<< 1 2 3 4 5 6 >>

Марина Сергеевна Серова
От судьбы не уйдешь


– Ой ли? – вскинула я брови.

– Хотите, можете документацию просмотреть… – вяло ответил Андрей. – Впрочем, мы сейчас не об этом. Словом, последний месяц мы, без преувеличения, существовали как на пороховой бочке. Настроение, как говорится, бодрое, идем ко дну. – Он слабо усмехнулся. – Кто-то из наших пошутил, сказав, что нам, похоже, тоже достался билет на «Титаник».

Жить мы, конечно, можем и сейчас весьма безбедно, а цех, по всей видимости, придется и правда закрывать. Тем более сейчас. В свете произошедшего… Еще вопросы?

Я задумалась. Мне бы не задуматься, а подумать, но пока не представлялось возможности пораскинуть мозгами как следует, для того чтобы решить, в каком же направлении мне следует двигаться, чтобы как можно быстрее продвинуться по следу убийцы.

– Возможно, – сказала я Андрею. – Только, наверное, не сейчас. Вы мне не оставите свой телефон?

– Запросто. Записывайте.

Я вытащила из сумки записную книжку и, посмотрев на Андрея, спросила:

– Ваша фамилия?

– Лукашов. – Андрей снова улыбнулся и добавил: – Не был. Не состоял. Не имею. Паспортные данные?

– Пока не нужно, – я улыбнулась в ответ, – но могут и пригодиться. Номер телефона, пожалуйста.

Он продиктовал свой номер, я записала. Затем он, поднимаясь с подоконника, как бы показывая, что наш разговор окончен, обратился ко мне:

– Татьяна, не откажите парню, дайте, пожалуйста, свой номер. Если это, конечно, не наглость.

– Отчего же не дать? – Я назвала номер. – Вы больше ничего не хотите мне сказать? – Я, как мне показалось, весьма проницательно посмотрела ему в глаза.

– Сегодня? Пожалуй, нет. Сегодня – ничего. – И он снова мягко улыбнулся, выходя вслед за мной из комнаты.

Было в нем что-то… Конечно, Андрей Лукашов, как я уже обмолвилась, был не в моем вкусе. Я как-то по интеллигентным мальчикам особо не прикалываюсь. Но он принадлежал к тому счастливому типу мужчин, в которых влюблялись героини рязановских фильмов. Была в нем наряду с интеллигентностью еще и весьма изрядная доля мужественности. Нет, он не был ни рафинированным, ни инфантильным. Он был мужчина. Очень приятный и, как мне показалось, очень надежный. Интересно, какие у них с Наташей отношения?

Мы спустились вниз и прошли на кухню. У плиты стояла невысокая седовласая тетушка с пучком на затылке, в летнем платье и фартуке. Видимо, та самая Катерина. Наташа собирала на стол. Она уже успела сменить свое дорогое шифоновое платье на черные брючки и блузку. Наташа повернулась и улыбнулась, непонятно, то ли мне, то ли Андрею. А может, нам обоим.

– Таня, вы освободились? – спросила Наташа, глядя почему-то на Андрея.

– Да, я уже собираюсь уходить… – Мне было интересно, что же все-таки между ними?

– Что вы! – Наташа наконец перевела взгляд на меня. – Не уходите. Сейчас ужинать будем. Вы ведь тоже весь день мотаетесь…

– С удовольствием. – Я решила не упускать момент, лучше, как говорится, один раз увидеть, чем сто раз гадать. Вот я и посмотрю, что же за отношения между вдовой и «другом семьи».

Наташа улыбнулась, улыбнулся Андрей, улыбнулась Катерина, мне тоже ничего не оставалось делать, как улыбнуться. Андрей вызвался проводить меня до ванной комнаты, которая ничуть не разочаровала меня. Светлый дорогой кафель, финская сантехника. Что и говорить, жили Старцевы не бедно. И очень уютно.

Глава 3

Когда же кончится вечер?

Когда я вернулась на кухню, стол был уже накрыт. Я заняла очень удобную позицию между моими хозяевами, так что мне было прекрасно видно все их взгляды, полуулыбки, жесты. Что и говорить, замечательный наблюдательный пост. Катерина сидела напротив меня и тоже, похоже, внимательно наблюдала и за хозяйкой, и за мной. Надо бы и с ней побеседовать… такие вот помощницы всегда знают о своих хозяйках что-нибудь интересное. Я сделала себе пометку, чтобы при удобном случае, то есть застав тетку врасплох, узнать что-нибудь вкусненькое… Кстати, о вкусненьком.

Ужин был отменный, я даже заметно подобрела после отбивных из телятины. Разговор касался каких-то неважных тем, общих мест, так сказать, – погоды, футбола, Московского кинофестиваля, последнего альбома Шер и т. д. Наташа и Андрей вели себя очень даже мило. По ним в принципе было, конечно, заметно, что они далеко не чужие люди. Но это, на мой взгляд, вполне естественно для людей, которые знакомы не один год. Но вот насколько далеко они не чужие? Я решила во что бы то ни стало узнать об этом.

Наконец, когда основная часть блюд закончилась, Катерина, убрав со стола, стала варить кофе, а мы втроем решили перейти в гостиную. Вот тут, подумала я. Вот тут самое время начать наш эксперимент. Я очень удобно устроилась в кресле, немного в стороне от Андрея с Наташей. До сих пор они не прокололись. Но ведь разговор до сих пор не касался темы «убийство на улице Данте». Посмотрим, что теперь…

Итак, когда кофе наконец был принесен, а Катерина удалилась на кухню, я закурила с разрешения хозяйки и начала атаку.

– Спасибо, Наташа, все было очень вкусно. – Она улыбнулась и кивнула головой. – Однако у меня есть несколько вопросов. Пока я окончательно не «осоловела» от съеденного, позвольте мне их задать.

– Конечно, – Наташа тут же погрустнела и опустила глаза. Я ей почему-то уже не верила.

– Тогда я пойду к себе, – вмешался Андрей.

– Что вы, что вы! – остановила его я. – Было бы замечательно, если бы и вы остались. Может, какие-то моменты именно вы и сможете прояснить, как никто другой. – Андрей повел плечом и улыбнулся «своей» улыбкой. – Остаетесь? – Он кивнул. – Отлично. Тогда давайте поговорим. Первый залп вопросов будет касаться того молодого человека, которого мы с вами, Наташа, встретили, когда шли сюда. Кто он? Мне показалось, что он вполне вхож в ваш дом.

– О ком это вы? – спросил Андрей. – Об Олеге, что ли? – И он нахмурился.

– Да-да, – подхватила Наташа и бросила на Андрея какой – то, как мне показалось, предупреждающий взгляд. Молчи, мол, я сама все, что надо, расскажу. Я этот взгляд отметила. – Олег – это наш главный секьюрити. – Она несколько смутилась. – То есть Олег отвечает за охрану. Я расскажу вам только то, что знаю о нем как о приятеле, можно сказать, друге семьи, а относительно работы вам расскажет Андрей. – И они вновь обменялись с Андреем взглядами. – Олегу двадцать шесть лет. Он работает с ребятами, – она снова бросила на Андрея взгляд, – по-моему, года два. – Андрей кивнул. – Олег не женат, довольно часто бывает у нас в гостях. Поначалу водил с собой разных девиц, но затем Сережа это прекратил, заявив, что у нас довольно понятливый ребенок, так что после этого Олег перестал появляться у нас с девушками. Хотя… насколько я знаю, последнее время у него появилась постоянная подруга, но ее я еще не видела. Олег, на мой взгляд, очень хороший друг, – она несколько смутилась, – конечно, не такой друг, как Андрей, но все же… Безусловно, Олег бывает, я бы сказала, несколько нагловат, но в целом на него вполне можно положиться в трудной ситуации… Например, такой, как сейчас… – И она замолчала, глянув на Андрея: мол, продолжай.

– Ну, – Андрей развел руками, – что я могу добавить? Действительно, парень появился пару лет назад. Привел его Серега. Олег оказался племянником одного из Серегиных друзей по школе. Сначала он был просто охранником, а теперь в его подчинении четыре человека, которые работают по скользящему графику и обеспечивают охрану в магазинах и в цехе, а также, когда требуется, сопровождают и груз. Служил Олег в морской пехоте, так что закалка у него имеется. В целом он парень неглупый, только вот темперамент… – Андрей выразительно посмотрел на меня, – нередко подводит.

– Что вы имеете в виду? – решила я уточнить.

– Ну как же, Таня, вы-то уж должны были заметить, что Олег, скажем так, бо-о-ольшой любитель женщин. Это его и подводит. Он готов буквально из кожи вон лезть, пока новая пассия ему не надоест. Есть, конечно, у него девушка, но, по-моему, горбатого только могила и может исправить. Он из тех мужчин, что никогда не могут остановиться. – И Андрей бросил взгляд на Наташу.

– А вы не такой?

– Я? – он несколько удивился. – Нет. Я, по-моему, не такой. Я уже вырос из того возраста, когда кажется, что каждая красивая женщина желает видеть тебя в своей, хм, хм… – Андрей вдруг смутился и опять глянул на Наташу. Она почему-то тоже покраснела. Интересно…

– Понятно. А вас, значит, раздражает поведение Олега?

– Не то чтобы… Но… Иногда да. – Андрей посмотрел на меня. – Мы даже пару раз с ним чуть не подрались. Пока он наконец не стал вести себя более сдержанно.

– В каком плане? То есть сначала скажите, пожалуйста, какая причина была.

– Этого я вам не скажу, – упрямо заявил Андрей. – К делу это совсем не относится. А вести он стал себя более сдержанно и перестал тыкать в нос своим, простите, хреновым, то есть «взрывным», темпераментом. А так он «мачо», – Андрей буквально выплюнул это слово, – и очень, по-моему, этим гордится.

– А почему вы решили, что причина не имеет отношения к делу? – Я отметила, что Лукашов недолюбливает этого самого «мачо» именно за его «мачесть», что вполне понятно для рефлексирующего интеллигента, коим, на мой взгляд, и являлся господин хороший. – Кстати, как же у парня фамилия?

– Борисов, – сказал Андрей. – А к делу это не относится потому, что все это «дела давно минувших дней»…

– А вы тоже любитель Пушкина?

– Что значит «тоже»? – Я вдруг подумала, что Лукашов мог ничего не знать о тетради Старцева. Я глянула на словно замороженную Наташу, которая во все время нашей «темпераментной» беседы смотрела куда-то на пол.

– Ну, я, например, тоже очень люблю Пушкина, – сказала я, чувствуя, что обстановка постепенно накаляется, – вот и говорю… Да и друг ваш тоже…

– Что? А, да, Серега всегда был в душе пиитом. – Андрей встал и спросил: – Наташа, выпьешь чего-нибудь? – Она кивнула. – Вам, – он посмотрел на меня, – предлагать не буду, вы ведь, насколько я понял, на машине.

– В общем-то да, но я бы выпила. Джин-тоник, пожалуйста. – Андрей качнул головой и пошел на кухню. Так, подумала я, Лукашова мы почти довели до нужной кондиции, пора и Наташу перед боем встряхнуть. Я посмотрела на свою жертву. Мне стало ее жаль, захотелось погладить по склоненной голове, утешить, защитить. Но нет! Я сказала себе, что для жалости сейчас не время. Если что, всегда можно попросить прощения, но не сейчас…

– Наташа, – начала я, – вы очень красивая женщина. – Она подняла на меня удивленные глаза. – Вам не кажется, что вашего мужа могли убить из-за любви к вам?
<< 1 2 3 4 5 6 >>