След погасшей звезды
Марина Сергеевна Серова

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 11 >>
Жест, формирующий ложное ощущение близости. Им часто пользуются политики и бизнесмены.

– Да, спасибо, – ответила я, собрав волосы и туго их скручивая.

– Простите, я отвлекся, – признался Влад. Его честность меня удивила. В подобной ситуации ожидаемы были бы обвинения, а не извинения.

– Вы среагировали вовремя, – признала я неохотно. – Это все ветер.

– Да, наверное, будет дождь, – улыбнулся Влад, возводя взгляд к облакам. – Вы из парикмахерской?

– Да. Как вы поняли? – улыбнулась я.

– У вас очень красивые волосы, – он был очарователен и обезоруживающе прямолинеен.

– Спасибо, – ответила я. – Хорошего дня!

– Подождите! – Я остановилась. – Я могу вас подвезти. Меня зовут Влад.

Он протянул ладонь, и я автоматически ответила тем же, рассчитывая на короткое рукопожатие. Вместо этого Яковлев поцеловал мою руку и задержал ее в своей чуть дольше, чем следовало.

– Я за рулем.

Вынуждена признать, Влад обладал определенным магнетизмом. Пришлось напомнить себе, что пялиться невежливо – не хотелось отрывать взгляда от этого красивого, мужественного лица. Хорошо, вовремя вспомнила о том, что он был женат. Массивное обручальное кольцо с полоской бриллиантовой россыпи на безымянном пальце его правой руки… Нужно обладать определенным цинизмом, чтобы кокетничать с девушками, не снимая такого очевидного указания на свое семейное положение. Эта мысль подействовала отрезвляюще. Я двинулась к автомобилю.

– Еще увидимся! – крикнул Влад мне вслед.

Придя домой, я первым делом как следует выспалась. Никаких будильников – даже телефоны отключила. Пусть весь мир подождет! Да, я определенно начинала проникаться философией обеспеченных бездельниц. Жаль только, что мой вынужденный отпуск был ограничен масштабами накоплений. С другой стороны, проводить так всю жизнь, должно быть, очень скучно. О, как мне не хватало дней, наполненных увлекательными расследованиями!

Проснувшись ближе к вечеру, я почувствовала голод. Хотелось надеть другое красивое платье и пойти в ресторан, но перспектива провести еще несколько часов в туфлях на каблуках показалась мне пыткой. Я решила приготовить суп дома. К сожалению, холодильник был пуст. Предстояло небольшое путешествие в супермаркет. Я надела спортивный костюм, кеды и убрала волосы под берет на случай новых порывов ветра.

Весенний вечер дышал прохладной свежестью. Пока я спала, прошел сильный дождь, и молодые листья сияли глянцем. Влажные дорожки приятно шуршали под подошвами кедов. Зеленые лужайки во дворах, через которые я срезала путь, наслаждаясь пешей прогулкой, искрились капельками росы. Медленно наплывали лиловые сумерки. На парковке перед супермаркетом было много свободных мест, и я облегченно вздохнула: не люблю стоять в очередях.

Делать покупки голодной не следует – метешь в корзину все, что попадается под руку. Для супа с шампиньонами было достаточно картофеля, лука, моркови, мягкого сыра, грибов и молотого чеснока, но я решила купить еще и консервированную айву, красную рыбу, гранаты, зелень, редис, салат, хлеб, масло, икру… На выходе с кассы оставалось только пожалеть, что не приехала сюда на машине. У двери супермаркета один из пакетов треснул, ручка оторвалась, и банки бойко застучали по асфальту. Я оставила продукты и бросилась догонять сбежавшие покупки, а когда вернулась, снова увидела Влада. Он вышел из магазина, на ходу распечатывая пачку сигарет, и теперь зачарованно наблюдал за покачиваниями моих стройных бедер.

В каждой женщине есть что-то демоническое. Не оттого ли так хочется порой провоцировать, распалять и дразнить? Я склонилась к пакету, прогнув спину, и Влад замер, любуясь этой картиной. Секунду спустя он уже направлялся ко мне.

– Давайте я помогу… о, это вы!

– Да, это я. – Яковлев выглядел сейчас как ребенок, которому подарили на Новый год два подарка вместо одного.

– Я на машине, подвезу вас, – улыбнулся он решительно и легко, как пушинку, подхватывая пакет с оторванной ручкой. – Не отказывайтесь, пожалуйста. Вам это нужно.

Черт, он был красив, явно очарован мной и, самое неприятное, абсолютно прав. Оставалось послушно кивнуть и засеменить к машине вслед за Яковлевым, в другой руке его мерно покачивались те мои покупки, под тяжестью которых пакет еще не лопнул.

Я назвала адрес, и автомобиль сорвался с места, заскользив по мерцающей огнями улице. В объезд нас ожидали два светофора и три перекрестка. В дороге я не сказала ни слова. Яковлев время от времени бросал на меня долгие, пленительные взгляды. В этом был смысл – взволнованная девушка легче очаровывается. Автомобиль остановился у подъезда, и мне снова пришлось принять помощь Влада, когда он предложил донести пакеты до квартиры. Это было приятно – видеть, как долларовый миллионер несет по лестнице пакет с оторванной ручкой, из которого торчат морковка и лук-порей.

Я открыла дверь и проводила Яковлева на кухню. Ему удавалось делать вид, что мои продукты не имеют веса, все лестничные пролеты, но когда он их наконец поставил, лицо его стало заметно радостнее. Я стояла в прихожей напротив раскрытой двери. Яковлев потоптался на месте, ожидая предложения выпить кофе. Я улыбнулась и указала рукой на дверь. Влад тоже улыбнулся и, опустив голову, проследовал на выход.

– Спасибо, вы мне помогли, – сказала я, когда Яковлев уже стоял за порогом.

– Рад был помочь, – ответил он.

Я стала закрывать дверь, но Влад остановил ее.

– Подождите, – от такого взгляда растаяли бы льды Антарктики. – Вы так и не назвали ваше имя.

– Татьяна, – улыбнулась я. – Рада знакомству.

Влад убрал руку с двери.

– До новых встреч, Танечка, – сказал он перед тем, как дверь закрылась.

Многообещающее прощание. Конечно же, я решила, что этим история и закончится, но оказалась не права. Следующим утром по пути из спальни в ванную меня застиг звонок в дверь. Укутавшись в пижамную кофту, я склонилась к глазку. В подъезде стоял человек в форме сотрудника курьерской службы. Я распахнула дверь.

– Татьяна… – курьер явно искал в списке фамилию, которая указана не была. – Татьяна?

– Да, – кивнула я.

– Распишитесь, пожалуйста, – отчеканил он обычную для такой профессии фразу, протягивая мне бланк. Я намалевала закорючку.

– Спасибо, всего доброго.

Курьер скрылся из виду, на прощание одарив меня заинтересованным взглядом. На полу у двери, тщательно упакованная в защитную пленку, стояла большая красивая ваза, в которой благоухали по меньшей мере пятьдесят роз неистово-красного цвета. Заметив белый лепесток записки, я вынула ее из букета.

«Позвони мне. Влад».

И номер мобильного телефона. Как самонадеянно! На миг мне захотелось изо всех сил пнуть вазу, но это желание быстро прошло, уступив место здравому смыслу. Даже если Влад – наглец, розы ни при чем, они великолепны, что бы ни происходило. Не без труда подняв вазу, я внесла ее в квартиру. Пахли цветы божественно. Чтобы наслаждаться этим ароматом весь день, я поставила подарок Яковлева на журнальный столик в гостиной и вернулась к обычным утренним делам: чистка зубов, душ, зарядка.

На следующий день ситуация повторилась. Теперь перед моей дверью благоухали белоснежные лилии. Агентство прислало с ними того же курьера, и молодой человек с большим интересом наблюдал за моей реакцией. Я снова поставила закорючку напротив имени «Татьяна» в бланке заказа и втащила вазу в дом. Разумеется, в букете была записка.

«Не любишь розы? Как насчет лилий?»

Признаюсь, я улыбнулась. Яковлев был красивым мужчиной и находился в том возрасте, который представительницы слабого пола, от мала до велика, считают расцветом сил. С равным успехом он мог впечатлить первокурсницу и зрелую женщину. К тому же он был богат и успешен. И, тем не менее, Влад умел ухаживать, и ему это явно нравилось. Такие мужчины всегда пользуются успехом, будь они женаты хоть на трех женщинах одновременно.

На этот раз он обращался на «ты», сокращая дистанцию. Мудрый тактический ход. Интересно, какое количество таких ваз было доставлено женщинам города Тарасова? И были ли среди них те, которые так и не позвонили? Если нет, я стану первой.

Курьерская служба начинала работу в девять часов утра. Сотрудники приезжали на место получения заказов и около получаса тратили на заполнение документов и загрузку посылок. Цветы, именинные торты, корзины с фруктами и вином и другие скоропортящиеся заказы отправлялись в путь в первую очередь. От офиса службы до моего дома дорога занимала не больше десяти минут.

На следующее утро я проснулась на двадцать минут раньше, надела спортивный костюм, напульсники, загрузила на iPad новую музыку и отправилась на пробежку. Неподалеку от моего дома раскинулся большой удобный новый парк с каштановыми аллеями в цвету. К девяти утра я уже вошла на его территорию, огороженную стриженым кустарником, и начала пробежку.

Когда в кафе я заказываю хорошо прожаренный стейк, подруги провожают каждый кусочек завистливыми взглядами и грустно жуют салатные листья. Глядя со стороны на современных женщин, я часто задумываюсь о том, не объявил ли кто-то соревнование на самый голодный паек? Диета должна быть частью здорового образа жизни, а не самоистязанием. Правильное питание и спорт – вот залог хорошей формы.

Я люблю утренние пробежки. Под звуки любимой музыки, в пустом парке, вдыхая прохладный воздух всей грудью. Тренированное тело становится крепче под нагрузкой, я чувствую каждую мышцу, а кроссовки продолжают отмерять километры в заданном ритме. Главное – дыхание. Проведя на бегу положенный час, я выбрала сухую скамейку, положила на нее спортивную куртку, поправила футболку и занялась растяжкой.

Громкая музыка в наушниках не только позволяла отвлечься от всех мыслей и наслаждаться работой своего тела, но и заглушала все внешние звуки. Легкое похлопывание по плечу застало меня врасплох. Я заняла боевую стойку прежде, чем поняла, что передо мной стоит Влад. Его лицо отражало крайнюю степень удивления. Наверное, большинство людей на моем месте просто сняло бы наушники и обернулось. Профессия накладывает свой отпечаток.

Влад был одет для пробежки. Большинство вечерних платьев в моем шкафу стоили дешевле, чем спортивный костюм на нем. Я выключила музыку и сняла наушники.

– Доброе утро, – улыбнулся Влад, отстегивая поясную фляжку и протягивая ее мне. – Хочешь пить?

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 11 >>