<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 11 >>

Марина Сергеевна Серова
Романтическая ночь перед убийством


– Как же, будут! Они сказали, что у них только сегодня два свежих трупа!

– Дмитрий Алексеевич, ведь там не один человек работает. Кто-то будет убийства раскрывать, а кто-то – искать вашего водителя… А к тому времени, может, он и сам объявится…

– Не объявится, Татьяна, не объявится! – историк сильно нервничал. – Я Антона за эти три года хорошо узнал. Он ни разу… понимаете, ни разу! – не подвел меня. А потом… Где он может ночевать? Он жил в моем доме и всегда спал в своей комнате. Всегда! Потому что утром ровно в семь он обязан был подавать машину к крыльцу. И все три года так и было… А теперь? Антон сказал домработнице, что он едет на родину, в свою деревню. Но его телефон не отвечает, хоть он и не отключен… Хорошо, милиция пусть его ищет, а вы, Татьяна, возьметесь поискать парня, так сказать, параллельно?

– А если милиция найдет Антона раньше?

– Оплата вашей работы от этого зависеть не будет…

– Моя ставка – двести долларов в день.

– Деньги не вопрос. Антон не просто водитель. Он, если вы помните, еще и мой дальний родственник. И поверьте моей интуиции: случилась беда! Я это чувствую, я всегда чувствую, когда что-то случается… У меня сразу сердце заныло, когда я его на вокзале не увидел.

Сердце у него заныло, тоже мне, аргумент! Но взяться за это дело мне, похоже, все-таки придется, других клиентов на горизонте пока не наблюдается, а время, проведенное впустую, денег в мой бюджет все равно не прибавит.

– Хорошо. Я скоро к вам приеду. Диктуйте адрес…

Я положила трубку и пошла в кухню. Война войной, а обед – по расписанию. Последний раз толком я обедала в поезде, больше суток тому назад, так что вопрос – подкрепляться или нет – не стоит. Да и не пропадать же тушеной картошке с мясом из-за исчезнувшего водителя! Еще неизвестно, где этот Антоша отсиживается, может, он действительно нашел себе зазнобу, да и застрял у нее. Дело-то молодое! Сколько ему? Года двадцать три – двадцать четыре, не больше. И чтоб у молодого здорового парня не было девчонки – не поверю! Может, историк зря такую шумиху поднял? Предчувствие у него! У меня вот тоже предчувствие… плотного обеда.

Я ела картошку и думала о превратностях нашего сыскного ремесла. Вот так всегда: то ждешь клиентов неделями, а то – не успеешь вернуться с отдыха…

Дом, в котором обитало счастливое семейство историка-сантехника, находился за городом. Коттеджный поселок, трехэтажные дома, очень похожие друг на друга, окруженные каменными заборами, выстроились строго в ряд. Я ехала мимо них, высматривая номера на воротах. Двадцать два, двадцать четыре, ага, вот и нужный мне, двадцать шестой. Я посигналила, железные ворота поехали в сторону, пропуская меня на территорию. На высокое, украшенное декоративным камнем крыльцо под большим козырьком вышел хозяин, показал рукой, куда можно поставить машину. Моя «девятка» аккуратно поместилась на небольшой площадке, выложенной тротуарной плиткой и окруженной с двух сторон клумбами с изумительными цветами. Дмитрий Алексеевич ждал, когда я подойду к нему. У крыльца из большой деревянной будки вылезла внушительных размеров овчарка, подозрительно на меня посмотрела и зарычала. Похоже, я не внушала ей доверия.

– Лорд, на место! Свои…

Лорд недовольно посмотрел на хозяина: ну, смотри, мол, тебе виднее, только потом не жалуйся. И скрылся в конуре.

– Серьезный пес, – сказал Дмитрий Алексеевич уважительно, – четвертый год у меня, специальная дрессировка… Хороший кинолог с ним работал.

Мы вошли в большой холл, в котором почти не было мебели, только скамейки, деревянная вешалка под старину и встроенный шкаф, да еще несколько огромных горшков, в которых красовались пальмы и вьющиеся большелистые растения. Прямо перед нами была лестница, ведущая наверх, налево – коридор.

– Что здесь? – спросила я.

– Здесь комнаты для обслуги, – пояснил хозяин. Мы пошли по коридору. – Вот эта дверь – в комнату Тамары, эта – в комнату Антона. Эта пустая – тут никто не живет, так, на всякий случай… может, я еще сторожа найму или охранника… А здесь – их туалет и душевая.

– Ваши комнаты на втором этаже?

– Да.

– Комнату Антона можно посмотреть? Ну, чтобы, так сказать, сразу быть в курсе…

– Да, конечно.

Дмитрий Алексеевич открыл дверь, и мы вошли в небольшую комнату. Я огляделась. За окном был виден сад. Деревянная односпальная кровать аккуратно заправлена, небольшой стол у окна, на нем – книги и несколько журналов «За рулем». Стул. Маленький шкафчик для одежды. Полка с книгами и тетрадями. Да, Антон ведь учится на заочном. Все, больше тут ничего не было – ни цветов на окне, ни ковра над кроватью. По-спартански живет. Под потолком – скромный светильник с двумя плафонами. На столе даже настольной лампы нет. На окне вместо занавесок – жалюзи. Я подошла к шкафу и открыла его. Рубашки, летние майки, пиджак, брюки – все аккуратно висело на плечиках, внизу стоял старенький коричневый чемодан.

– Он с ним из деревни приехал, – пояснил хозяин дома, перехватив мой взгляд, – не захотел выбрасывать, хотя я подарил ему новую дорожную сумку. Это, сказал, память о моей прежней жизни…

Я закрыла шкаф. Подошла к столу, открыла один из двух ящиков. Паспорт, военный билет, записная книжка, две авторучки… Во втором оказались несколько старых журналов, письма из деревни от родственников, всякая дребедень. Надо же, кто-то еще письма на бумаге пишет! Я открыла паспорт и прочитала: «Архипов Антон Валерьевич». Посмотрела на фотографию. Хорошее умное лицо, открытый взгляд. Я убрала паспорт на место и еще раз окинула взглядом комнату. Ничего особенного и интересного, хотя многое здесь говорит о хозяине. Чистоплотен, аккуратен, собран. Экономный, лишнего не покупает. Серьезный – на стенах не наклеены всякие там плакаты с рок-группами и прочая белиберда, которую обожает молодежь.

– Пойдемте, я все осмотрела, – сказала я Дмитрию Алексеевичу.

– Ну, и как вам? – спросил он.

– Вы о комнате? Чисто. Ничего лишнего. Серьезный парень.

– А я что говорил?

Мы вышли в коридор. Я заглянула в комнату, где никто не жил. Она была абсолютно пуста. Дверь в комнату Тамары была заперта.

– Она свою спальню всегда закрывает, – пояснил хозяин дома, – хотя зачем? У нас никогда ничего не пропадало. Все свои, входная дверь всегда на замке. Да и сторож наш, сами видели, какой, чужих не пустит.

Мы поднялись по лестнице на второй этаж. Здесь, в небольшом тамбуре, оказалось несколько дверей. Ближайшая была открыта, мы вошли в нее и очутились в кухне, размерами напоминающей гостиную в обычной квартире. Длинный разделочный стол, за которым могли бы с комфортом работать шесть или семь поварих, большая плита со всякими наворотами, целая армада кухонной техники. Я сразу заприметила кофеварку, большую, черную, с множеством кнопок. Значит, кофе меня здесь напоят. В соседней комнате, которую от кухни отделяла большая арка, стояли деревянный массивный стол и несколько стульев. Белые салфетки, цветы в вазе посередине стола. Около плиты хлопотала женщина лет сорока с небольшим, невысокая и полная, светло-русые волосы ее были гладко зачесаны назад и собраны под заколку. На ней было серое платье с белым воротником и таким же передником. Дмитрий Алексеевич сказал ей:

– Тамара, познакомься: это Татьяна, она – частный сыщик, будет искать нашего Антона. А это Тамара, наша домработница и шеф-повар.

Я кивнула Тамаре и поздоровалась, она в ответ сделала то же самое.

– Шеф-повар! Скажете тоже, Дмитрий Лексеич! Просто готовлю обеды…

– Ну, не скромничай. Чем ты сегодня нас покормишь? Я, наверное, отобедаю и поеду в магазин, и так уже задержался… Там без меня, должно быть, все кувырком…

Как будто в подтверждение его слов зазвонил сотовый.

– Да… Слушаю… Да, я заказал им десять душевых кабин… На склад везти, а не в магазин, в магазине места нет! Что?.. Вы что, спятили?!. Когда? А продали сколько? Сколько?..

Тамара подождала, когда ее хозяин закончит разговор, и ответила, наконец, на его вопрос:

– На обед сегодня борщ украинский и рыба в кляре. И еще вчерашний пирог остался…

– Со щавелем?

– Со щавелем. А сегодня я вам испеку с капустой, Кристина заказала…

– Ну и прекрасно. Татьяна, вы как насчет отобедать?

– Нет, нет, спасибо, я недавно из-за стола. А вот от кофе я не отказалась бы…

– С пирогом! Что, Тамара, угостим нашего сыщика твоим фирменным пирогом?

– Угостим, Дмитрий Лексеич, чего ж не угостить! Сейчас, только кофею им сделаю…

Хозяин пригласил меня сесть за стол и сам опустился на один из стульев. Тамара поставила перед ним тарелку с дымящимся темно-красным борщом, от которого исходил такой аппетитный запах, что, если бы я дома не натрескалась как следует тушеной картошки с мясом, то просто захлебнулась бы слюной. Потом она положила ему солидный кусок рыбы в кляре, который тоже выглядел просто роскошно, а передо мной поставила чашку кофе и кусок пирога. Пирог, надо сказать, выглядел очень аппетитно, с румяной корочкой, а на вкус… можно было проглотить не только язык, но и тарелку, на которой вскоре остались лишь крошки. Да, Василевский прав: Тамара очень хорошая повариха, такую выгонять – надо быть идиотом. Мы ели свои блюда, а Тамара готовила новое: что-то резала на доске, шинковала капусту, просеивала муку…

Вдруг она повернулась к хозяину и спросила:

– А что же, Дмитрий Лексеич, про Антошку нашего так ничего и не слышно?

– Да где же я о нем услышу? В милиции я оставил заявление. Кстати, они придут расспрашивать всех нас о нем… Только когда еще они явятся?.. А вот Татьяна уже приступила к поиску, она помобильнее милиции будет. Так что я сейчас уеду в магазин, меня там ждут, а ты, Тамара, ответишь на все вопросы нашего сыщика и покажешь ей все, что она попросит. Я правильно говорю, Татьяна?
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 11 >>