Последний танец за мной
Марина Сергеевна Серова

<< 1 ... 3 4 5 6 7 8 9 10 11 >>
Ну, не знаю. Провинциальный город-миллионник Тарасов до сих пор кажется мне тихим и сонным – может быть, потому, что до этого я жила в столице, а родилась и выросла во Владивостоке…

– …ужасы всякие случаются.

– Что-что?

Задумавшись о родном Владике, я пропустила мимо ушей последние слова Алены.

– Говорю, ужасы всякие тут у вас случаются! Вот, к примеру, недавно у нас домработница из окошка выпала. Насмерть!

Глаза Алены расширились, она часто задышала. Похоже, несчастный случай вызвал у девушки не только отрицательные эмоции, но и всплеск адреналина, такой желанный в ее скучной жизни.

– Да что вы говорите?! – изумилась я. Алена уже собиралась изложить мне эту историю в красках и подробностях, но тут улица Героев-танкистов закончилась. Мы пришли.

– Ой, там, наверное, очередь! Пойду займу! – заторопилась будущая мать и поспешила в регистратуру.

Перед кабинетом с надписью «Процедурная» действительно собралась очередь из будущих мам в разных стадиях пузатости. Женщины оживленно переругивались, деля место в очереди. Некоторых сопровождали мужья. Вероятно, Алена была единственной, кто пришел в женскую консультацию с телохранителем. Девушка вернулась, прижимая к груди карточку. Мы уселись ждать. Время ползло медленно. Очередь за нами постоянно прирастала, и вот мы уже оказались в середине. Наконец Алена скрылась в кабинете, а я осталась ждать.

Я обратила внимание на девушку, которая подошла последней. Во-первых, она была в школьной форме. Вот они, последствия акселерации! А во-вторых, эту копну белоснежных кудряшек и рюкзачок с черепами я сегодня уже видела. Именно эта школьница присутствовала на месте происшествия сегодня утром.

Занимать очередь девочка не стала. Она просто уселась на стул возле двери процедурной и обхватила себя за плечи. Так делают люди, которым очень холодно. Но в помещении поликлиники стояла приятная прохлада. Значит, это не холод, а страх, пережитый стресс, неуверенность в себе или все вместе взятое. Психика подростков – штука непредсказуемая…

В кабинет, громко цокая каблуками, прошествовала корпулентная дама в белом халате. Когда она проходила мимо школьницы, девочка совсем сжалась на стуле. Если бы люди могли становиться невидимыми, именно это и произошло бы прямо сейчас. Но дама только смерила школьницу ледяным взглядом и поджала алые губы.

– Вера Львовна! – послышался из процедурной громкий командирский голос дамы. – Почему в здании посторонние? Сколько раз я просила не приводить вашу дочь на работу? Она несовершеннолетняя! Ей не место в женской консультации! Немедленно исправьте ситуацию, а не то я вынуждена буду применить к вам служебное взыскание!

Из кабинета выскочила худенькая женщина в белом накрахмаленном халатике, с точно такими же кудряшками, как у девочки. Сделав круглые глаза, женщина вполголоса спросила:

– Сашенька? Что ты здесь делаешь? Что-то случилось?

Дама с алыми губами возвышалась у нее за спиной. Девочка отрицательно помотала головой, подхватила рюкзачок и побрела к выходу, шаркая ногами.

– Извините, – прошелестела Вера Львовна. – Она больше не будет…

Да, все люди делятся на хищников и травоядных. Передо мной ярчайшие представители обеих разновидностей… Дама удалилась, царственно неся высокую прическу, а Вера Львовна шмыгнула в кабинет. Мне показалось, что в глазах у нее блеснули слезы.

Не прошло и двух минут, как Алена присоединилась ко мне.

– Ужас до чего боюсь крови! – сообщила мне Южина. – Даже как-то в обморок здесь упала. Хорошо, что сегодня Верочка дежурит. Она лучше всех умеет брать кровь, совершенно не больно.

Девочка с рюкзачком топталась на крыльце.

– Привет! – сказала я ей. – Ты Саша? Саша Мышкина? А я Евгения Охотникова. Это мне ты звонила неделю назад, помнишь? Как твои дела?

Девочка дико глянула на меня и вдруг дунула от меня по ступенькам. Вскоре школьница скрылась за углом. Что ж, вольному воля… Хотя, кажется, именно эти слова я адресовала Витасу Подниексу, ныне покойному.

Вернувшись домой, Алена улеглась отдыхать. А я закрылась в гостиной и набрала номер майора Мироновой. Капитанская дочка сегодня была не в духе, но все же согласилась ответить на пару вопросов. Прежде всего меня интересовало, как движется расследование гибели Петра Южина.

– Охотникова, вообще-то я не обязана давать тебе отчет по этому делу, ты это понимаешь? – строго сказала Галина.

– Угу, понимаю, не глупее прочих, – отвечала я. – Ну хочешь, вдову на тебя напущу, а? Она ведь не успокоится, пока не получит ответ…

– Ладно, ладно, не надо вдову! – пошла на попятный Галина. – У меня ведь не одно дело, сама знаешь. Так, Южин, Южин… нечем тебя порадовать, Евгения Максимовна. По всем признакам типичный висяк. Никто ничего не видел, не слышал, все крепко спали, дежурная медсестра клянется, что не смыкала глаз. Но ты же знаешь, что такое районная больница. Поди, давила подушку в подсобке.

– Слушай, неужели в реанимацию так легко попасть? – удивилась я. – Прямо проходной двор какой-то!

– Злодей влез по пожарной лестнице в ординаторскую. Брать там все равно нечего – ни лекарств, ни ценностей, так что на окне нет решетки. А уж оттуда по коридору пройти в реанимацию – пара пустяков. Из тяжелых там находился один Южин, остальные койки пустовали. Ночная сестра никого не видела. Она проверила состояние больного – он спал – и вышла. Кстати, состояние Южина вовсе не было критическим. Это вдова – то есть на тот момент жена настояла, чтобы его оставили в реанимации еще на одну ночь. Спал бы в общей палате – остался бы жив. Ирония судьбы, понимаешь…

– Да уж… Персонал допросили? Может, кто-то из своих?

– Издеваешься, Охотникова? Само собой. Глухо все. А тебе все это зачем?

– Пока не знаю, – честно ответила я. – Ладно, если что нарою, я знаю, где тебя искать.

– Ох, подведешь ты меня под монастырь! – притворно вздохнула Галина и повесила трубку. Капитанская дочка просто кокетничала – она знала, что ни под какой монастырь я ее не подведу. Не имею такой привычки. Я всегда делюсь полученной информацией, не использую полученные в обход следствия сведения во вред официальному расследованию, да и неприятностей от меня не так уж много. Разумеется, следователь не имеет права обсуждать с кем бы то ни было незакрытое дело… Но ведь мы живем в России. А у нас, как известно, многое совершается не по закону, а… как бы это помягче выразиться… по душевному расположению. Так что виновата не я, а национальный менталитет! Родись я в Германии, к примеру, тщательно соблюдала бы законы… Честное слово!

До вечера ничего интересного не происходило. Алена лежала в своей комнате перед телевизором. Будущая мать прихватила с собой в постель бутылку колы и здоровенный пакет чипсов. Неудивительно, что у бедняжки сердцебиения…

А я решила заняться своим здоровьем и принялась за комплекс упражнений ушу. Они замечательны тем, что для выполнения не нужно много места – достаточно комнаты средних размеров. Однажды, помню, мне пришлось заниматься ушу в металлической бочке – бандиты сунули туда чересчур любопытную Охотникову, и чтобы не замерзнуть (на дворе было минус десять), мне пришлось часа четыре безостановочно двигаться. Помогло – когда меня наконец нашел мой напарник, я была жива и здорова, ничего себе не отморозила и даже взмокла, как мышь. Правда, спала я после этого ровно сутки…

Я много чем занимаюсь. Иногда – под настроение – это бокс. Иногда йога. Порой я просто тягаю железо под музыку, гремящую в наушниках. Прелесть ушу в том, что эти упражнения не только гармонизируют энергии, но и приводят мысли в порядок.

Вот и сейчас в голове просветлело.

Значит, как было дело? Восемь дней назад мне позвонил менеджер по фамилии Подниекс, он хотел воспользоваться услугами телохранителя. Едва он бросил трубку, как в поле моего зрения нарисовалась Сашенька Мышкина и рассказала, что на ее маму покушались злые дяди – хотели затащить в машину и увезти в неизвестном направлении. Медсестру Веру Мышкину спасло чудо в виде местных хулиганов.

Потом позвонила Любовь Южина и сообщила о двух жертвах – старушке Южиной и Петеньке, причем на Петеньку – преподавателя философии – покушались дважды! Что же такого совершил Петр Южин, что его непременно надо было добить?!

Теперь выстроим всю эту жуть по хронологии. Жертва номер один – сбитая машиной старушка. Номер два – Петенька. Номером три должна была стать Вера Мышкина, но ей повезло – вмешались хулиганы. Жертва номер четыре – Витас Подниекс.

Вопрос первый – кто будет следующим?

Вопрос второй – что объединяет всех этих людей – восьмидесятипятилетнюю бабусю, преподавателя философии, медсестру и менеджера из банка?

Вопрос третий – что все это значит?!

Да, Охотникова, красиво разложила! Вот только что мне со всем этим делать? Информации у меня явно недостаточно. Значит, будем собирать!

Вечером я отправилась за Никитой, благополучно сопроводила его домой. Тут как раз приехала Любовь Южина. Женщина, отдуваясь, втащила в квартиру здоровенные пакеты с едой из супермаркета. Никита подошел, взял лежащее сверху яблоко и скрылся у себя в комнате, аккуратно прикрыв за собой дверь. Хозяйка принялась выгружать продукты, и скоро вся просторная кухня стала похожа на продуктовый магазин.

Так, самое время поговорить с хозяйкой…

Южина быстренько переоделась в цветастый халат, нацепила фартук, и вот уже зашкворчали на сковородке отбивные, полетела в раковину рыбья чешуя, застучали ножи. Казалось, Люба может быть в трех местах одновременно.

– До чего же ловко у вас получается! – не удержалась я. Люба расплылась в улыбке:

– А то! Я вообще все умею: машину чинить, деревья пилить, ремонт могу сама сделать, если косметический. Русской бабе без этого никак…

И Люба ловко отрезала голову здоровенной щуке.

<< 1 ... 3 4 5 6 7 8 9 10 11 >>