было их совместное фото.

Я нашла его. Фото было сделано на мероприятии по случаю открытия ресторана итальянской кухни в центре города. Яковлевы стояли рядом, лучась улыбками, но ни их руки, ни тела не соприкасались, а выражения лиц казались шаблонными. Сияющие короткие волосы Натальи действительно были идеальными, как и все остальное: светлая кожа, синее платье, браслет из жемчуга, изящные пальцы, макияж. Улыбка не затронула ее холодных светло-голубых глаз. Идеальное фото идеальной пары, скрывающей от беглого взгляда натянутую холодность.

– Не думаю, что они близки, – заметила я вслух.

– Девочки сплетничали, что у Яковлева часто случаются романы на стороне, – ответила Света. – Пойдем к мойке.

– Покажи мне красивую женщину, и я назову тебе имя мужчины, которому надоело с ней спать.

– Грубиянка, – хихикнула Света.

Я попыталась поудобней расположиться у мойки, но это всегда давалось мне не без труда. Света включила воду и принялась смывать состав с волос. Как только ее пальцы коснулись моей головы, мир поплыл перед глазами в клубах удовольствия. Этот момент в посещении парикмахера я люблю даже больше, чем лицезрение в зеркале результата его работы. Как же приятно, когда голову тебе моет кто-то другой!

Фен наконец выключили. Клиентка покинула зал с идеально прямыми волосами. Света усадила меня в кресло и принялась сушить мои волосы. Я взяла журнал и снова вернулась к интервью с Яковлевым. Бизнесмен рассказывал о том, что не считает инвестиции в недвижимость самым выгодным способом приумножения средств. Дом на побережье Адриатического моря он приобрел исходя из соображений отдыха. Куда выгоднее вкладывать средства в драгоценные камни.

Света выключила фен и начала выпрямлять мне волосы.

– Без этого не обойтись? – нахмурилась я.

– Нужно закрыть чешуйки – так эффект будет заметнее.

– Это волосы или карась? – засмеялась я, и Света в зеркале одарила меня самым уничижительным взглядом.

– Несерьезная ты личность, Татьяна Александровна Иванова, – проворчала подруга. – Что интересного в статье?

– Господин Яковлев рекомендует вкладывать средства в драгоценные камни.

– Живут же люди, – покачала головой Света.

Несколько минут спустя процедура была закончена. Не могу сказать, что мои волосы когда-нибудь страдали от недостатка блеска или болели чем-либо – наверное, поэтому эффект ламинирования сильного впечатления не производил. Но прическа выглядела шикарно, не стоит отрицать. Света, довольная результатом, ждала восторгов, и я рассыпалась в похвалах ее мастерству. Расплатившись на кассе, я получила дисконтную карту накопительных скидок и пробники крема для лица в подарок. Вежливые девушки на ресепшен предложили заказать для меня такси, но я сообщила, что за рулем.

Я распахнула стеклянную дверь и шагнула на улицу. Прохладный ветер поздней весны ласкал разогретую горячим феном кожу. Мои ухоженные, блестящие волосы упали на лицо. Я попыталась убрать пряди, но ветер снова бросил их мне в глаза. Я направлялась к машине, тщетно силясь разглядеть что-то слезящимися глазами и придерживая волосы, чтобы не мешали. До авто оставалось несколько шагов, когда я услышала визг тормозов, и только хорошая реакция спасла меня…

Водитель выбежал на парковку, громко хлопнув дверью дорогого спортивного автомобиля. Я сунула сумочку под мышку и обеими руками решительно отвела пряди за уши. В фиолетовой рубашке, в галстуке, взволнованный и разрумянившийся, красивый, передо мной стоял Влад Яковлев. Его взгляд выражал тревогу.

– Вы в порядке? – спросил он, кладя горячую мужскую ладонь мне на локоть.

<< 1 2 3 4 5 6 ... 11 >>