Выше только звезды
Марина Сергеевна Серова

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 10 >>
– Здравствуйте! Соедините меня с Арсением Всеволодовичем, – попросила я.

– Как вас представить?

– Иванова Татьяна Александровна.

В трубке заиграла приятная классическая мелодия, которую прервал мужской голос:

– Да, Татьяна Александровна, я вас слушаю.

– Добрый день! Вас, наверное, удивил мой звонок? – спросила я, давая себе время на сочинение какой-нибудь байки.

– Если честно, да. Неужели то дело еще не закрыто?

– Закрыто. Я звоню совсем по другому вопросу, можно сказать, личному.

– Хотите заказать у нас дизайнерский проект?

– Не совсем. У меня есть к вам деловое предложение. Разговор не телефонный. Арсений Всеволодович, мы могли бы встретиться?

– Да, конечно. Назначайте время и место.

– Можно мне подъехать к вам в офис сегодня, часам к пяти?

– Конечно, буду вас ждать.

По дороге я додумала кое-какие детали для той байки, которой собиралась попотчевать Суржацкого. Главное – зацепиться за нужную тему, а уж потом я с вдохновением поимпровизирую.

* * *

Директор «Сатурна» усердно делал вид, что он безмерно рад меня видеть, но все равно чувствовалось, что визит частного детектива его напрягает. Эту настороженность выдавали его руки, которые постоянно что-то теребили или перекладывали с места на место.

– Арсений Всеволодович, не буду томить вас долгим вступлением, поэтому сразу скажу, зачем я здесь, – я заметила, что хозяин кабинета еще сильнее напрягся. – Мой визит никак не связан с моей профессий. Я здесь по просьбе своей школьной подруги, Аллы. Несколько лет тому назад она переехала в Москву, удачно вышла замуж…

– Ну что же, я очень рад за нее, – вставил Суржацкий.

– Я тоже. Так вот, муж Аллы – бизнесмен, и занимается он, точнее, теперь уже они на пару, дизайном и декором интерьеров. Среди их клиентов сплошь одни знаменитости. Но речь не о них. Дело в том, что скоро у Аллы день рождения, и Владимир решил подарить жене ни много ни мало, а целую фирму, причем не где-нибудь, а на ее малой родине, в Тарасове или в Покровске, без разницы. Родилась она здесь, а в школьные годы переехала на другой берег Волги, – я заметила, что мой визави окончательно запутался, поэтому сказала в лоб: – Арсений Всеволодович, насколько мне известно, вы не владелец «Сатурна», а наемный работник, так ведь?

– Так, – настороженно кивнул тот.

– Алла попросила меня подобрать для нее здесь какие-нибудь варианты. Как вы думаете, не согласится ли хозяин продать «Сатурн» по столичной цене?

– Татьяна Александровна, вы меня просто в тупик поставили этим вопросом! Я даже не знаю, что вам сказать…

– Арсений Всеволодович, если вы думаете, что смена собственника как-то отразится лично на вас, то уверяю, вы только от этого выиграете. Алла ведь так и будет жить в Москве, – фантазировала я, – поэтому у вас появится больше самостоятельности.

– Видите ли, в чем дело, – Суржацкий постепенно отходил от шока, – да, я – наемный работник, но фирма принадлежит моему близкому родственнику, который мне полностью доверяет и дает максимум самостоятельности.

– Родственнику? – Я изобразила на своем лице крайнюю степень разочарования. – Тогда это в корне меняет дело. Родственные отношения – это святое! Мое предложение снимается. Арсений Всеволодович, вы ведь давно варитесь в этом котле, я имею в виду дизайн, поэтому наверняка знаете все подобные фирмы не только в Покровске, но и в Тарасове. Может быть, вы слышали, не хочет ли кто-то продать свой бизнес?

– Нет, ничего подобного я не слышал. Знаете, дизайн интерьеров, равно как и ландшафтный дизайн, – это очень перспективный бизнес. Вряд ли кто-то захочет от него избавиться, если только не впал в состояние крайней нужды. Сейчас столько новых фирм появляется…

– То есть вы хотите сказать, что конкуренция в этой области очень высока? – задала я заранее заготовленный, но еще не самый главный вопрос.

– Конкуренция, конечно, имеет место. Может быть, вы обратили внимание – в соседнем здании расположено дизайнерское агентство «Квадро-плюс»?

– Нет, честно говоря, не обратила.

– Оно всего несколько месяцев тому назад открылось, но такое соседство никак на нас не повлияло. Заказов у нас по-прежнему много. Понимаете, каждая фирма имеет своего клиента. «Сатурн» в основном ориентируется на средний класс, хотя мы в состоянии сделать проект любой сложности, в том числе и самый эксклюзивный. Но вот что я вам скажу: работать с элитными заказчиками – такая морока! Перед журналистами они бравируют своей экономией, а на самом деле соревнуются друг перед другом в крутизне своих особняков. Эти уважаемые люди порою сами не знают, чего хотят, и не понимают, что, покупая жилище, не всегда обретаешь дом, что самые дорогие спальные гарнитуры не гарантируют покоя, а произведения искусства на стенах – высокого культурного уровня владельца дорогих полотен. Вы ведь понимаете, о чем я говорю?

– Да, конечно.

– Татьяна Александровна, я об одном забавном случае вспомнил, но мне как-то неловко вам об этом рассказывать, – Суржацкий заерзал в кресле.

– Говорите, раз уж начали. – Я интуитивно почувствовала, что мы подошли к самому главному.

– Право слово, мне неловко. Уж больно щекотливая была ситуация. Как бы вы меня сплетником ни посчитали… Ну да ладно, расскажу. Недавно, месяца полтора или даже два тому назад, праздновали десятилетний юбилей тарасовской фирмы «Агафон». Она в последние годы как раз специализировалась на работе с элитными заказчиками. На празднование этого юбилея в ресторан «Ренессанс» были приглашены не только клиенты фирмы, но и банкиры, рекламщики, журналисты. Среди них был мой хороший приятель. Так вот, вначале все шло чин чином – выступление артистов, фуршетный стол, тосты, а потом банкетный зал стал заполняться какими-то странными людьми, – Суржацкий выдержал интригующую паузу, – проще говоря, бомжами!

– Бомжами?! – изумилась я. – Кто же их туда пустил?

– Без понятия! Вроде бы швейцар куда-то удалился, вот эти люди и воспользовались моментом. Татьяна Александровна, вы даже представить себе не можете, что в зале началось! Честно говоря, я сам с трудом все это представляю, хотя приятель мне в ярких красках описал, как эта орава голодных, плохо одетых людей бросилась к столам и за считаные секунды смела все, что на них находилось. Дамочки, из числа гостей, разохались, чуть в обморок не попадали, журналисты схватились за фотоаппараты…

– Да, ситуация, – сказала я, попытавшись вообразить, что чувствовала тогда Хохлова. Эта интеллигентнейшая женщина даже мне постеснялась рассказать об этом инциденте. А на тогдашнем праздновании юбилея ее собственной фирмы ей наверняка захотелось провалиться сквозь землю! Без сомнения, это был мощный удар по ее репутации. Неудивительно, что постоянные клиенты стали забывать дорогу в «Агафон». Осмыслив информацию, я спросила: – И что же было дальше?

– Бомжи успели насытиться до того, как охрана опомнилась и вышвырнула их вон. А за ними потянулись и остальные гости. Что касается Хохловой, то она…

– Простите, Хохлова – это кто? – уточнила я для конспирации.

– Это, собственно, и есть владелица и директор «Агафона» в одном лице. Так вот приятель говорил, что она при появлении незваных гостей покрылась пунцовым румянцем и куда-то поспешно удалилась. То ли в дамскую комнату, то ли к администрации ресторана. Больше он ее в зале не видел.

– Да, занятная история!

– Через несколько дней после тех событий в газете «Наша версия» появилась небольшая статья о том, что произошло в ресторане «Ренессанс». Татьяна Александровна, вы же наверняка знаете, что это – оппозиционная газета, которая только и делает, что критикует руководство области. Материал был подан так, что стало ясно – акция была направлена не против юбиляра, а против высокопоставленных гостей, крупных тарасовских чиновников, которые тратят миллионы на обустраивание своих дворцов, в то время как другие горожане голодают.

Я подумала, что это статья в очередной раз ударила по репутации «Агафона», а вслух сказала:

– Да, надо же, какие страсти кипят в тарасовских бизнес-кругах! Вот уж поистине экономика – это концентрированное выражение политики. Надо будет Аллочке об этом рассказать! Может, она еще и передумает обзаводиться здесь бизнесом. Арсений Всеволодович, а вы сами-то как думаете, кто за всем этим стоял? Может, конкуренты решили потопить «Агафон»?

– Татьяна Александровна, помилуйте, ни один уважающий себя бизнесмен на такое не пойдет! Существуют вполне законные, рыночные, методы конкуренции. Я думаю, газета «Наша версия» права – здесь замешана политика. Это был черный пиар в чистом виде, а Хохлова стала разменной монетой в этой игре оппозиционеров. На ее месте мог оказаться кто угодно. Честное слово, мне очень жаль эту женщину. Если она выстоит после этого удара, ей надо при жизни памятник поставить! Но я не уверен, что Анастасии Валерьевне это удастся. Кстати, а чем этот «Агафон» не вариант для вашей столичной подруги? Думаю, смена собственника может благотворно на него повлиять.

– Да, возможно, это действительно вариант, спасибо, что подсказали, – сказала я и заметила, что Суржацкий украдкой посмотрел на часы. Поскольку точка зрения собеседника была мною выслушана и принята к сведению, пора было подводить разговор к его логическому завершению: – Ну что ж, Арсений Всеволодович, не буду вас больше задерживать. Благодарю за то, что уделили мне время. До свидания!

– Всего доброго, – услышала я, выходя из кабинета директора «Сатурна».

Оправдалось ли предсказание гадальных двенадцатигранников? Вполне. Я услышала очень любопытную историю! Не исключено, что именно она поможет моему расследованию.

ГЛАВА 2

Когда я подходила к своему «Ситроену», в сумке зазвонил мобильник. Судя по мелодии, это был Гарик Папазян.

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 10 >>