Последний танец за мной
Марина Сергеевна Серова

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 11 >>
Голос девочки сошел на нет, и в трубке послышались всхлипы.

– Саша, думаю, вам нужно обратиться в полицию, и как можно скорее.

– Зачем? – удивилась школьница. – Ничего же не случилось… да и не станут они заниматься нашими делами. Кто мы такие?..

– Полиция не только делами богатых и знаменитых занимается. Она расследует и преступления против рядовых граждан. И кстати, большую часть времени именно этим и занимается. Саша, послушайте, это серьезно! Да, пока ничего не случилось… Но если вы хотите, чтобы ничего не случилось и дальше, нужно немедленно заявить в правоохранительные органы. Где вы живете?

– Улица Героев-танкистов, дом восемь, квартира шестнадцать, – ответила девочка.

Так, кто там у нас участковый? Какой это вообще отдел? Может, им стоит обратиться сразу в городское УВД? Позвоню майору Мироновой, напомню о старой дружбе и попрошу, чтобы к деликатным клиентам отнеслись повнимательнее…

Стоп. Этот адрес сегодня я уже слышала. Именно его назвал мне нерешительный прибалтийский менеджер! Только номер дома другой.

– Саша! Подождите, не вешайте трубку!

– Извините! – прошелестела девочка на прощание, и раздались короткие гудки.

Ну, и что все это значит?!

Так, спать сегодня мне больше не придется. Поэтому я натянула спортивный костюм и на цыпочках прокралась на кухню – прихватить на пробежку бутылочку воды. На кухне меня уже поджидала тетушка Мила. Одетая в ночную рубашку в кокетливый цветочек, тетя варила кофе. Мила – страшный кофеман, так же, как и я. Но у нее высокое давление. Так что вожделенную чашечку арабики Мила может позволить себе только утром. Иногда это удовольствие становится центральным событием дня. Кстати, тетя утверждает, что свою маниакальную страсть к кофе я унаследовала от нее. Не знаю, не знаю… Тетя – сестра моего отца, который проживает с новой женой в моем родном Владивостоке. С отцом я отношений не поддерживаю, так что Людмила Охотникова – единственный родной мне человек. Когда у меня в жизни была черная полоса, Мила поддержала меня. Тогда я только что оставила службу, составлявшую смысл моей жизни начиная с восемнадцати лет, и, честно сказать, не знала, куда податься. Мила предложила мне пожить у нее. С тех пор я живу в провинциальном Тарасове и ничуть о том не жалею. Наоборот! В Тарасове я, кажется, уже достигла вершин признания. А ведь Тарасов областной центр с миллионным населением. Вот!

Еще нет и семи утра, а ко мне в очередь уже выстраиваются клиенты! Ну кто еще может похвастать таким успехом и востребованностью в наши кризисные времена? Правда, клиенты все какие-то странные…

Мила продолжала священнодействовать. Пена кофейная наконец поднялась и осела коричневой шапкой, тетя разлила ароматный напиток по керамическим чашкам, уселась на стул, сделала глоток и замерла с видом наркомана, переживающего первый приход. Только после этого Мила произнесла:

– Доброе утро, Женечка! Жарко сегодня, правда?

– Тетя, даже не думай! – твердо сказала я. – Ты все равно поедешь в санаторий. И не пытайся увильнуть. В городе адская жара, а у тебя давление.

– Женя, но что я там буду делать?

– А что ты обычно делаешь в санаториях? Будешь гулять по полям и лесам с какой-нибудь новой подружкой. Питание там трехразовое, вечером кино и танцы.

Тетя поневоле расхохоталась.

– Женя, ну какие танцы в моем возрасте?! Да и прогулки я не очень люблю. А эти случайные соседки по комнате вообще бывают невыносимы…

– Милочка, у тебя будет номер люкс, одноместный! – напомнила я. – Так что будешь выходить к народу, как английская королева, – когда очень надо. Тебя ждут три недели восхитительного безделья, а ты отказываешься! Я с удовольствием поменялась бы с тобой местами…

Тут я лукавила. Санатории я терпеть не могу, но врачи рекомендовали Миле проводить жаркие месяцы где-нибудь на природе. Я напряглась и выдала последний аргумент, так сказать, козырь из рукава:

– А в промежутках между прогулками и общением станешь читать свои любимые детективы! Я закачала тебе собрание сочинений Эллери Куина и Росса Макдональда. Этого тебе хватит хоть на полярную зимовку!

Моя тетя – страстный любитель «криминального чтива». Причем Мила не делает различий между рафинированным Куином, классиками типа Агаты Кристи и Рекса Стаута, и безнадежным мусором с кровавыми когтями на обложке. Наша небольшая двухкомнатная квартира медленно, но верно превращалась в подобие книжного склада, и я с тоской посматривала на завалы в обложках… Но тут цивилизация в очередной раз совершила технологический скачок, изобретя электронную книгу. Я была едва ли не первым человеком в городе, который приобрел это полезное устройство. Я вручила его тете на первое же Восьмое марта, и тем самым проблема гибели под книжными завалами была устранена.

– В общем, так, тетя! Я вернусь с пробежки и отвезу тебя на вокзал…

Когда я пришла домой, меня встретила растерянная тетя Мила. Я сразу поняла – в мое отсутствие что-то случилось.

– Женя, тебе звонили восемнадцать раз! – пожаловалась Мила. Тетя – человек терпеливый, но иногда моя работа достает и ее.

– Прости, пожалуйста! – вздохнула я, понимая, что действительно задержалась с возвращением. – И кто это был?

– Звонила какая-то женщина, она не представилась… У некоторых сограждан нет никакого понятия о телефонном этикете! Представляешь, я поинтересовалась, кто она такая, а она мне: «Не ваше дело!»

– Ну, дала бы ей номер сотового!

Я не разглашаю номер мобильного телефона. Не то чтобы это была какая-то тайна – к примеру, клиентам я сообщаю его всегда. Но вот «соискателям» знать мой номер совершенно ни к чему – иначе мне придется слишком часто его менять.

Я успела принять душ и налить себе чая, когда домашний телефон затрезвонил в очередной раз.

– Охотникова.

– Наконец-то я вас поймала! Вот не думала, что вас так трудно застать! – раздался раздраженный голос. Так, женщина средних лет, властная, очевидно, состоятельная и привыкшая, что все вокруг бегают перед ней на задних лапках, как пудели в цирке.

– Слушаю вас.

Подчеркнуто деловой тон подействовал – дама слегка сбавила обороты.

– У меня очень деликатное дело. Не хотелось бы обсуждать его по телефону! Вы можете приехать для предварительной беседы?

– Разумеется. Адрес?

– Улица Героев-танкистов, пять, квартира сто восемьдесят.

Так. Приехали…

– Вам известны мои расценки? – на всякий случай уточнила я. Обжегшись на молоке, дуют на воду.

Недоуменное молчание было мне ответом. Наконец дама произнесла:

– Деньги не проблема. Так я вас жду?

Я успела забросить Милу и ее чемоданчик на вокзал и сдать тетушку с рук на руки приятной даме средних лет – представителю санатория. Дама сопровождала группу пенсионеров, отправлявшихся на отдых, и пообещала приглядывать за Милой.

– Понимаете, она такая рассеянная, – говорила я, бросая торопливый взгляд на часы. Время поджимало.

– Не волнуйтесь, все будет в порядке! – успокоила меня дама. Тут меня оттеснил могучим плечом мужик в шортах и сланцах, но при этом в белой рубашке. Сидит, наверное, весь рабочий день за столом в офисе, и клиентам видна только верхняя его часть…

– Вы там это… не давайте папаше за бабульками бегать, – на полном серьезе попросил толстяк. – Ему вредно, доктора не велят.

Дама, даже не изменившись в лице, заверила, что сделает все возможное.

Мне стало смешно. Больше всего это напоминало сцену из моего детства – когда родители толпились на перроне, провожая своих чад в летний лагерь и прося вожатого присмотреть за детишками. Я занесла чемодан в вагон и вышла на перрон. Мила помахала мне из окна и немедленно вернулась к оживленному разговору с соседкой по купе. Кажется, она уже нашла себе подружку. И я могу с чистой совестью приниматься за работу.

К дому потенциального клиента я подрулила часам к десяти – проклятые пробки. Это оказалась здоровенная многоэтажка, с множеством подъездов и арок – один из тех домов, куда можно втиснуть население небольшого городка. Так, этаж последний, десятый. Я позвонила в домофон, а наверх поднялась на лифте.

Хозяйка сама открыла мне дверь. В квартире пахло увядшими цветами и валокордином, зеркала завешены черным. Что ж, понятно. Этот дом посетила беда…

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 11 >>