<< 1 2 3 4 5 6 7 8 >>

Марина Сергеевна Серова
Сладкий ужас

Глава 2

От моего дома до Северного Кавказа было немногим более тысячи километров, и если бы дороги позволяли развить на них скорость, доступную моему «Ягуару», то я могла бы добраться до места за четыре часа.

Но таких дорог, к несчастью, в нашей стране никогда не было, и ничто не говорит о том, что они появятся в ближайшем будущем. Кроме того, мне по пути необходимо было сделать несколько остановок. И пока неизвестно, сколько они потребуют времени.

У меня был выбор: либо перебираться из города в город на поезде, либо хотя бы половину пути проехать на машине.

Наверное, я бы выбрала поезд, поскольку моя Раиса Сулейманова никогда не могла бы и представить себя на машине такого класса, но, во-первых, мне хотелось опробовать свой «Ягуар» в деле, – до сих пор я прокатилась на нем несколько десятков километров по городу, а это все равно, что ездить на гоночном автомобиле по тротуару.

Второй причиной, почему я выбрала автомобиль, было то, что мне еще некоторое время хотелось остаться собой.

Я ничего не имею против Раисы Сулеймановой, но, в отличие от меня, она – наркоманка, со всеми вытекающими отсюда последствиями, вплоть до внешнего вида и гигиены.

Для большей достоверности, я еще вчера сделала себе несколько уколов в вену, чтобы мои руки при случае никого бы не удивили нетронутостью. При этом я использовала большую иглу и втыкала ее несколько раз, поэтому мои вены на левой руке были довольно живописны, и мне даже удалось добиться пары симпатичных синяков.

Сегодня я повторила эту процедуру без всякого удовольствия, хотя колола я себе витамины и глюкозу, но укол – он и есть укол, и может вызвать положительные эмоции разве что у законченного наркомана…

Ну и наконец, три или четыре пересадки с поезда на поезд и залы ожидания между ними… Одна мысль об этом укрепила меня в принятом решении, и я с удовольствием отправилась в гараж, чтобы вывести оттуда своего красавца.

Всю одежду Раисы я сложила до времени в багажник, поскольку, если бы я вырядилась в нее уже теперь, то меня остановил бы первый постовой. Он сразу бы обнаружил несоответствие пассажира и автомобиля, и мне пришлось бы долго объяснять ему, что это моя собственная машина.

Я проснулась сегодня на рассвете, поэтому, несмотря на то, что потратила несколько часов на сборы и прощание с домом, к обеду я надеялась быть уже в Волгограде, где проживал, по моим сведениям, один из тех людей, с которыми мне нужно было повидаться.

Как только я оказалась за городом, – а на то, чтобы выехать из него, мне потребовалось около часа, – я смогла убедиться в преимуществах своей машины перед бесконечными «Фордами» и «БМВ», которых я обгоняла при каждом удобном случае, особенно, если за рулем видела раздутого от гордости толстяка.

Надо было видеть эти перекошенные от злости физиономии!

Я добралась до Волгограда намного раньше обеда.

Теперь мне необходимо было оставить машину на автостоянке, а потом переодеться и перевоплотиться в Раису, что я и сделала при первой возможности.

* * *

Кафе «Юность», куда лежал мой путь, пользовалось в Волгограде недоброй славой. Когда-то это было довольно популярное кафе, но с годами, переходя из рук в руки, оно все более ветшало и постепенно растеряло приличную часть своей публики. И уже несколько лет как окончательно превратилось в забегаловку для посетителей самых непритязательных. Оно даже утратило свое название, так как вывеску однажды сняли, поскольку ее разбили, а очередной хозяин решил ее не восстанавливать.

Завсегдатаи называли кафе по-разному. Самое пристойное из его имен было «Гадюшник». Все понимали, что лучшего названия бывшее кафе сейчас не заслуживает.

Одно время здесь чуть ли не ежедневно происходили драки. Но теперь и эта агрессивная часть публики покинула свое некогда любимое заведение.

С тех пор его облюбовали тихие алкоголики и наркоманы, у которых уже не было ни сил, ни желания драться и спорить друг с другом. Хозяин заведения торговал в основном теперь дешевым вином и очень плохой водкой без всякой наценки. И, может быть, давно бы разорился, если бы не его основной «бизнес». Каждому школьнику в районе было известно, что в этой забегаловке можно в любое время разжиться «дурью», «колесами», «ханкой»…

Такие места есть, наверное, в любом городе, и если их до сих пор не уничтожили, то, видимо, потому, что они выполняют роль своеобразных отстойников для всякой «шушеры».

Хозяин и сам был всего лишь «шушерой», мелкой сошкой в огромной сети наркобизнеса, которого в любой момент могли подставить его же поставщики.

Кроме того, он был для них каналом связи, что и явилось основной причиной моего к нему визита.

Мне было известно, что иногда он сам стоит за стойкой и ведет дружеские беседы с постоянными клиентами, но в этот раз его на месте не было. Посетителей обслуживала не слишком трезвая «красотка» с полным ртом золотых зубов, которой на вид с одинаковым успехом можно было дать и двадцать восемь и сорок лет.

Я достала из кармана джинсов какую-то мелочь и направилась в ее сторону. Раиса Сулейманова в моем исполнении не была законченной наркоманкой. Она была бывшей «неформалкой», которая несколько лет баловалась винцом и «травкой» и, что называется, добаловалась.

Еще утром с помощью питательного крема я привела свои волосы в надлежащий вид, и они выглядели теперь немытыми, как минимум, месяц. Немного я поработала и над лицом, и с помощью немудреной косметики добилась эффекта припухлости, причем нездоровой, и следов заживающего синяка под глазом.

Я должна была производить впечатление женщины, которой до «низа» осталось еще годик-другой, и по взгляду «красотки» поняла, что именно так и выглядела. В ее глазах было не осуждение, а скорее сострадание и понимание, она воспринимала меня как одну из своих многочисленных клиенток, которые пока балансировали на грани…

Она и сама могла оказаться по эту сторону прилавка и наскребывать по карманам какую-то мелочь на стакан вина или рассчитывать на щедрость завсегдатаев заведения мужского пола.

– Чего желаешь, подруга? – спросила она меня.

– Вина, – тихо сказала я, выложив на прилавок несколько мелких монеток.

– Может, лучше спиртику? – сочувственно посоветовала она. – Те же деньги, а кроет – не вину чета.

– Да нет, – отказалась я. – Мне поправиться.

– Ну смотри, – пожала плечами она, наливая полный стакан дешевого вина.

Я облизала свои губы, демонстрируя мучительную жажду, и «красотка», заметив это, рефлекторно проглотила слюну.

Я отпила глоток, не отходя от прилавка. Вино оказалось не таким уж противным, поэтому я вздохнула с облегчением.

– А Роман у себя? – спросила я у не сводящей с меня глаз продавщицы.

– На месте, – кивнула она. – Ты к нему, что ли?

– По делу.

– К нему без дела только милиция ходит, – хохотнула она. – Сейчас позову.

Она вышла в дверь, и, пока ее не было, я незаметно для окружающих вылила большую часть стакана в мойку, оставив на его дне буквально один глоток.

– Зайди сама, – с серьезным лицом сказала мне «красотка». – Вино можешь с собой взять.

Я воспользовалась ее советом и со стаканом в руке отправилась в «кабинет» к хозяину. Кабинет вполне соответствовал забегаловке, хотя сам Роман выглядел прилично. Дорогой костюм, часы с браслетом, золотая печатка на безымянном пальце – все в нем свидетельствовало о его респектабельности.

Когда я присела к его столу, он говорил с кем-то по телефону:

– Конечно, дорогой, – показав мне указательный палец, что должно было означать одну минуту, говорил он в трубку, одновременно записывая что-то на листе бумаги. – Конечно. Я думаю, через пару дней прислать к тебе человечка. Ну, будь здоров!

Я сидела напротив него на краешке стула, сжимая в руках граненый стакан и время от времени делала из него микроскопические глотки.

Роман взглядом профессионала осмотрел меня с ног до головы, прошелся взглядом по моим истертым джинсам, вылинявшей майке и застиранной куртке, задержал на секунду взгляд на моих пальцах, которым я посвятила сегодня полчаса и теперь не жалела об этом.

Ногти мои были пострижены коротко, но так, что под ними невооруженным глазом можно было увидеть «многодневную грязь». Для большего эффекта я использовала для этого детский пластилин.

Я допила вино и несмело поставила пустой стакан к нему на стол.

– Я вас слушаю, – наклонил он ко мне голову.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 >>