Последний танец за мной
Марина Сергеевна Серова

<< 1 ... 6 7 8 9 10 11 >>
– Да не потерпевшая! Убийца где?

– Сидит. Десять и пять ей дали. А что?

– Да так… Пока ничего. Спасибо, Галь! С меня причитается – кофе и тирамису, две порции! – И я повесила трубку.

Интересный получается расклад. Не знаю, имеет ли отношение история училки-убийцы к нашим сегодняшним проблемам, но вполне может быть и такое. Ниточки от этого разношерстного коврика тянутся куда? Правильно, прямиком в «Пандору». Замечательное клининговое агентство, пять лет на рынке, как у них на сайте с гордостью большими буквами написано.

Кстати, пора звонить, узнавать, выполнен ли мой заказ…

– «Пандора», – отозвался женский голос в трубке.

– Э… Извините, я звонила вчера вечером, беседовала с таким приятным мужчиной. – Я подпустила в голос томной хрипотцы, какая часто встречается у провинциальных обольстительниц.

– Это наш директор, – без улыбки, подчеркнуто деловым тоном ответила собеседница. – Чем могу помочь?

– Я оставляла заказ на уборку дома… Елисеевская улица, дом три. Как там, готово?

– Сейчас посмотрю.

В трубке послышались характерные щелчки – это сотрудница агентства колотила пальцами по клавишам компьютера. – Вот, Елисеевская, три… Полная уборка… Готово, приезжайте.

– К вам?! – не поняла я.

– Зачем к нам?! – тоном «ну до чего же все тупые!» отвечала девица. – На место подъезжайте, принимайте работу. Оплата по факту. Всего доброго, обращайтесь.

Я суеверно трижды плюнула через левое плечо. Не приведи бог мне прибегнуть к услугам «Пандоры» по такому поводу, как у моей бывшей клиентки!

– Алена, не хотите прокатиться? – стукнула я в дверь спальни. По-моему, девушке не помешает проветриться.

Алена была не прочь – новых впечатлений ей явно не хватало. Я усадила будущую мать на переднее сиденье, пристегнула, и мы поехали на Елисеевскую улицу. Оказалось, Алена совершенно не знает города, хотя и живет в Тарасове больше года. Девушка вертела головой и поминутно ахала:

– Ой, какие высотки! А это что, фонтан?! Ой, какой хорошенький старинный домик! А там что? А это зачем? Какая красота!

Ну вот, постоянно перемещаясь по улицам города, мы как-то перестаем замечать и ценить красоту областного центра… А ведь находятся люди, для которых чахлый городской парк круче Версаля, а двенадцатиэтажки, одинаковые и мрачные, словно поставленные на попа гробы, впечатляют не хуже небоскребов Бахрейна…

Дом на Елисеевской, три, потряс мое воображение. Ну, само собой, следы разрушения никуда не делись – дом нуждается в ремонте, а гостиную вообще лучше не восстанавливать, а попросту снести это крыло. Но результаты работы «Пандоры» впечатляли. Дом сверкал чистотой и благоухал химической свежестью. Больше всего меня поразил запах – я ведь знаю, как долго сохраняется запах органики… А в доме пахло сосновым лесом. И нигде ни пылинки. Ни соринки. Ковролин как новенький, а ведь по нему выносили мешки с телами погибших. Это что же надо было сделать, чтобы навести такую чистоту?! Честь и хвала «Пандоре»! Я бы им и премию заплатила – за отличную работу. Не врут ребята – они действительно лучшие в своем деле. А профессионалов я чрезвычайно уважаю…

Алена ходила за мной хвостом и восхищалась увиденным.

– Живут же люди! – наконец с нескрываемой завистью протянула будущая мать. – Я бы тоже так хотела! Ну почему одним все, а другим дырка от бублика, а?

– Искренне не советую тебе желать такой жизни, – ухмыльнулась я. – Ты просто не знаешь подробностей…

И я набрала номер телефона хозяйки дома.

– Охотникова, доброе утро. Я в доме, все в порядке. Можете возвращаться.

– Женя! Вы просто волшебница! Как вам это удалось? – заахала дама.

– Очень просто. Наняла клининговое агентство, они все отмыли. Кстати, премию они точно заслужили.

– Женя… – нерешительно начала дама. Я уже поняла, о чем меня хотят попросить.

– К сожалению, в данный момент я занята и не могу взять на себя вашу охрану, – вежливо сообщила я. – Всего доброго!

И отключила связь. Все-таки по вине этой дамы на моей репутации появилась клякса. И пусть я знаю, что мне не в чем себя винить, не стану же я кричать об этом на всех углах! Репутация такая штука – зарабатываешь годами, а потерять можно в один миг, пискнуть не успеешь…

Мы с Аленой уселись в машину и без приключений вернулись домой.

Что ж, на ближайшее время задача предельно ясна. Если я хочу обеспечить безопасность семьи Южиных, мне придется нырять в это дело с головой. Необходимо как можно скорее разыскать всех свидетелей падения Симы из агентства «Пандора». Тогда, думаю, у меня появится шанс переиграть невидимого противника. А то пока я блуждаю в потемках. Главное – восстановить последние слова Серафимы. И тогда я разгадаю загадку.

Глава 3

Итак, все нити вели в «Пандору». Вот только как мне к ней подобраться? Не могу же я заявиться в агентство и ни с того ни с сего начать задавать вопросы о бывшей сотруднице. Если с агентством что-то не так, я спугну злодея. Придется действовать деликатно. У меня в голове уже крутилась парочка идей на этот счет, но пока еще рановато было пускать в ход тяжелую артиллерию. И «метод хамелеона» тоже подождет…

Сейчас я собиралась заняться элементарными сыскарскими делами – выяснить имена и адреса свидетелей. Потом наступит второй этап – нужно будет собрать их вместе и сличить показания.

Будь на моем месте майор Миронова, никаких проблем бы не возникло. Но дело в том, что я, Евгения Охотникова, никто. Ноль без палочки. Частное лицо. Я не имею никакого права задавать кому-то вопросы и тем более проводить следственные эксперименты. Придется провернуть это дело по-тихому…

Тем же вечером я принялась за работу. Когда семья Южиных закончила ужинать и пришла в сытое и благодушное расположение духа, я навела разговор на печальное происшествие. Мне необходимо было выяснить, кто еще находился на месте падения уборщицы. Но оказалось, что Люба почти никого не помнит. Она описала мне полного мужчину лет сорока, его стервозную жену на шпильках, старика с портфелем под мышкой, но кто все эти люди, Люба не имела понятия.

Никита и Алена помогли мне и того меньше – кажется, они вообще не смотрели по сторонам, их внимание было приковано к упавшей. Под конец я совсем отчаялась. Придется обращаться к капитанской дочке. Ползать на пузе, извиняться и добиваться своего. Да, тут тирамису не отделаешься…

Неожиданно мой взгляд задержался на Никите. Парень лениво пролистывал какие-то картинки в телефоне. Ага!

Я дождалась, когда Люба примется мыть посуду, а Алена скроется в ванной. Тогда я поманила Никиту за собой на балкон.

– Слушай, – приветливо сказала я парню, перейдя на «ты», – мне до зарезу необходима твоя помощь.

Никита подозрительно покосился на меня.

– Ну? – Вот и все, на что его хватило.

– Я уверена, что ты сфотографировал упавшую Серафиму. Я должна видеть это фото.

Никита прижал телефон к груди, как ребенок, у которого в песочнице хотят отобрать игрушку.

– Давай, не жмись! – подзадорила я парня. – Кстати, речь идет о безопасности твоей собственной семьи – матери и беременной жены. Ну и тебя самого, конечно.

– Нет у меня никаких фотографий! – уперся Никита. – Почему я должен вам помогать?

Ну все! Мое терпение на исходе!

Я взяла парня за пуговицу на рубашке и притянула к себе.

– Потому что ты испытываешь удовольствие, глядя на трупы, кровь и чужое страдание! – прошипела я. – По-хорошему, твое место в лечебнице!

Никита часто моргал, пухлые щеки обвисли. От парня едва заметно пахло табаком и очень сильно мятной жвачкой.

<< 1 ... 6 7 8 9 10 11 >>