Выше только звезды
Марина Сергеевна Серова

<< 1 2 3 4 5 6 ... 10 >>
– На прошлой неделе их принес в офис курьер.

– Ваш супруг уже как-то это прокомментировал?

– Думаете, я пришла домой и сразу стала выяснять с Димой отношения? Нет, я сделала вид, что ничего не произошло, хотя это было очень нелегко. До этих фотографий я чувствовала себя счастливейшей из всех женщин, потому что почти за семнадцать лет нашего брака Дима ни разу не дал мне повода заподозрить его в измене… В общем, я решила взять тайм-аут, чтобы присмотреться к мужу, а заодно и прислушаться к самой себе, чтобы понять – смогу ли я простить его измену? Дима вел себя дома как ни в чем не бывало. Мне не в чем было его упрекнуть. Я даже подумала, что эти фотографии – чья-то дурацкая шутка. Но три дня назад, вернувшись вечером с работы, я нашла на столе записку. Дима написал, что уходит из дома, что так будет лучше для всех, в том числе и для Инны. Это наша дочь, – пояснила Хохлова. – В общем, он забрал свои вещи и ушел, вероятно, к этой силиконовой кукле.

– У вас сохранилась его записка?

– К сожалению, нет. Я в сердцах порвала ее. Понимаете, Татьяна Александровна, решение обратиться к вам пришло не сразу. Мне казалось, что я сумею справиться со всем этим сама. Но чем меньше времени остается до возвращения Инны из языкового лагеря под Дергачевском, тем хуже я себя чувствую. Просто не представляю, как объяснить дочери исчезновение отца! – Глаза моей визави заблестели от слез, но она справилась со своими эмоциями, не расплакалась.

– Сколько лет вашей дочери? – поинтересовалась я.

– Уже пятнадцать. Она раньше синхронным плаванием занималась, а потом по состоянию здоровья была вынуждена оставить тренировки в бассейне. У нее появилась аллергия на хлорку. И вот после этого Инна увлеклась иностранными языками. Она свободно говорит по-английски, неплохо знает немецкий, а недавно стала учить китайский! – не без гордости заметила Хохлова. – Татьяна Александровна, вы ведь понимаете, как в этом возрасте дети чувствительны к таким вещам, как развод родителей, особенно девочки. Инна очень привязана к отцу. Я даже не знаю, как ей сказать, что отец ушел к другой женщине. Наша дочь, как и все подростки, – максималистка. Отец всегда был для нее непреложным авторитетом, и мне не хотелось бы, чтобы ее отношение к нему изменилось.

В нашем разговоре возникла пауза. У меня появилось время поразмышлять над этой информацией. Версия клиентки о том, что уход ее мужа из дома является логическим продолжением череды неприятностей, свалившихся на нее в последнее время, вполне имела право на существование. Но мне эта идея не очень-то нравилась. Хотя…

– Простите, вы случайно не заключали с Дмитрием брачный контракт? – поинтересовалась я.

– Нет.

Я еще раз пересмотрела фотографии. В отличие от Хохловой, я была объективной, поэтому разглядела на снимках нечто гораздо большее, чем она. Композицию всех кадров выстроили таким образом, что ни на одном из них не было видно лица обольстительницы. А вот другие ее прелести как-то нарочито выставлялись напоказ. То ли фотограф сознательно позаботился о том, чтобы блондинка осталась неузнанной, то ли она сама его об этом попросила.

– Анастасия Валерьевна, неужели тем утром Дмитрий Олегович ничем не обнаруживал своих намерений оставить семью, а вечером его уже и след простыл?

– Выходит, так. У меня теперь складывается такое впечатление, что он ждал какого-то знака и, как только его получил, сразу же взялся за чемоданы. Судя по беспорядку в квартире, Дима собирался впопыхах. Кое-что он забыл, например, свои любимые кроссовки, еще какие-то мелочи, вроде геля для бритья, но вот пуховик прихватил. До зимы еще далеко, но он явно не собирается возвращаться домой. Знаете, он даже велосипед из гаража забрал!

– Ваш муж увлекается велосипедным спортом?

– Скорее нет, чем да. Дело в том, что ему коллеги на сорокалетие подарили гоночный велосипед, кажется, с двадцатью скоростями. Дима один раз прокатился на нем, особого восторга не испытал и отнес в гараж, как нелюбимую игрушку. А тут – даже его забрал. Да, плохо я своего мужа знала, плохо! Вот ведь как бывает – жили вместе, спали в одной постели, – говорила Хохлова, перейдя на шепот, – воспитывали дочь, строили совместные планы на отпуск – и вдруг оказывается, что наш любимый папочка только и ждал удобного момента, чтобы уйти! Ну конечно, я в последнее время частенько бывала не в настроении, приносила домой свои рабочие проблемы. Но что характерно: Дима в последнее время даже пытался помогать мне советами, чего прежде никогда не бывало, потому что он ничего не смыслит ни в бизнесе в целом, ни в дизайне. Естественно, ни один из его советов мне не помог.

– Интересно, и что же вам рекомендовал человек, далекий от бизнеса?

– Татьяна Александровна, вы будете смеяться, – смутилась клиентка.

– Отчего же?

Хохлова немного помялась, затем все-таки озвучила антикризисный план своего супруга:

– Дима предложил мне пустить «утку», а еще точнее – несколько «уток», и посмотреть потом, какая именно дезинформация попадет в Интернет, чтобы вычислить, кто плетет у нас в офисе интриги.

– На мой взгляд, это очень дельный совет!

– От безысходности я им воспользовалась, но, как уже говорила, безрезультатно. А когда арендодатель окончательно добил меня, уведомив о том, что он не намерен продлевать контракт, Дима попросту предложил мне все бросить и уехать в Таиланд. Хотя, предложил – это слишком мягко сказано. Дима как-то очень уж рьяно настаивал на этой поездке. Ему казалось – пока мы будем отдыхать за границей, все мои проблемы здесь рассосутся сами собой. Ну, или все за это время приобретет необратимый характер… Я уж теперь не знаю, что и думать.

– Но в любом случае, вы отказались от этой идеи, так? – спросила я, догадываясь, насколько Дмитрия Хохлова раздражал синдром менеджера, безраздельно овладевший его супругой.

– Не совсем. Я просто перенесла сроки этой поездки на конец лета, потому что надеялась решить вопрос с арендой в свою пользу. Да, возможно, мне это еще удастся, надо только дождаться одного человека, его сейчас нет в Тарасове. Как только он вернется из командировки, у меня появится шанс… Татьяна Александровна, по-моему, надо искать Диму, тогда и блондинка найдется, а там уж и весь клубок размотается. И еще: я хочу поговорить с мужем до возвращения Инны, но он не отвечает на мои звонки, точнее, его номер отключен. Сколько раз я ни набирала его с разных телефонов, все время слышала одну и ту же фразу – аппарат абонента отключен или находится вне зоны доступа. Наверное, Дмитрий купил новую симку.

– А когда возвращается ваша дочь? – уточнила я.

– Через две недели.

– Ну что ж, время, чтобы найти вашего мужа, у нас еще есть, – сказала я.

– Так вы беретесь за мое дело? – обрадовалась Анастасия Валерьевна.

– Разумеется.

– Не сомневайтесь, ваши труды будут достойно оплачены. Да, сейчас мой бизнес зиждется на шаткой почве, но я пока еще платежеспособна, – Хохлова жестом подозвала официанта и попросила счет. Он собрал со стола пустую посуду и удалился. После этого Анастасия Валерьевна передала мне конверт. – Возьмите аванс.

Я убрала деньги в сумку, не пересчитав, и сказала:

– Мне нужна кое-какая дополнительная информация.

– Спрашивайте.

– Меня интересуют номера: машины, служебного и сотового телефонов Дмитрия Олеговича, а также его контакты, – заметив выражение недоумения на лице своей клиентки, я пояснила: – У него ведь наверняка есть какие-то родственники, друзья, сослуживцы, наконец.

– У Димы есть мать, но она, похоже, тоже понятия не имеет, где ее сын. Она вчера вечером звонила ему домой, но я не могла сказать ей правду, поэтому ответила, что он еще не пришел. Свекровь заметила, что не может ему дозвониться на сотовый телефон и просила передать Дмитрию, чтобы он к ней в ближайшие дни заехал. Что касается друзей, то близкий друг у нас только один, Константин Орлов. Да-да, тот самый Константин Орлов, начальник Комитета по управлению имуществом. Мы дружим еще с юности. Костя, как и мы, жил в Агафоновке, – уточнила Хохлова. – На какое-то время наши пути разошлись, потому что Орлов учился в Москве, а потом опять сошлись. Мы дружили семьями. Правда, два года тому назад Орлов овдовел, но это не имеет никакого отношения к делу. Кстати, именно на содействие Константина Павловича я надеюсь в вопросе продления старого договора аренды. Поскорее бы он вернулся из командировки… Вот, собственно, и все наши контакты.

– Позвольте, а как же коллеги Дмитрия Олеговича?

– Коллеги? Да, конечно, у него есть коллеги, но я не знаю, как их найти. Сейчас ведь июль, бассейн «Тарасов» закрыт, так что по служебному телефону дозвониться до них не представляется возможным. А свою записную книжку и органайзер с визитками муж забрал.

– Понятно, – я сделала кое-какие записи, потом еще раз уточнила номер мобильного телефона Хохлова.

– Я же вам сказала, что Дима, скорее всего, поменял симку. Хотя… Я только сейчас вспомнила, что у него была еще одна карта, другого оператора. Он ею пользовался время от времени, – клиентка достала свой мобильник и стала копаться в его записной книжке. – Уж не знаю, остался ли у меня ее номер… Нашла! Татьяна Александровна, может быть, вы прямо сейчас позвоните ему со своего телефона?

– Хорошо, диктуйте. – Я набрала номер, услышала гудки и сказала: – Симка в рабочем состоянии, только никто не отвечает.

– И как это я сразу про этот номер не вспомнила? – посетовала Хохлова.

Я сделала повторный звонок. На этот раз абонент был недоступен.

– Отключился. Похоже, Дмитрий Олегович отвечает на звонки весьма избирательно. Мой номер ему незнаком, но он все равно насторожился. Ничего, когда-нибудь подключится, – сказала я, уже зная, как буду действовать дальше.

Официант принес счет, и Хохлова оплатила его. Мы вышли из ресторана, сели в свои машины и разъехались в разные стороны. По дороге я заехала на заправку и перед тем, как пройти к кассе, заглянула в конверт. Сумма, которая там лежала, меня не просто удовлетворила – она меня приятно удивила.

Есть две основные категории клиентов-женщин. Дамочки, относящиеся к первой категории, сразу же начинают давить на жалость, захлебываясь в слезах и соплях, вероятно, рассчитывая таким образом получить скидку. Но со мной такие трюки не проходят. Носовой платок я, конечно, человеку предложу, но сама жилеткой для него не стану. Те же, кто относится ко второй категории, напротив, как бы унижены или оскорблены они ни были, ни за что не покажут свою слабость. Эти дамочки изо всех сил хорохорятся, почем зря мечут бисер, не забывая подчеркивать, что они платят мне деньги, поэтому вправе затребовать отчет за каждый истраченный мною рубль, причем в любое время дня и ночи. Хохлова не относилась ни к той, ни к другой категории. Она видела во мне не наемную работницу, а партнершу, с которой на данном этапе жизненного пути ей предстояло решать очень важные жизненные вопросы. Ну что ж, Анастасия Валерьевна сделала правильный выбор. Я в лепешку расшибусь, но никому не позволю лишить ее бизнеса – ни ее мужу, ни его любовнице, ни конкурентам Хохловой.

* * *

Любое новое расследование я обычно начинаю с испрашивания совета у своих гадальных двенадцатигранников. Этот случай тоже не был исключением. Не то чтобы я не знала, за что взяться вначале, просто хотелось знать, с чего оптимальнее начать – с поисков Дмитрия Олеговича или с отработки конкурентов «Агафона». Достав из бархатного малинового мешочка гадальные кости, я бросила их на стол и получила такую комбинацию чисел: «21+33+1». Она толковалась следующим образом: «Сатурн сулит вам интересное и продолжительное путешествие». Неужели Хохлов все-таки отправился в Таиланд, но не с женой и дочерью, а совсем в другой компании? Пусть так, но зачем мне ехать за ними следом? Я, конечно же, с удовольствием отдохнула бы в этой экзотической стране, но только после расследования. Нет, должно быть, двенадцатигранники намекали на что-то другое. Куда же мне еще можно отправиться? Путешествие должно быть интересным и длительным. Нет, с последним обстоятельством Сатурн как-то не отгадал… Нет у меня времени на долгие поездки в неизвестном направлении, какими бы увлекательными или познавательными они ни были… Сатурн. Сатурн? Сатурн! Я вслух повторила это слово с разными интонациями, и меня вдруг осенило, что в полученном минуту назад предсказании упор надо делать именно на него.

Пару месяцев тому назад я расследовала одно убийство. Свидетелем по этому делу проходил Арсений Суржацкий, директор покровской фирмы «Сатурн», которая так же, как и «Агафон», занималась дизайном интерьеров. Разве поездку на другой берег Волги нельзя назвать продолжительной, тем более что придется ехать в объезд, по Новому мосту, так как старый временно закрыт в связи с ремонтными работами? Конечно, можно. А интересным? Наверняка. Ведь любая информация о том, что происходит в дизайнерских кругах Тарасова и Покровска, может оказаться полезной. Итак, вектор обозначен – начну расследование с отработки версии о конкурентах.

Я нашла в своем органайзере визитку Суржацкого и набрала номер его служебного телефона.

– Фирма «Сатурн», – пропищала секретарша.

<< 1 2 3 4 5 6 ... 10 >>